ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ

Красноярск. Собор Воскресения Христова.

Воскресенский собор


Собор.  Утрачен.  
Престолы:Воскресения Христова, Владимирской иконы Божией Матери, Димитрия Ростовского, Никиты мученика
Архитектурные стили:Уральский, Барокко
Год постройки:Между 1761 и 1773. 1761-1782гг., 1852-1861гг..
Год утраты:1964 (взорван)
Архитектор:П.Т. Сокольников, С. Паклин, Я.И. Алфеев
Адрес:
Красноярск, площадь Мира

Координаты:56.013056, 92.893333 (приблизительно)


  • Собор, вероятно, сооружался мастерами из артели, работавшей в Енисейске на строительстве Преображенского собора. На это указывает дословная близость декоративных форм, восходящих к постройками Далматова монастыря. От енисейского храма композиция и убранство собора в Красноярске отличаются только укрупнённостью
  • Подробнее см. Масиель-Санчес Л.К. Архитектура Сибири XVIII в. С. 119.


Добавить фотографию
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
"Красноярский краевой краеведческий музей"
Дмитрий Дроздецкий
17 января 1931
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
"Красноярский краевой краеведческий музей"
Дмитрий Дроздецкий
19 сентября 1930
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
"Красноярский краевой краеведческий музей"
Дмитрий Дроздецкий
17 января 1925
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
Старобазарная площадь и Старый собор 1900—1910, Из архива Красноярского краеведческого музея. с сайта https://pastvu.com/p/195971
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Александр Качалин
31 декабря 1910
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
1908—1910,Фотография из книги: "Красноярск и его окрестности в фотографиях Л.Ю. Вонаго . - Красноярск : Тренд; КРОО"Развитие", 2009" с сайта https://pastvu.com/p/200096
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Александр Качалин
1 января 1910
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
фото с http://www.krsk.aif.ru/society/chto_stoit_na_meste_snesyonnyh_hramov_krasnoyarska
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Александр Качалин
1 января 1906
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
Рис. из журнала "Нива".
Андрей Агафонов
1 января 1891
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
Старобазарная площадь 1880—1890,Направление съемки:запад. с сайта https://pastvu.com/p/194433
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Александр Качалин
31 декабря 1890
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
Фото из альбома "Путешествие по Транссибирской магистрали художника и фотографа Уильяма Генри Джексона. 1894-1896"
Т.
??
Собор Воскресения Христова - Красноярск - Красноярск, город - Красноярский край
Северо-восточная сторона. Фото рубежа XIX-XX в.в.
Елена Григорьева
??



Карта и ближайшие объекты





Добавить статью

Статьи


Статью добавил(а): архитектон,  15 января 2015

Первое каменное здание Красноярска - Собор Воскресения Христова был заложен летом 1761 года по грамоте тобольского митрополита Павла. Строительство собора осуществлялось на средства прихожан приглашенными из Енисейска мастерами, сначала под руководством зодчего П.Т.Сокольникова, а с 1769 года – С. Паклина. По грамоте тобольского епископа Варлаама, собор был освящен 10 ноября 1773 года. В 1779-1782 годах были пристроены теплые придельные храмы: южный - во имя Святителя и Чудотворца Дмитрия митрополита Ростовского (грамота на освящение выдана 12 ноября 1781 г.) и северный - иконы Владимирской Богоматери (освящен 22 июня 1782 г.). В 1799-1823 годах на средства красноярских купцов П. Попова и И.Н. Яковлева вокруг здания была возведена великолепная с мотивами рококо металлическая на кирпичных устоях ограда. В западной линии ограды было выстроено одноэтажное кирпичное здание богадельни. В начале 1820-х годов под руководством красноярского мастера И. Быкасова первоначальное шатровое завершение колокольни было заменено купольным восьмигранным покрытием с главой.

