ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
Вход

У меня есть логин и пароль

E-mail или логин

Пароль

Регистрация

Я новый пользователь

 

Восстановление пароля

Я забыл пароль

E-mail или логин


Суздаль. Спасо-Евфимиевский монастырь.


Монастырь. Не действует.  (все монастыри в каталоге →)
Год основания:1352.
Адрес:
Россия, Владимирская область, г.Суздаль, ул. Ленина

Координаты:56.432, 40.44145
Проезд: Спасо-Евфимиев монастырь находится в черте города Суздаля, в северной его части. Из Москвы до Суздаля можно добраться автобусами «Москва — Суздаль» или «Москва — Иваново», они отходят от Щелковского автовокзала. Кроме этого — на любых автобусах до Владимира с пересадкой на Владимирском автовокзале н ... нажмите чтобы увидеть полное описание проезда Спасо-Евфимиев монастырь находится в черте города Суздаля, в северной его части. Из Москвы до Суздаля можно добраться автобусами «Москва — Суздаль» или «Москва — Иваново», они отходят от Щелковского автовокзала. Кроме этого — на любых автобусах до Владимира с пересадкой на Владимирском автовокзале на автобус до Суздаля. На автомобиле следует ехать по автомагистрали М-7 до Владимира. Непосредственно после въезда во Владимир объездная дорога с указателем на Иваново уходит влево; по ней 12 км до указателя на Суздаль, где следует снова повернуть налево. От Владимира до Суздаля 37 км. На поезде из Москвы можно доехать только до Владимира, поезда отправляются с Курского вокзала. Далее до Суздаля — автобусами, которые ходят каждые полчаса от железнодорожного вокзала.




Добавить фотографию
Сортировка:


Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Вид на монастырь с Колокольни Евфросинии Суздальской
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Турбаев Роман
14 июня 2014
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Сергей Чернов
20 октября 2013
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Верещагин
3 июня 2013
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Панорама
HD Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Илья Бесхлебный
8 октября 2011
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
JuNe
11 марта 2006
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область

Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)etienne
22 августа 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область

JuNe
25 июля 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Тюремный корпус
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Турбаев Роман
14 июня 2014
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Турбаев Роман
14 июня 2014
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Турбаев Роман
14 июня 2014
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Flash rockin' man
19 мая 2014
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Flash rockin' man
18 мая 2014
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Flash rockin' man
18 мая 2014
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Flash rockin' man
17 мая 2014
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область

JuNe
9 мая 2006
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Звонница
Павел и Елена Каллиниковы
9 сентября 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
JuNe
25 июля 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
JuNe
25 июля 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Василий Шелёмин
август 2001
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Андрей Агафонов
1 апреля 1983
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Андрей Агафонов
1 апреля 1983
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Одна из икон Проездной башни
Андреева Ирина
8 мая 2012
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Одна из икон Проездной башни
Андреева Ирина
8 мая 2012
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Крепостные башни монастыря
JuNe
25 июля 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Верещагин
3 июня 2013
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Верещагин
3 июня 2013
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Булкин
17 сентября 2012
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Булкин
17 сентября 2012
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Булкин
29 июля 2012
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Булкин
29 июля 2012
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Братский корпус
Андреева Ирина
8 мая 2012
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Двор тюремного корпуса
Андреева Ирина
8 мая 2012
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Илья Бесхлебный
8 октября 2011
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Илья Бесхлебный
8 октября 2011
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
HD Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Илья Бесхлебный
8 октября 2011
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Архимандритский корпус (1628-1660 гг.)
Алексей Александров
16 мая 2010
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область

Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Жукова Анна
10 мая 2008
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Андреева Ирина
29 августа 2007
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
JuNe
25 июля 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Башни монастыря
JuNe
25 июля 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Монастырские стены
JuNe
25 июля 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Алевтина
7 февраля 2005
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Иллюстративный материал к статье "История Одиннадцатой башни". На техническом фото 1987 года запечатлён момент реставрационых работ по выпрямлению падающего прясла стены. Склон реки Каменка в наиболее опасном по расчётам месте отсыпан для предупреждения оползневых процессов и обрушения ограды монастыря.
Щёлоков Олег Олегович
15 июля 1987
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Рис. из журнала "Зодчий"
Андрей Агафонов
1 января 1902
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Рис. из журнала "Всемирная Иллюстрация".
Андрей Агафонов
1 января 1875
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
фото с сайта http://www.knigafund.ru/books/54934/read#page17
Андрей Агафонов
??
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Фото из журнала "Русский паломник"
Андрей Агафонов
??
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Фото с сайта pastvu.ru Фото 1880-1890-х годов.
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Жукова Анна
??
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Михаил Петрович Настюков. «Альбома фотографических видов памятников древнерусского искусства» 1874 года издания, Центральная научная библиотека Эрмитажа.
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Жукова Анна
??
Спасо-Евфимиевский монастырь - Суздаль - Суздальский район - Владимирская область
Фото с сайта pastvu.ru Фото 1910-1913 гг.Мавзолей Пожарского.
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Жукова Анна
??




Добавить статью/комментарий
Статью добавил(а): Щёлоков Олег Олегович,  21 января 2006

История Одиннадцатой башни.

Возведение каменной монастырской ограды Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале закончено в 1664 году. Таким образом, деревянный тын, которым был окружен монастырь, был заменён на кирпичные стены с двенадцатью башнями. В 1733 году одна из башен упоминается как наугольная, 12-тигранная.

Согласно проекта реставрации 1975 года, эта угловая юго-западная башня стен монастыря, стоящая на высоком обрыве реки Каменки, получила номер одиннадцать. Все туристы прекрасно её знают, так как рядом с ней находится смотровая площадка с прекрасным видом как на Спасо-Евфимиев монастырь, а внизу простирается замечательная панорама Покровского монастыря и поймы Каменки.