В 1850-х годах западная часть здания Воскресенского собора была значительно реконструирована. В процессе работ объем первоначальной колокольни был разобран до верхней отметки ее нижнего четверикового яруса. Новая колокольня, возведенная на продольной оси здания, была соединена с ранним объемом собора двухэтажной пристройкой, на втором этаже которой разместился придельный храм во имя святого великомученика Никиты. Предположительно проект новой соборной колокольни и придельного храма был выполнен губернским архитектором Я.М. Алфеевым. С апреля 1853 г. надзор за строительством осуществлялся губернским архитектором А.В. Илышевым. Храм Никиты, сооруженный на средства красноярской купчихи А.В.сМясниковой, был освящен, вероятнее всего, осенью 1855 года. В 1859 году на новую колокольню были подняты два колокола весом в 513 и 1119 пудов. Строительство колокольни завершилось в 1860-1861 гг.

Собор Воскресения располагался на территории «малого острога» красноярской деревянной крепости, к югу от существовавшей здесь с 1728 года деревянной соборной церкви Преображения. После пожара 1773 года длительное время служил одной из главных высотных вертикалей, отмечая старинное ядро городской застройки. Первоначально здание Воскресенского собора имело трехчастную осевую композицию «кораблем» по типу русской трапезной церкви, получившему широкое распространение в каменном зодчестве Сибири XVIII века. К квадратному в плане храмовому четверику с полукруглой сильно выступающей алтарной апсидой с запада примыкало слегка вытянутое вдоль продольной оси здания помещение трапезной, боковые стены которой были возведены в одну линию со стенами кафоликона.

С западной стороны трапезной находилось квадратное в плане помещение нижнего яруса колокольни. В процессе возведения боковых придельных храмов были разобраны участки северной и южной стен трапезной Воскресенского собора, взамен которых здесь были устроены арочные проемы, объединившие пространства теплых приделов. Первоначальные входы в здание располагались на западном фасаде колокольни и на центральных осях боковых фасадов храмового четверика. Вход на колокольню находился в северной стене ее нижнего яруса. Ядром архитектурных масс Воскресенского собора был типичный для сибирской архитектуры первой половины XVIII века монументальный объем собственно храма, конструктивную основу которого составлял широкий восьмерик, поставленный на четверик. Восьмерик был перекрыт восьмигранным сводом. В местах конструктивного перехода от храмового четверика к восьмерику могли находиться невысокие арки. Алтарная апсида перекрывалась конхой с высокими надоконными распалубками. Широкий восьмерик с фигурным восьмигранным куполом завершался главой на восьмигранном световом барабане, грани которого были прорезаны узкими вертикальными проемами. Ребра барабана храмовой главы были обработаны едва намеченными вертикальными волютами, поддерживавшими профилированный карниз.

Первоначальная высокая трехъярусная колокольня Воскресенского собора имела шатровое завершение. На низкий четверик основания колокольни был водружен вертикально вытянутый двухъярусный восьмигранный столп, ярус «звона» которого был прорезан арочными проемами с архивольтами. Композицию колокольни увенчивал стройный кирпичный шатер с поясом слуховых окон. Ведущую роль в оформлении фасадов холодного храма Воскресенского собора играли колончатые оконные наличники с различными по форме очельями: на окнах алтарной апсиды и четверика – трехлопастные, во втором ярусе окон четверика с треугольным фронтоном, в окнах широкого восьмерика - в виде двух встречных завитков-волют с двускатной бровкой. Апсида холодного храма увенчивалась профилированным карнизом из полочек на массивных кубических кронштейнах, получивших огрубленную трактовку из-за отсутствия углублений для керамических вставок. Фасады храмового четверика и восьмерика собора также увенчивались профилированным карнизом из полочек, под которым был протянут пояс мелких частых кронштейнов.

Углы четверика и стены алтарной апсиды были обработаны своеобразными округлыми пилястрами с «капителями», составленными из четырех кронштейнов. Ребра храмового восьмерика были обработаны массивными полукруглыми пилястрами с «капителями» из профилированных поясов и мелких зубцов между ними. Архитектурное оформление северного и южного придельных храмов, было одинаковым и включало колончатые без завершений наличники вокруг заглубленных профилем в стену оконных проемов. Между венчающими профилированными карнизами, составленными из полочек, и рамами оконных наличников приделов был протянут декоративный пояс в виде профилированной тяги на мелких частых кронштейнах.