В середине XVIII века отмечается её ветхость, башня падает в сторону внутренней территории. В 1763 году строится вновь. В 1818 году упоминается о наугольной башне и трещинах в некоторых её местах. В 1860 году тесовая деревянная кровля заменена на железную.

К концу 1980х годов состояние всех стен и башен, выходящих на Каменку, уже не могло не вызывать опасений, многие из них получили наклон, башни стояли с трещинами. Культурный слой на территории монастыря к тому времени превышал местами наружную отметку дневной поверхности на полтора - два метра и значительно подпирал стены, ухудшая их равновесие. Тем не менее к тому времени суздальскими реставраторами уже был накоплен значительный опыт выпрямления наклонившихся крепостных стен. Но работы эти очень дорогостоящие и технически сложные.

Одновременно с заявкой Владимиро-Суздальского музея – заповедника устроить в одной из башен Музей Былины и сделать пешеходным для туристов верх стен появился реальный повод заняться вплотную стенами, определиться с их дальнейшей судьбой. Как же наиболее целесообразно их реставрировать?

Таким образом, перед проектировщиками и реставраторами была поставлена вполне конкретные вопросы, а сама часть проектной документации получила название Реставрации и приспособления башни №11 под Музей былины.

Следует отметить, по Спасо-Евфимиеву монастырю в Суздале наработан масштабный проектный и исследовательский материал. Помимо научно искусствоведческих и архитектурных материалов имеются и инженерно-геологические изыскания площадки и археологические исследования многих экспедиций. А в середине 1980-х стали вполне доступными и первые персональные электронные вычислительные машины. Таким образом сложилась удачная ситуация с хорошей возможностью современными средствами на основе ранее наработанного материала найти оптимальный результат.

Перед компьютером были поставлены следующие инженерные задачи:
- устойчив ли склон реки Каменки сегодня?
- устойчивы ли стены и башни монастыря, выходящие к реке?
- когда упадут стены и башни, если ничего не делать, и оставить всё как есть?
- спрогнозировать эффект от четырёх вариантов действий:
а) отсыпать склон;
б) выпрямить стены и башни;
в) понизить культурный слой изнутри территории;
г) вычинить кладку, заделать трещины, сделать кладку вновь максимально монолитной, усилить её скрытыми бетонными поясами.

Для решений и ответов была разработана индивидуальная компьютерная программа. В память были заложены механические характеристики грунтов, рельеф, собраны нагрузки от веса кладки и фундаментов. Далее ЭВМ точно, в числах полностью озвучила всю ситуацию.

Для начала была просчитана устойчивость башен ещё при строительстве в 1673 году, а так же какую роль сыграли уложенные в массив стен древними зодчими связующие пояса из брёвен. В наше время от них остались только пустоты круглого сечения. Затем просчитаны осадки в грунт тяжелых кирпичных массивов, учтён создавшийся наклон башни к 1985 году. Отклонение её вершины от основания составляло 34 сантиметра, или 1,9 градуса. И, наконец, была просчитана опасная ширина кромки между башней 11 и откосом. Это стало четким ориентиром для прогноза падения во времени, поскольку в распоряжении имелись документы старых топо-геосъемок и современных отсчётов, была высчитана скорость размывания откоса реки.

Инженерный прогноз 1987 года был следующим. Склон имеет тенденцию к оползневым процессам, и если бы оставить ситуацию на самотёк, не трогая, как есть, к 1997 году ожидалось обрушение башни 11. Она бы развалилась пополам, одна часть упала бы сразу самостоятельно вниз к реке, а к 2017 году сползла бы вниз оставшаяся часть башни вместе с примыкающими стенами и частью грунтовых откосов. Вместе с тем расчётом была доказана нецелесообразность выпрямления башни 11, но обязательность её укрепления внутренними связями и перекладки трещин. Ещё один вывод, - в результате общего наклона стен пострадали бы как сами стены, так и двенадцатая, Водяная башня, через которую ездили из монастыря за водой кратчайшим путём к реке. По данным расчета на ЭВМ стены к 1987 году уже находились в критическом положении без запаса устойчивости.

В конце 1980х-начале 1990х реставраторами были выполнены все необходимые противоаварийные работы. Одиннадцатая, самая проблемная башня была укреплена скрытыми железобетонными связями, трещины переложены, откос отсыпан, аварийные прясла стен (участки между башнями) по всей линии ограды монастыря, выходящей к реке Каменке, были усилены и выпрямлены. Сегодня монастырь радует глаз горожан и туристов красивыми очертаниями и ухоженным видом.

(Использованы материалы пояснительной записки Щелоков О.О. «Инженерное обследование башни №11», Владимир, 1987)