Массивный, вертикально вытянутый нижний ярус поздней колокольни, в котором находились лестничные марши для подъема в придельный храм Великомученика Никиты, был возведен в один уровень карнизов с двухэтажным переходом и восьмигранным объемом придельного храма. Углы этого яруса колокольни были обработаны спаренными плоскими пилястрами, игравшими важную роль в тектонике и пластическом уборе ее форм. На западном и боковых фасадах нижнего яруса колокольни находилось по одному «итальянскому» окну, обрамленному профилированной штукатурной рамой с полукруглым верхом.

Два верхних четырехгранных яруса колокольни были прорезаны высокими арочными проемами, оформленными крупными архивольтами килевидной формы, перекликавшимися с кокошниками придельного храма Великомученика Никиты. В пластической разработке стен колокольни важную роль играл прием подрезки углов объемов, эффект которого усиливали расположенные в этой зоне плоские пилястры. Колокольня завершалась четырехгранным куполом с главой. Фасады первоначального объема здания белились. Поверхности стен поздней колокольни и придельного храма великомученика Никиты были оштукатурены и выбелены. Металлическая кровля собора красилась в зеленый цвет. Главы с крестами были вызолочены.

Внутренние стены собора имели росписи клеевыми и масляными красками по светло-голубому фону. На своде барабана главы холодного храма имелось изображение Саваофа, на стенах широкого восьмерика размещались фигуры пророков. В четырех углах под широким восьмериком фигуры Евангелистов. На западной стене холодного храма располагалась композиция «Осязание Апостола Фомы», на северной и южной стенах четверика - изображения праведных Анны и Иоакима. Главной сакральной доминантой интерьера холодного храма был высокий иконостас, представлявший собой обширный комплекс скульптурного и орнаментального декора. Был изготовлен местными мастерами-резчиками и, вероятнее всего, восходил к иконостасу Спасского собора в Енисейске. Габариты здания: длина – 39,92 м, ширина – 22,55 м.

Описание составлено архитектором Шумовым К.Ю в 2013 году.

После закрытия в 1930-х годах здание собора использовалось в хозяйственных целях. В 1964 году остатки собора были взорваны.

В 2014 году архитекторами Ширниной О.П. и Шумовым К.Ю. впервые разработаны чертежи графической реконструкции, раскрывающие архитектурный облик памятника по состоянию на конец XVIII века и его вид после сооружения в середине XIX века новой соборной колокольни.

Красноярский Воскресенский собор в своих первоначальных формах представлял собой замечательный образец творческой деятельности народных зодчих, отразивший процесс формирования во второй половине XVIII века особенностей каменной церковной архитектуры Центральной Сибири. Был воздвигнут по образцу енисейского Спасского собора. Сочетал стилистику московского барокко храмовой части с традиционными чертами древнерусского зодчества в объеме шатровой колокольни. Отличался эклектичностью архитектурного облика, сложившегося после возведения в середине XIX века новой колокольни с заметными влияниями русско-византийского стиля.

Источник: http://naov.ru/objects/sobor-voskreseniya-hristova-v-krasnoyarske.html


Статью добавил(а): Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Галина Борисовна Климочкина,  9 ноября 2016

Воскресенский или так называемый "Старый" собор – самая древняя церковь в Красноярске. На основании сохранившихся от первой четверти XIX в. сведений можно полагать, что собор был выстроен в 60-х гг. XVIII века. Ранее на этом же месте находился деревянный соборный храм в честь Преображения Господня, построенный, вероятно, вскоре после основания города Красноярска для удовлетворения религиозных нужд первых насельников города.

Преображенский храм был трехпрестольный, и на месте, где были святые престолы, после уничтожения храма пожаром, были устроены кирпичные колонки. В 1773 г. Воскресенский собор подвергся пожару, после которого был восстановлен стараниями прихожан.

В 1852-1853 гг. была расширена паперть собора и воздвигнута новая колокольня, а под папертью был устроен придельный храм. Престолов в храме было четыре: в честь Воскресения Христова, в честь Владимирской иконы Божией Матери – правый придел, во имя Димитрия Ростовского – левый придел и во имя вмч. Никиты – над папертью.

В ограде собора похоронен известный своею благотворительностью золотопромышленник Петр Иванович Кузнецов, пожертвовавший в собор огромный колокол 1150 пудов весом. В этой же ограде находится громадных размеров гранитный мавзолей на могиле камергера Рязанова, умершего в Красноярске в 1807 г. на пути из Америки в Россию.

Из церковных древностей в соборе замечательны:

- деревянный потир с живописными изображениями, окрашенный в кофейного цвета краску и, по преданию, относящийся к временам Бориса Годунова;

- местный образ Преображения Господня, оставшийся невредимым во время страшного пожара 1773 г., когда в церкви растопились даже медные деньги;

- небольшой колокол с надписью славянскими буквами: «189 года июля в первый день по указу Великого Государя дан сей верстовой колокол с Москвы из Сибирского приказу в Сибирь на Красный Яр, весу в нем 19 пудов 32 фунта».

Приход Воскресенского собора занимает восточную окраину города, гранича с приходами Благовещенским и Покровским переулками Степановским и Дубенским. Прежде к собору было приписано множество деревень, но теперь в состав прихода входит только одна деревня Солонцы, находящаяся в 5 верстах от храма, и состоящая из 25 дворов.

В приходе кроме храма две часовни: одна в деревне Солонцы, каменная, построена красноярским купцом Федором Игнатьевичем Хилковым в 1882 г., другая на караульной горе, за рекой Кача, построенная Петром Ивановичем Кузнецовым в 1855 г. на месте существовавшей здесь с 1805 г. деревянной часовни, построенной красноярским купцом Новиковым. К последней часовне ежегодно в девятую пятницу после Пасхи из Воскресенского совершается крестный ход для принесения Господу Богу молебного пения о ниспослании благовременных дождей и об изобилии плодов земных.

Штатный причт прихода состоит: из протоиерея, священника, диакона и двух псаломщиков. Жалованья от казны положено в год: протоиерею – 400 руб., священнику – 300 руб., диакону – 150 руб., псаломщикам по 100 руб.; доходов на весь причт получается около 2500 руб. в год. Причтовых домов пять, все они нуждаются в ремонте. Церковных капиталов 5781 руб., причтовых капиталов – 11286 руб. Церковный погост занимает 937 кв. саженей, усадьба с квартирой протоиерея 420 кв. саженей, усадьба с квартирой священника – 972 кв.сажени. Кроме того, при деревне Солонцах причт имеет пять десятин сенокосной земли. В приходе 612 душ мужчин и 609 душ женщин. Все население прихода православное за исключением 46 человек магометан и евреев.

Из приходских деятелей особую добрую память оставили о себе протоиерей собора Алексей Михайловский и прихожанин собора, потомственный почетный гражданин Петр Иванович Кузнецов.

Протоирей Красноярского собора отец Алексей Михайловский был уроженец г. Нежина. Прибыв в Красноярск и вступив в отправление обязанностей 28 февраля 1750 г., он служил протоиереем при соборе целых 40 лет, в 1764 г. он был назначен Св. Синодом на должность миссионера, будучи представлен к тому митрополитом Тобольским Павлом. Отец Алексей своими миссионерскими трудами вполне оправдал выбор митрополита, обратив в христианство не одну тысячу инородцев. До назначения на должность миссионера, отец Алексей, будучи "заказчиком", то есть по нынешнему благочинным, ходатайствовал об открытии в городе Красноярске для детей духовенства школы русской и латинской, обещая сам быть учителем. Ходатайство Михайловского было уважено, и из Тобольска был послан учитель-диакон Григорий Скрябин. Занятый множеством дел отец Михайловский лично вести обучение не имел возможности, но аккуратно наблюдал за занятиями в школе. В 1762 г. школа была переведена в Енисейск, как центральное место между заказами Красноярским и Туруханским, просуществовав там до 1856 г.

П.И. Кузнецов был уроженцем г. Красноярска. Золотопромышленность давала ему огромные средства, и он широко тратил их на общественные нужды и благотворительность. Его знал и уважал иркутский генерал-губернатор, граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский, совершивший экспедицию на Амур и присоединивший к владениям России Амурскую область. Средства на эту экспедицию даны были П. И. Кузнецовым, который вместе с графом принимал участие и в самой экспедиции. Памятно должно быть имя П. И. Кузнецова и для епархиального духовенства, которому он в 1856 г. пожертвовал два каменных дома с землей и службы к домам для мужского духовного училища, переведенного из Енисейска в Красноярск. В построенных зданиях духовное училище помещалось около 20 лет до времени, когда на дворе подаренного места был воздвигнут обширный каменный корпус, в котором училище и оставалось до 1913 г.