Статью добавил(а): JuNe,  2 мая 2006

Спасский монастырь был основан суздальско-нижегородскими князьями еще в середине XIV века. Он занял очень выгодное место на высоком левом берегу Каменки и был северным форпостом города. Житие первого игумена монастыря Евфимия рассказывает, что якобы уже в это время им был построен каменный храм. Видимо, это не более как домысел автора Жития — инока Григория, который писал свое сочинение в XVI веке, когда в Спасском монастыре были уже новые каменные церкви. Уже в XV столетии монастырь обладал многочисленными землями, селами и деревнями в разных местах Средней Руси, пожалованными княжеско-боярской знатью. Важным источником обогащения монастыря стали «открытые» в 1507 году мощи его основателя Евфимия, признанного вскоре святым. Поэтому уже в первой половине XVI века монахи смогли развернуть обширное каменное строительство. В начале XVII века монастырь стал оплотом захвативших Суздаль польско-литовских войск, окруживших его тыновой оградой. Взамен ее в 1660 году были сооружены новые тыновые укрепления с девятью башнями, замененные в 70—80-х годах существующей каменной крепостью с двадцатью башнями и общим протяжением стен около 1200 м. Сооружение этого грандиозного «кремля» было по средствам монастырю: в это время он владел 10300 крепостных. Стоящие на высоком краю левого берега Каменки розово-красные стены и башни Спасо-Евфимиевской крепости видны издалека. На ее юго-западном углу возвышается мощный двенадцатигранный столп угловой «водяной» башни, а над стеной поднимают свои верхи монастырские храмы. Поистине эпической силой веет от этой величавой панорамы, в которой пейзаж и земной рельеф слиты в единое целое с творением безымянного суздальского горододельца XVII столетия. При всем воинственном облике и внушительной силе стен и башен, в них нет ничего грозного и устрашающего, но есть нечто глубоко поэтичное и прекрасное, чем так богато русское искусство XVII века. Строитель этого монастырского «города» соединял в своем труде опыт военного инженера и архитектора-художника и по силе своего таланта не уступал прославленному горододельцу конца XVI века Федору Коню. Уже при общем взгляде на монастырскую крепость мы ясно ощущаем ее боевой замысел. О нем говорят многочисленные бойницы, машикули навесного боя. Самый характер стен и башен меняется в зависимости от рельефа местности. На крутых склонах речной долины, представляющих трудности для штурма, стены сделаны ниже, а башни приземистее; напротив, с южной, «приступной» стороны ровного плато стены и башни значительно выше. Но в то же время увеличение размеров стен и башен, обращенных к городу, связано и с чисто архитектурным замыслом. Южная стена крепости включалась в главный «фасад» монастырского ансамбля, и на ее разработку зодчий затратил много таланта и художественной изобретательности. Он сосредоточил их прежде всего на большой проездной башне. Величие и значение ее огромного четырехгранного объема высотой около 22 м подчеркнуто низкими сводчатыми пролетами въезда, как бы опертыми на короткие «тумбы» и сдавленными тяжестью башенного массива. Проездная башня является основной осью и главным зданием ансамбля. Она несколько повернута в сторону дороги и смыкается со стенами под косыми углами. Нижний ярус до верха смежных стен очень прост и суров: два киота для икон и круглые бойнички составляют все убранство мощных стенных плоскостей с рустованными углами. Верхний же ярус, по контрасту с простым низом, поражает исключительным богатством декоративной обработки. За поясом продолговатых ширинок следует ряд бойниц, оформленных узорчатыми килевидными наличниками; над ним — широкий карниз с ширинками для изразцов; выше — бойницы навесного боя (машикули) и венчающий башню аркатурно-колончатый пояс с частым ритмом колонок и остриями кокошников, украшающий щели верхнего боя. Богатство убранства башни оттеняется контрастом красного фона, на котором особенно четко рисуются белые детали. Проездная башня с ее шатровым верхом стоит почти в центре южного фасада,. Угловые граненые башни подчеркивают ее главенство: они убраны несравненно проще. На их гранях выделяются круглые розетки бойниц, и только бойницы верхнего боя обрамлены килевидными наличниками, образующими как бы венчающую столп корону. Впечатление стройности и высоты граненых башен усиливается благодаря еле заметному глазом утоньшению, создающему иллюзию их большей, чем на самом деле, высоты. Башни восточного фасада, смотревшие на проходившую вдоль него дорогу, богаче башен западной стороны: их углы оформлены широкими лопатками, сужающими их красные грани и повышающими впечатление стройности столпа. Напротив, башни восточной стороны крепости, обращенной к городским окрестностям, наиболее просты; широкие щели из зубцов обнажены и лишены декоративной обработки. В этом сказывается подчеркнутая демонстративность монастырского ансамбля, художественное воздействие которого обращено прежде всего в сторону города. Разнообразие формы и обработки башен — прямоугольных, круглых и многогранных — придает ансамблю монастыря особую живописность и силу. Видный с далеких точек и господствующий над городом, он казался теперь его «кремлем», затмив архитектурное значение древнего кремлевского центра. Крепости не пришлось сыграть боевой роли. Она строилась, когда внешний враг уже не грозил глубинам России, но нарастала борьба горожан и крестьянства, не раз потрясавшая в XVII столетии устои феодального государства и церкви. Обострялись и противоречия внутри господствующих верхов: патриарх Никон, вызвавший своими новшествами широкое движение раскола, выдвигал тезис о приоритете духовной власти над светской. Строительство самого Никона, и особенно его единомышленника ростовского митрополита Ионы Сысоевича, было проникнуто стремлением уподобить свои монастыри и резиденции кремлям Москвы и других городов, облечься величавыми архитектурными формами светских резиденций и крепостей. Возможно, что и грандиозный замысел крепости Спасо-Евфимиева монастыря, строившейся одновременно с ростовским кремлем митрополита Ионы, отражал те же идейно-политические устремления князей церкви. Пройдя под сумрачным сводом ворот главной башни, мы оказываемся перед новыми воротами, помещенными в нижнем ярусе Благовещенской церкви, продолговатый корпус которой еще закрывает главные здания монастыря. Видимо, здесь был огражденный с двух сторон внутренними стенами дворик, замкнутый южным фасадом Святых ворот. Отсюда направо и налево хорошо видна внутренняя конструкция боевых стен с их высокими аркадами, несшими боевой ход, прикрытый бруствером, или, как говорили в Древней Руси, — «заборолами» с их узкими бойницами. Точная дата Благовещенской церкви неизвестна; она упоминается как каменная уже в описи 1628—1629 годов, а некоторые ее детали сходны со столпом монастырской звонницы начала XVI столетия, которую мы увидим позднее. Надвратный храм состоит из центрального четверика, паперти с запада и продолговатых