«Краткое описание приходов Енисейской епархии» 1916 г.


Статью добавил(а): Елена Григорьева,  20 февраля 2021

Одним из важнейших событий в развитии архитектуры Красноярска в XVIII веке стало строительство в городе первого каменного здания - Воскресенского собора. Общие сведения об этой постройке, преимущественно справочного характера, были опубликованы еще в конце XIX– начале XX вв. Отдельные фрагменты строительной истории этого интереснейшего памятника и отчасти его архитектурные особенности нашли отражение в трудах по истории Красноярска и в ряде работ современных исследователей сибирского церковного зодчества. Накопленный исследовательский материал в совокупности с вновь открытыми документальными источниками и результатами археологических раскопок на месте нахождения здания, позволяют сделать некоторые обобщения относительно истории и архитектурно-художественных подробностей красноярского Воскресенского собора, что мы, и делаем в настоящей статье, написанной накануне 250-летия со дня основания памятника.

Обстоятельства возведения Воскресенского собора достаточно подробно отражены в сохранившихся документах церковных архивов. В начале 1761 года прихожане красноярской Преображенской соборной церкви во главе с красноярским воеводой князем Иваном Яковлевичем Пелымским, бургомистром Тихоном Поповым и церковным старостой Никитой Иконниковым обратились к тобольскому митрополиту Павлу Конюскевичу с просьбой о выдаче благословенной грамоты на заложение каменной церкви Воскресения. В своем «доношении» красноярцы писали: «Прошлого 1759 года 29 июня по общему и доброжелательному нас нижеподписавшихся согласию намерены мы нижайшие со усердием и нашим желанием построить в г. Красноярску при вышеозначенной Преображенской церкви вторую церковь новую каменную во имя Воскресения господа бога и спаса нашего Иисуса Христа с пределом новоявленного святителя Дмитрия митрополита Ростовского чудотворца».

Документы церковного архива сообщают, что в июле 1759 года в Енисейске доверенными лицами красноярских прихожан был подряжена артель каменщиков во главе с разночинцем Петром Титовичем Сокольниковым. В состав артели входили енисейские посадские Дмитрий Петрович Чиливалов и Яков Тимофеевич Ярилцов, разночинцы Савелий Никифорович Курдиков и Матвей Афанасьевич Месников. Согласно контракту, заключенному с церковным старостой Леонтием Сидоровичем Пороховщиковым, П.Т. Сокольников обязался «разного чина людьми» выстроить за три года каменную церковь из собственного кирпича, извести и железных изделий.

Помимо енисейцев в строительстве здания принимали участие выходцы из других городов, временно записанные в цеха по Красноярску. Так, например, с 1759 по 1765 годы поставкой извести по контракту с Петром Сокольниковым занимался яренчанин Е.Ф. Козицын, находившийся по покормежному паспорту в приенисейских уездах с 1756 года. Вместе с Е.Ф. Козицыным в артель П.Т. Сокольникова могли входить цеховые города Яренска Михаил Мошенников, Василий Чачев, Алексей Бродников. Кроме жителей Красноярска, выполнявших работы по разнарядке, на строительстве могли быть заняты крестьяне окрестных сел Есаулово и Базайское, традиционно славившиеся плотничьим и кузнечным мастерством.

Руководитель строительной артели – П.Т. Сокольников в исповедных росписях жителей прихода красноярской Преображенской соборной церкви за 1769 год был указан как енисейский крестьянин. Вместе с семьей из шести человек он проживал в Красноярске, и, судя по документам того времени, за какую то провинность был сослан в Сибирь и подвизался на выполнение строительных подрядов, обладая навыком каменщика.

В мае 1761 года из канцелярии тобольского митрополита Павла в адрес заказчика церквей красноярской округи протопопа Алексея Михайловского была направлена грамота, разрешавшая закладку Воскресенской церкви. В своем указе тобольский владыка писал: «Того ради вышеозначенную во граде Красноярску при соборной Преображенской церкви вновь каменную во имя Воскресения христова с приделом новоявленного святителя Дмитрия митрополита Ростовского Чудотворца церковь, на удобном, безопасном и неводопоемном месте по чиноположению церковному Вам протопопу Михайловскому обложить благословляем которую и велеть строить по подобию протчих грекороссийских святых церквей с крайним поспешением».

Грамота, направленная красноярскому заказчику из Тобольска, имела обычное для церковного делопроизводства того времени содержание, основанное на выдержках из синодального указа 1742 года. Эта грамота тобольского митрополита, датированная 29 мая 1761 года, еще раз заставляет отказаться от распространенного в исследовательских работах по истории сибирской православной архитектуры мнения о начале строительства Воскресенского собора в 1759 году.

Площадка под строительство первого каменного храма города была выбрана на территории «малого острога» красноярской деревянной крепости, в нескольких саженях к югу от существовавшей здесь с 1728 года деревянной соборной церкви Преображения. Летом 1761 года артелью енисейских каменщиков под руководством Сокольникова П.Т. при участии прихожан были начаты работы по устройству фундамента и возведению стен здания. Из документов церковного архива следует, что спустя некоторое время Сокольников П.Т. был отстранен от строительства по «неисправной работе». Протопоп А.Михайловский в своем «доношении» в Тобольск, датированном двадцатым октября 1769 года, сообщая о причинах отрешения Сокольникова П.Т., писал: «И ту каменную церковь он Сокольников работать начал и работа его оказалась неисправная: так что в наперво под ту стену стеновой бут без заливки извескою кроме засыпки одного песку осел, а потом и стены кладены по малости извески … разорвались».

В сложившихся условиях, учитывая митрополичий наказ о строительстве Воскресенской церкви «с крайним поспешением», красноярскими заказчиками были предприняты действия по скорейшему возобновлению строительных работ. Примечательно, что ими для руководства постройкой, был подряжен не специалист из числа енисейских мастеров, а отставной солдат Иван Аргамацкий, который, едва успев приступить к своим обязанностям, неожиданно скончался. Из-за отсутствия квалифицированного уставщика в период начатой правительством императрицы Екатерины II церковной реформы, повлекшей за собой значительное разорение церковной жизни, в строительстве красноярской Воскресенской церкви наступил перерыв.

Строительные работы возобновились лишь в 1769 году, после того, как прихожанами был заключен контракт с новым подрядчиком – енисейским экономическим крестьянином Саввой Паклиным. Рекомендованный авторитетными гражданами Енисейска мастер Савва Паклин, по отзыву протопопа Алексея Михайловского был «в той работе исправен так, что обоих показанных прежних подрядчиков Сокольникова и Аргамацкого произойти в том искусстве может».

Енисейский мастер Савва Паклин происходил из крестьян, принадлежавших до секуляризации в 1764 году церковных земель енисейскому Спасскому монастырю. Представители нескольких поколений этой фамилии неоднократно упоминаются в списках монастырских служителей 20-70-х годов XVIII века. Одна из промеморий Енисейской провинциальной канцелярии сообщает, что в 1748 году енисейского Спасского монастыря служитель Филат Тимофеевич Паклин был написан в подушный оклад, после возвращения из Иркутской провинции, где он находился в бегах с 1726 года. В сохранившихся приходно-расходных книгах енисейского Спасского монастыря за 1764 и 1771 годы среди монастырских служителей, получавших штатное жалование, называется Гаврила Иванович Паклин. Вероятнее всего, енисейский мастер Савва Паклин был сыном монастырского служителя, и по сложившейся издавна традиции, помимо обучения грамоте с малолетства овладел одним из весьма важных для монастырского хозяйства ремесел каменщика. Получивший большой опыт, видимо не только на строительстве в 50-60-х годах XVIII века соборной церкви енисейского Спасского монастыря Савва Паклин полностью был готов к самостоятельной подрядной деятельности.