апсид алтаря с востока. Верх церкви изменен в позднейшее время: первоначально над его килевидными закомарами поднимались два шатра, хорошо связывавшие здание с шатровыми покрытиями крепостных башен. Убранство фасадов церкви богато и разнообразно. Под широким карнизом с пояском балясин симметрично размещены два окна с фигурными наличниками и килевидным киотом для иконы между ними. Особенно эффектно обработаны стены паперти. На ее торцовых частях помещены большие окна с наличниками в виде перспективных порталов, видимо, подражающих порталам суздальского Рождественского собора XIII века. На западный фасад паперти выходят также три широких окна. Каждое из них охвачено килевидным профилированным наличником, а перекрытие проема сделано в виде двух арочек с висягой между ними. Этот мотив также, возможно, воспроизводит форму двойных или тройных окон владимиро-суздальской архитектуры XII столетия. За аркой ворот (вторая заложена) расположены древнейшие здания монастыря. В центре — Преображенский собор, справа — большая, похожая на отрезок стены звонница, слева выходит восточный фасад трапезной Успенской церкви. Эти здания очерчивают как бы второй, внутренний и главный двор монастыря. За его чертой размещались кельи, многие из которых уже в начале XVII века были каменными, а за ними шли обширные хозяйственные участки монастырской территории. Архитектурная история главных зданий монастыря не во всем ясна, мы не знаем и их точных дат, которые устанавливаются лишь относительно. Трудно с полной точностью определить и их древние и позднейшие части, потому что, как увидим, строители новых частей использовали мотивы старых построек, стремясь объединить их с новыми. Таким сложным памятником является здание звонницы, принадлежащее двум строительным периодам. Древнейшей частью является девятигранный столп первоначальной колокольни, точнее, столпообразного храма «под звоном», какой мы видели уже в Покровском монастыре. Видимо, оба здания относятся и к одному времени — первым десятилетиям XVI века. Над цокольным восьмигранным ярусом помещалась крошечная церковка Рождества Иоанна Предтечи. Возможно, что посвящение храма «под звоном» было связано с рождением Ивана IV (1530), а постройка осуществлена на средства великокняжеской казны. Фасады церкви-колокольни испорчены позднейшими починками и пробивкой новых проемов, но, видимо, их убор раньше, как и теперь, был прост. Грани нижнего яруса оживлены как бы резными вставками, островерхими кокошниками; особенно интересен мотив сплетенных кокошников на северо-восточной грани цокольного яруса. Щелевидные узкие амбразуры окон второго яруса, в котором помещалась церковь, чередовались с широкими наличниками в форме порталов, вроде тех, какие мы видели на надвратной Благовещенской церкви. Третий, возможно перестроенный, ярус был занят звоном с широкими уплощенными арками, над которыми поднимался шатровый верх. Как эта, так и Покровская столпообразные церкви «под звоном» представляют выдающийся научный интерес как памятники, предшествующие сооружению крупнейшего шатрового храма знаменитой церкви Вознесения в селе Коломенском под Москвой. В XVI—XVII веках к столпу была пристроена звонница в виде высокой полой стены с трехпролетной аркадой звона на коротких граненых столбах. Первый, ближайший к столпу пролет пристроен в 1599 году, второй и третий — в 1691 году. Тип подобного сооружения восходит к архитектуре древнего Пскова, а позднее, в XVI— XVII столетиях, он был развит московскими и ростовскими зодчими. Обработка фасадов звонницы характеризуется той же свободой и нерегулярностью, какие мы отмечали, осматривая надвратную церковь Покровского монастыря: лопатки, равно как и горизонтальные пояса ширинок, кокошников, балясин и поребрика, расположены как бы случайно. На стыке столпа и аркады стоит палатка-часозвоня с шатром. Любопытно, что ее детали похожи на детали часозвони Покровского монастыря — такой же круг с отростком, видимо, предназначавшийся для часов, такая же круглая розетка рядом. Может быть, зодчие часовой башенки присматривались к более древней, аналогичной постройке в Покровском монастыре и повторили ее детали. Шатру часозвони вторили два других шатра, стоявшие над ярусом звона. Это шатровое завершение звонницы отвечало шатрам надвратной церкви, создавая характерную перекличку архитектурных форм, связывавшую отдельные здания монастыря в единое художественное целое. Это единство поддерживало стоящее почти напротив звонницы здание Успенской трапезной церкви, построенной около 1525 года. Храм выходит на площадь соборного двора своими гранеными алтарными апсидами, обработанными килевидными нишами и кокошниками. Они размещены поясами, в систему которых включен и ряд узких арочных окон. Возвышающийся над средней апсидой четверик храма завершается ярусами кокошников, окружающих основание короткого восьмерика, несущего шатровый верх. Над боковыми апсидами первоначально возвышались два симметрично поставленных меньших шатра, вероятно, со сходными живописными ярусами кокошников в основании восьмериков. Видимо, эта композиция и дала тон последующим постройкам с их шатровыми завершениями — звоннице и надвратной церкви. Справа и слева к восточному фасаду Успенской церкви примыкают позднейшие монастырские здания, скрывающие главную часть храма. Основной корпус трапезной — когда-то украшенная фресками, теперь сильно измененная переделками XIX века палата с ее подклетным хозяйственным этажом — выходит в глубину монастырского двора и не виден с его центральной площади. Особенно хорош его западный фасад с дробным карнизом из балясинок и зубчиков, контрастирующим с суровой гладью стены с симметрично расположенными простыми арочными амбразурами окон без каких-либо декоративных обрамлений. Ранние памятники шатровой архитектуры Спасо-Евфимиева и Покровского монастырей при их последующем изучении займут важное место в начальной истории этого наиболее сильного и своеобразного течения древнерусского зодчества XVI столетия. Меж описанных зданий звонницы и трапезной, составляющих как бы боковые кулисы, очень торжественно рисуется мощный пятиглавый массив Преображенского собора XVI века, опоясанный суховатым аркатурно-колончатым фризом и украшенный в XVII столетии наружной росписью. Видимо, роспись главных южного и западного фасадов входила и в первоначальный замысел здания, так как вместо обычных щелевидных окон во втором ярусе над поясом были сделаны широкие светлые оконные проемы, связанные с аркатурой пояса. Большую живописность придает зданию примыкающий к его юго-восточному углу придельный храмик. Он, видимо, был сооружен раньше собора — в 1507—1511 годах. Таким образом, первый каменный храм монастыря был всего лишь памятной маленькой бесстолпной церковкой над могилой Евфимия; к ее четверику с запада, возможно, примыкала небольшая паперть. В середине или в конце XVI века к этой церковке был пристроен большой собор, а придел был переименован в Евфимиевский. Совершенно