Строительство Воскресенской церкви и оборудование ее интерьера завершилось летом 1773 года. По грамоте тобольского епископа Варлаама, направленной 10 августа 1773 года в Красноярск, собор «вместо сгоревшей Преображения Господня церкви» был освящен 10 ноября того же года. В период окончания строительства здания в Красноярске 25 июня 1773 года произошел крупный пожар, который уничтожил большую часть деревянной застройки города. В огне погибла деревянная соборная Преображенская церковь, приходская деревянная церковь Покрова богородицы, крепостные укрепления, здание воеводской канцелярии, воеводский и комендантский дома, множество казенных и обывательских строений.

С исчезновением ансамбля красноярской крепости, высотных объемов Преображенской и Покровской церквей, игравших исключительно важную роль в архитектурном облике города и его речной панораме, главной градостроительной доминантой Красноярска стала выразительная вертикаль Воскресенского собора. В значительной степени этому способствовала ориентация на здание соборной церкви центральной улицы города, разбитой по новому регулярному плану, «спрожектированному» геодезии сержантом Петром Моисеевым.

Весной 1779 года у северного фасада здания началось строительство придельного храма во имя святителя и чудотворца Дмитрия митрополита ростовского. Грамота на освящение этого придельного храма была выдана тобольским архиепископом Варлаамом протоиерею Алексею Михайловскому 12 ноября 1781 года. В ходе завершения работ по строительству северного придела у южного фасада Воскресенского собора также по грамоте архиепископа Варлаама, датированной 10 августа 1781 года, был заложен еще один теплый придельный храм, получивший именование в честь иконы Владимирской богоматери. Из доношения протопопа Алексея Михайловского в Тобольск следует, что этот придельный храм был освящен 22 июня 1782 года.

Таким образом, строительство красноярского Воскресенского собора в XVIII веке распадается на два точно документируемых этапа. В течение первого из них, в 1761-1773 годах, был возведен основной объем здания, включавший храм с алтарной апсидой, трапезную и, вероятно колокольню. Второй этап строительства собора, включающий отрезок времени между 1779 и 1782 годами, был связан с возведением у северного и южного фасадов здания одноэтажных придельных храмов.

Обнаруженный нами в фондах красноярского краевого архива подробный обмерный чертеж плана Воскресенского собора, составленный в 1958 году, дает возможность полностью реконструировать первоначальную (до расширения здания западными пристройками и строительства новой колокольни) композиционную структуру здания и размеры составляющих ее частей. Судя по чертежу, внутренний размер храмового четверика, имевшего квадратные пропорции, составлял 8,7мх8,7м. Внутренний продольный размер трапезной – 9,8м, поперечный размер (с учетом поздних теплых приделов) – 20,1м. Внутренний размер нижнего яруса колокольни – 6,75м х 6,75м. Внутренний поперечный размер алтарной апсиды главного храма – 6,5м. Толщина стен храмового четверика равнялась 120 см., толщина стен колокольни – около 150 см.

Первоначально здание Воскресенского собора имело трехчастную осевую композицию «кораблем» по типу русской трапезной церкви, получившему широкое распространение в каменном зодчестве Сибири XVIII века. К квадратному в плане храмовому четверику с алтарной апсидой с запада примыкало слегка вытянутое вдоль продольной оси здания помещение трапезной, боковые стены которой были возведены в одну линию со стенами кафоликона. С западной стороны трапезной находилось квадратное в плане помещение нижнего яруса колокольни. Первоначальная структура плана Воскресенского собора (без боковых придельных храмов) обнаруживала значительное сходство с каменными храмами Енисейска первой половины XVIII века: Воскресенской (1735-1747 гг.) и Преображенской (1747-1760 гг.) церквями. Характерной чертой архитектуры красноярского Воскресенской собора, роднившей его с енисейскими образцами, была форма алтарной апсиды, имевшей значительный продольный размер. Алтарные апсиды с протяженными участками боковых стен имели Богоявленский собор (1709-1712 гг.), Спасский собор (1735-1756 гг.) мужского монастыря, а также Воскресенская церковь (1735-1747 гг.) в Енисейске. В дальнейшем полукруглая форма алтарных апсид в каменном зодчестве Енисейска и постройках «енисейского круга» получила широкое распространение, став отличительной чертой местных храмов XVIII века. Следует отметить, что такая форма алтарей исчезла в тобольской церковной архитектуре уже в начале XVIII века, а в иркутской в 1720-х годах.