такой же случай известен в эти годы в Никитском монастыре в Переславле-Залесском, где подобный маленький храм, построенный Василием III над могилой местного «святого» Никиты, стал приделом грандиозного собора, сооруженного в 1564 году. Бесстолпные храмики этого типа, появляющиеся на посадах Москвы в конце XV и начале XVI века, характеризуются известным демократизмом и интимной простотой. Тождество фасадной обработки придела и собора, видимо, объясняется тем, что фасады старой надгробной церковки были переработаны строителями собора. Если в рассмотренных памятниках — звоннице и трапезной — много новизны и живой творческой мысли, которыми так богато искусство XVI и XVII столетий, то собор стоит целиком в русле старозаветных традиций, которые характерны для строительства XVI века в крупных монастырях и городских кремлях. Однако от древности здесь остались лишь формы, «иконография»; и те же традиционные лопатки — очень худосочные по отношению к масштабам здания, перспективные порталы с украшенными рельефным орнаментом капителями, переутонченный колончатый пояс, «освященное пятиглавие» — все эти детали не создают уже той силы и цельности образа, которые так покоряют в памятниках XII—XIII веков. В этом смысле хорошо сравнить пристроенный к собору в XVII столетии западный притвор с его живой и непосредственной игрой свободно примененных сочных деталей и богатой светотеневой пластикой стены. Южный притвор сильно искажен при включении его в новую паперть, окружившую собор с трех сторон и завершенную новым северным приделом (1866). Столь же архаичен интерьер собора с его четырьмя широко расставленными мощными столбами и глубокими алтарными апсидами. Хорошо освещенное пространство храма производит сильное впечатление своей широтой и холодной представительностью. Долгое время после постройки собор оставался нерасписанным. Судя по монастырским описям, его интерьер выглядел очень своеобразно: на белых стенах были развешаны многочисленные иконы в сверкавших золотом, серебром и эмалью драгоценных окладах и шитые шелками пелены — вклады знатных богомольцев. Роспись, сделанная в 1689 году, но, к сожалению, не расчищенная из-под «поновлений» 1865 и 1877 годов и крайне загрязненная, представляет и в этом своем виде немалый интерес: ремесленники XIX века не выдумывали нового, но писали по сохранившимся старым фрескам. Храм расписывала артель живописцев под началом крупных мастеров Гурия Никитина и Силы Савина. Первое, что бросается в глаза, — это сочетание в одном живописном ансамбле двух художественных принципов. Часть росписи характеризуется подчеркнутым монументализмом и тягой к грандиозности. Другой свойственно обратное: стремление к иконописной мелочности, многосложности и дробности композиции. Мастера словно не могут согласовать живопись с масштабом архитектурных плоскостей, с величиной сравнительно небольшого и невысокого пространства. Под изображением Саваофа в куполе они помещают в простенках окон огромные, чрезвычайно вытянутые фигуры архангелов. Эта черта особенно сильно сказывается в непомерно высоких фигурах других архангелов на арке алтаря и апостолов на подпружных арках. Также очень крупны изображения двунадесятых праздников на сводах. Но в целом роспись производит очень сильное впечатление. Так, очень красива и величественна большая фреска в верхней части алтарной апсиды, посвященная прославлению богородицы — «О тебе радуется всякая тварь», с многолюдной толпой святых по сторонам трона, на котором восседает богоматерь с Христом на руках. Роспись стен храма и столбов идет четырьмя сравнительно узкими поясами. В нижнем представлены деяния апостолов, в трех верхних — евангельская «биография» Христа, рассказанная художниками с исключительной подробностью и обстоятельностью. Многолюдные сцены тесно соприкасаются и почти срастаются друг с другом, их действие развертывается на фоне разнообразных пейзажей, в обстановке богатых узорчатых палат или на фоне причудливого архитектурного ландшафта; в них проявляются и живые наблюдения художника. Как бы прибегая на помощь зрителю, который легко может не опознать содержания того или иного сюжета, художники снабжают их пространными надписями. Роспись стен производит впечатление узорчатого цветистого ковра, который легко «загибается» на косяки окон. В крупных фигурах алтарной части, например в изображениях архидиаконов в жертвеннике или «отцов церкви» в средней апсиде, проявляется орнаментальное мастерство живописцев, изобретающих разнообразные по рисунку и расцветке ткани одежд. Видимо, первоначальная роспись отличалась красочным богатством и нарядностью, которые сейчас утрированы или искажены иконописцами XIX века. Любопытно, что в нижних ярусах росписи столбов, на гранях, обращенных к алтарю, помещены изображения основателей царской династии Романовых — царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, представленных в нимбах как святые. Здесь они выступают в обществе библейских царей Давида и Соломона, «равноапостольных» Константина и Елены, русских «святых князей» Владимира, Бориса и Глеба, в их число попадает и «владимирский самовластец» — великий князь Всеволод III. Эта черта содержания росписи восходит к традициям фресок московских соборов, например росписи 1508 года Благовещенского собора. XVII век ознаменовался бурными восстаниями крестьянства и горожан; церковь пыталась укрепить авторитет царской власти, сообщая ее носителям священный, «божественный» характер. По сравнению с холодным и представительным пространством собора интерьер Евфимиевского придела пленяет своей камерностью и уютностью. Он перекрыт цилиндрическим сводом, в центре которого врезано кольцо барабана главки с четырьмя щелевидными оконцами. Роспись придела, сделанная, видимо, одновременно с росписью собора в 1689 году, также поновлена в XIX веке. В апсиде — изображения апостолов в медальонах, на арке — здесь особенно выделяющиеся своей огромностью фигуры архангелов. Роспись остальных стен посвящена в основном сюжетам жития Евфимия. Среди них представляет особый интерес помещенная на северной стене сцена монастырского строительства, которым руководит Евфимий с чертежом в руках. Это, конечно, отображение практики конца XVII столетия, когда чертеж стал входить в обиход строителей. Та же пора «русского барокко» сказалась и в архитектурных элементах росписи, проникнутых орнаментально переработанными мотивами столичной архитектуры этого времени. Вспомним, что они почти не отразились в архитектуре Суздаля XVII—XVIII веков: живописцы же были явно знакомы с новыми архитектурными мотивами как по реальным русским постройкам, так и по западным гравюрам, — это были, конечно, не суздальцы. К востоку от собора, против его алтаря, в 1642 году был погребен выдающийся полководец и борец с польско-литовскими захватчиками князь Димитрий Михайлович Пожарский. По книге Н.Н. Воронина «Владимир, Боголюбово, Суздаль, Юрьев-Польской Книга-спутник по древним городам Владимирской земли»

Статью добавил(а): Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Александр Богданов,  15 марта 2007

Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, 1 класса, в городе Суздаль, на берегу реки Каменки, в 35 верстах от города Владимира. Основан в 1352 году, по повелению Суздальского и Нижегородского князя Бориса Константиновича, пр. Евфимием Суздальским (см. 1 апреля), которому поручено было устройство монастыря. В 1445 году монастырь был разорен татарами; в 1501 году пострадал от пожара; но затем, по милости царей Василия Ивановича и Иоанна Грозного, пришел в цветущее состояние. В Спасо-Преображенском соборе, построенном в 1511 году, почивают мощи пр. Евфимия, в серебряной раке, сооруженной в 1823 году. Здесь же находится весьма чтимая древняя Корсунская икона Божией Матери. В монастыре погребен знаменитый освободитель России князь Дмитрий Михайлович Пожарский с прочими лицами своей фамилии; над могилой его памятник из белого мрамора. В ризнице между множеством богатых вещей, жертвованных князьями Пожарскими, хранятся: Евангелие с собственноручною надписью князя Д.М. Пожарского и шитая супругою его плащаница, митра пр. Евфимия, его же медный крест и рукописное Евангелие. В 9-е воскресение после Пасхи бывает крестный ход вокруг монастыря. В монастыре сохранилось арестантское отделение, устроенное для заключения лиц за преступления против веры. При монастыре находится школа имени князя Д.М. Пожарского.

Из книги С.В. Булгакова «Русские монастыри в 1913 году».

Статью добавил(а): Анонимный участник,  16 апреля 2009

Край Владимирский, град Суздаль- место последнего покоя героя 1612 года, освободителя Москвы Д.М. Пожарского. Он был похоронен в Спасо-Евфимиевом монастыре – родовой усыпальнице князей Пожарских.
Часовня из каррарского мрамора над могилой кн. Д. Пожарского в Суздале. Арх. А. М. Горностаев.1860 год. Разр. в 1933 г.
В Суздале исстари хоронили представителей рода Пожарских. “...князь Дмитрий же Михайлович ... пошел в Суздаль помолитца. ... и у родительских гробов проститца» . Выступив с ополчением, Д. Пожарский «сворачивал с дороги, ездил в Суздаль кланяться гробам своих отцов». Князья Пожарские «всегда являлись заметными вкладчиками Суздальского Спасо-Евфимьевского монастыря. Надо отметить, что ни в один из русских монастырей не сделано князьями Пожарскими столь богатых и многочисленных вкладов»…
Пожарский «…сам с малою дружиною удалился в Суздаль, в монастырь Спасо-Евфимиев, поклониться гробам родителей. Рать успела сделать один переход и остановиться в Ростове, куда прибыл и Пожарский. Поклонение родителям в таких важных случаях было коренным и крепким русским обычаем во все времена нашей истории. Отчее благословение утверждало дома чад. Благословиться у покойных родителей, поклонившись их гробам, и ходил Пожарский в свой любезный монастырь.
Вот для чего он сворачивал с дороги на один переход»- комментирует происходившие в 1612 г. события историк И. Е. Забелин.
Прадед Д. Пожарского по материнской линии – «Иоанн Берсень- был духовным сыном преподобного Максима Грека, владел обширной библиотекой», которая перешла в дом Пожарских. От матери Дмитрий Михайлович впитывал великую византийскую культуру. (выделено авт.) Он был весьма образован, имел хорошую библиотеку, собирая в ней духовную литературу».
Дмитрий Михайлович «скончался 20 апреля 1642 г. Погребли его в родовой усыпальнице Пожарских в суздальском Спасо-Евфимиемом монастыре». «Менее всего оспаривается факт о месте упокоения боярина князя Дмитрия Пожарского в Суздальском Спасо-Евфимьевском монастыре- в родовой часовне-усыпальнице князей Пожарских. Вместе с ним в часовне нашли покой ещё более сорока человек из рода Пожарских». Из метрической книги монастыря за 1660 год «можно узнать, что в монастыре была сооружена часовня-«палатка родителей», построенная общими усилиями двоюродных братьев – князей Петра Никитича Хованского и Иоанна Дмитриевича Пожарского(сына полководца)(…) Однако столетием позже архимандрит монастыря Ефрем распорядился разрушить часовню, а камень употребить на нужды обители, что и было сделано в 1765-1766 гг».
«К концу ХVII в. (…)усыпальница оказалась заброшенной - некому было заботиться о могилах предков. И в 1765 - 1766 гг. по приказу архимандрита Ефрема усыпальницу «за ветхостью» сломали, а надгробные плиты сняли и употребили на церковные строения. Фундаменты «палатки» были видны еще в начале ХIХ в. Несколько надгробий из разоренной усыпальницы было обнаружено на территории монастыря во второй половине ХIХ в. Еще шесть плит нашли при реставрации западной монастырской стены в 1988 - 1989 гг. Сейчас они экспонируются в музее».
К началу 19 в. «среди монахов Суздальской Спасо-Евфимьевской обители сохранились лишь предания о месте захоронения полководца на территории монастыря. Предания засвидетельствовали владимирский губернатор князь И. М. Долгоруков и исследователь А. Ф. Малиновский»… «Уже несколько десятилетий стоял на Красной площади в Москве великолепный памятник Мартоса вождям ополчения, а место захоронения одного из них было затеряно. Никто из «благодарного» потомства не «ведал, где погребён Дмитрий Михайлович Пожарский ».
В Интернет – журнале московского Сретенского монастыря есть публикация «Помнить о спасителях Отечества». «В преддверии Дня народного единства, который будет отмечаться в этом году в третий раз (в 2007 г.- прим. авт.), региональная общественная организация «Русское афонское общество» обратилось к гражданам и организациям России с призывом начать сбор пожертвований на восстановление в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре часовни-усыпальницы великого сына России – князя Дмитрия Михайловича Пожарского. (выделено авт.)
Из описи Спасо-Евфимиева монастыря 1660 года следует, что там находилась общая усыпальница князей Пожарских и Хованских. Она была двухъярусной: внизу находились захоронения, а вверху – монастырская ризница. Это было какое-то значительное архитектурное сооружение, описаний внешнего вида которого не сохранилось. (Сестра Д. Пожарского Дарья Михайловна(р. 1573 г.) вышла замуж за Н. А. Хованского «(инок Никифор), ум. 1606 г., погребён рядом с Дмитрием Михайловичем Пожарским». прим. авт.)
К концу XVII века род князей Пожарских по мужской линии иссяк. Усыпальница оказалась заброшенной: некому было заботиться о могилах предков. И в 1765–1766 годах по приказу архимандрита Ефрема усыпальницу «за ветхостью» сломали, а надгробные плиты сняли и употребили на церковные строения. Фундаменты «палатки» были видны еще в начале XIX века. (Несколько надгробий из разоренной усыпальницы Пожарских было обнаружено на территории монастыря во второй половине ХIХ века. Еще шесть плит нашли при реставрации западной монастырской стены в 1988–1989 годах.)В 1850-х годах, будучи в Суздале, великие князья Николай и Михаил Николаевичи Романовы изъявили желание посетить могилу князя Пожарского. Они были неприятно поражены забвением места погребения полководца-освободителя. На монастырском дворе им показали место, где, по преданиям, прежде стояла усыпальница Пожарских. Теперь это место ничем не отличалось от остальной территории монастырского двора. Великие князья сделали пожертвования на сооружение памятника.
Чтобы вновь обрести могилу Пожарского, летом 1851 года археолог граф Уваров по поручению министра внутренних дел проводит раскопки на территории Спасо-Евфимиева монастыря к востоку от апсид Спасо-Преображенского собора. Там он обнаруживает «бутовые стены какой-то усыпальницы», в которой в три ряда стояли кирпичные склепы и каменные гробницы. На двух гробницах были надписи, из которых следовало, что они принадлежат Никите Андреевичу Хованскому и Федору Дмитриевичу Пожарскому. В усыпальнице на почетном месте, прямо напротив алтаря, находились три гробницы: Федора Дмитриевича (№ 1), первой супруги полководца и матери Федора Дмитриевича (№ 6) и предположительно самого Дмитрия Михайловича (№ 3). Белокаменная гробница № 3 отличалась от других. Только она находилась внутри кирпичного «чехла», а сверху над ней возвышался сильно поврежденный свод. Над верхней плитой была разостлана береста, что свидетельствует об особой заботе. С разрешения императора и Святейшего Синода была создана специальная комиссия для дальнейшего исследования предполагаемой гробницы князя Пожарского.
23 февраля 1852 года члены комиссии провели тщательный осмотр усыпальницы и гробницы. Исследования показали, что тело усопшего покрыто шелковым узорчатым саваном. На груди сохранились куски шелковой одежды с золотыми ворворками и узором. В средней части тела был заметен шелковый вышитый пояс, на левом бедре – шитая золотом кайма кафтана и левый кафтанный разрез, шитый золотым шнурком. Комиссия решила, что данные находки являются остатками богатого боярского одеяния, которое не могло принадлежать никому другому, кроме полководца. Члены комиссии полагали, что «нет никакого повода, тем менее права, сомневаться, чтобы гробница под № 3 не заключала в себе праха князя Дмитрия Михайловича Пожарского».
24 февраля 1852 года отслужили торжественную литургию и панихиду. После этого открытые гробницы были приведены в прежний порядок. Место раскопанной усыпальницы снова засыпано землей и обнесено оградой. А над могилой был поставлен скромный столбик с надписью: «Здесь лежит князь Дмитрий Михайлович Пожарский».
[ Тогда, по воспоминаниям современников, были устроены торжества по случаю обретения могилы героя: « 24 февраля 1852 г. отслужили торжественную литургию и панихиду. Этот день надолго запомнился жителям Суздаля. С раннего утра, услышав о необычном событии, в монастырь поспешили стар и млад. Начался благовест. Все местные начальники в полных парадных формах собрались в церкви. Епископ Владимирский и Суздальский Иустин обратился к присутствовавшим: «Граждане Суздаля! Для вас особенно должно быть радостно открытие места погребения приснопамятного князя Пожарского. Его имя принадлежит всей России, но гроб его составляет ваше исключительное достояние. Храните же его с благоговением». На голове епископа Иустина была митра – вклад вдовы полководца в монастырь по душе усопшего супруга. Зажглись погребальные свечи, воздымились кадила, раздались священные гласы и послышалось в беспрерывных славословиях любезное всякому русскому имя боярина князя Пожарского». Тогда настоятель Спасо-Евфимиева монастыря архимандрит Иоаким служил в ризе, сшитой из вкладной шубы князя Пожарского, которой при погребении было покрыто тело умершего. Кроме того, в церкви находились и другие многочисленные богатые вклады полководца и его семьи в монастырь: иконы в драгоценных окладах, сосуды, церковные книги, пелены и паникадило. После этого открытые гробницы были приведены в прежний порядок, место раскопанной усыпальницы снова засыпано землёй и обнесено оградой. А над могилой национального героя был поставлен скромный столбик с надписью: «Здесь лежит князь Дмитрий Михайлович Пожарский». Всё было выполнено по предписанию Святейшего Синода – «с подобающим приличием и негласностью». «С подобающим приличием» гробница Пожарского предана земле». «Владимирские ведомости» № 158, 15 июля 2008 г. С.1]
19 мая 1852 года государь император Николай I (он внес свой вклад как частное лицо) объявил по всей империи добровольную подписку по сбору средств для сооружения на этом месте памятника – дабы он «был достойным на месте погребения великого человека».
Только во Владимирской губернии менее чем за полгода, уже к лету 1852 года, собрали 409 рублей 80 копеек. Самыми активными были жители Суздаля – 241 руб. 50 коп. Всего за шесть лет была собрана значительная сумма – 75 тысяч рублей, достаточная для возведения памятника.
14 ноября 1858 года император приказал: 1. Над прахом князя Пожарского в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре возвести на фундаменте прежней палаты каменную усыпальницу в стиле старинной архитектуры. Внутри усыпальницы, на месте могилы, поставить простое каменное надгробие, покрытое пеленою с нашивным крестом. На восточной стороне поставить аналогий для совершения панихид. Также там поместить иконы, пожертвованные князем Пожарским и данные вкладом по душе его. Поставить в шкафах за стеклами ризы, сделанные из надгробной его шубы, другую утварь и книги, по душе его данные. На прочих стенах усыпальницы изложить краткое сказание о заслугах князя Пожарского. 2. Открыть через Академию художеств конкурс для составления технического проекта этого памятника. В конкурсе победил проект профессора Академии художеств Алексея Максимовича Горностаева (1808–1862). Он предложил построить великолепный мавзолей-часовню (выделено авт.) из белого каррарского мрамора, украшенный искусной резьбой, бронзовыми рельефами, мозаичной иконой Спасителя и надписью на фронтоне: «Боярину князю Дмитрию Михайловичу – благодарное потомство».
Возведение мавзолея растянулось почти па четверть века. Закладной камень был заложен настоятелем монастыря архимандритом Иларионом в июле 1863 года. В 1865 году, уже после смерти Горностаева, император Александр II внес изменения в проект: «Вместо деревянного киота сделать таковой из мрамора, а икону Божией Матери вместо живописной сделать из мозаики».
Из двух мозаик сохранилась лишь икона «Спаситель во славе», которая сейчас экспонируется в музее – филиале Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Образ Спасителя для исполнения мозаики написал академик Гейдеман в 1867 году. А мозаичные работы были исполнены в 1870 году художником Рикатовым и мраморщиком Кокошкиным. Мраморный киот для образа выполнен скульптором Ботта.
Часовня над усыпальницей Пожарского была торжественно открыта и освящена 2 июня 1885 года. Судя по сохранившимся фотографиям часовни-мавзолея, получился действительно достойный памятник национальному герою. Внутри, согласно указаниям императора, был поставлен массивный шкаф, в котором были размещены вещи, пожертвованные монастырю самим князем Пожарским. Так часовня над могилой полководца стала первым своеобразным музеем князя Пожарского в Суздале.
Долгие годы мемориал был местом паломничества и поклонения россиян, не равнодушных к истории своей Отчизны. Вплоть до октябрьского переворота мавзолей находился под наблюдением Императорской Академии художеств.
В 1930-е, когда по стране катилась волна массовых репрессий, не пощадили и усопшего национального героя. Его часовню-усыпальницу в Спасо-Евфимиевом монастыре разрушили в 1933 году, увидев на ней слово «князь».
Плиты каррарского мрамора отправили на… украшение Москвы, которую великие сыновья России, спасители Отечества – Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин – освобождали от польских интервентов в 1611–1613 годах. «Благодарные потомки» разобрали усыпальницу с целью «использования мрамора для строительства Дома Советов». Мраморное резное убранство мавзолея Пожарского утрачено безвозвратно. Чудом уцелели рельефы с бронзовой двери и мозаичный образ Спасителя. Даже само место могилы оказалось утеряно.
В 1955 году был установлен памятник Пожарскому работы З.И. Азгура у стен Спасо-Евфимиева монастыря (после 1917 года в монастыре размещались воинские части, был концлагерь, а во время войны – лагерь для военнопленных, в частности здесь содержался взятый в плен под Сталинградом фельдмаршал Паулюс, поэтому вход в монастырь был закрыт). В 1963 году усилиями Владимиро-Суздальского музея-заповедника и Владимирской реставрационной мастерской на месте разрушенного в 1933 году мавзолея князя Пожарского был установлен скромный памятник по проекту архитектора О.Г. Гусевой. А через 11 лет, в 1974 году, над могилой полководца установили стоящий и поныне(до мая 2008 г. – прим. авт., публикация была в 2007 г.) монумент работы скульптора Н А. Щербакова и архитектора И.А. Гунста.

Из работы "Часовня-усыпальница Д. М. Пожарского..." Добавляет автор.

Комментарии и обсуждение



Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографию

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.