В процессе возведения боковых придельных храмов были разобраны участки северной и южной стен трапезной Воскресенского собора, взамен которых здесь были устроены арочные проемы, объединившие пространства холодной и теплых церквей. В местах примыкания стен алтарных апсид приделов были заложены крайние к западу окна на северном и южном фасадах храмового четверика Воскресенского собора. В результате пристройки боковых приделов план собора получил структуру, повторяющую планы таких енисейских храмов, как Богоявленский собор (1709-1712 гг. пристройка южного придела в 30-х годах XVIII в.) и Спасский собор (1735-1756 гг.) мужского монастыря. Судя по сохранившейся описи 1803 года, первоначальные входы в здание располагались на западном фасаде колокольни и на центральных осях боковых фасадов храмового четверика. Вход на колокольню, по аналогии с другими каменными храмами того времени, находился в северной стене ее нижнего яруса. Указанная опись сообщает о тридцати трех «оконницах слудяных», освещавших внутреннее пространство церкви. Три из них находились в алтарной апсиде холодного храма (восточное окно апсиды было ложным, а оконный проем на северной оси апсиды отсутствовал изначально: здесь находилась печь). На северном и южном фасадах храмового четверика было по два окна, одно из которых являлось окном «второго света» и размещалось на центральной оси четверика над боковыми дверями (первоначальные крайние к западу окна четверика, как указывалось выше, были заложены при строительстве боковых придельных храмов). Каждый из теплых придельных храмов имел по пять оконных проемов: по два в алтарных апсидах и по три в трапезных. Восемь больших окон находились в храмовом восьмерике и восемь малых окон в барабане храмовой главы. Во всех окнах нижнего яруса здания были установлены металлические решетки. В указанной описи Воскресенского собора упоминаются хоры, площадка которых находилась на западной стене храмового четверика. Местоположение лестницы, ведшей на хоры, не ясно. Сами хоры были разобраны при реконструкции здания в середине 50-х годов XIX века.

В отличие от более ранних енисейских образцов Воскресенский собор в Красноярске, видимо, сразу строился с колокольней, во втором ярусе которой, судя по тексту «обязательного письма» зодчего П.Т. Сокольникова, предполагалось размещение придельного храма. Такая практика устройства придельных храмов на вторых ярусах церковных колоколен получила распространение в местном каменном храмостроении в середине XVIII века. Так, например, в 1759-1761 годах прихожанами енисейского Богоявленского собора над папертью в «праздно находящейся каменной палате» был устроен придельный храм Николая Чудотворца. В 60-70-е годы XVIII века в колокольне енисейской Воскресенской церкви был размещен придельный храм Иоанна Богослова. В обоих случаях над трапезными этих зданий были устроены небольшие алтарные апсиды полукруглых очертаний. Отсутствие в колокольне красноярского Воскресенского собора придельного храма позволяет сделать вывод о том, что в процессе строительства здания в первоначальный архитектурный замысел были внесены изменения.

Ядром архитектурных масс Воскресенского собора был типичный для сибирской архитектуры первой половины – середины XVIII века монументальный объем собственно храма, конструктивную основу которого составлял широкий восьмерик, поставленный на четверик. (рис.8) К числу образцов красноярского собора с широкими восьмериками, близкими в поперечнике к несущим их основаниям, следует отнести Богоявленский (1709-1712 гг.) и Спасский (1735-1756 гг.) соборы, Воскресенскую церковь (1735-1747 гг.) в Енисейске, а также Рождественскую церковь (1744-1761 гг.) в Тобольске. Необходимо отметить, что предшественница красноярского Воскресенского собора – деревянная Преображенская соборная церковь, изображенная на гравюре А. Колпашникова 1770-х годов (по зарисовкам 1730-х гг) также принадлежала к типу храмов с широким восьмериком на четверике.

Следуя характеру построения храмового объема указанных каменных образцов, красноярский памятник обнаруживал бОльшую вертикальность пропорций широкого восьмерика. Особую роль в придании храмовому объему Воскресенского собора эффектного барочного силуэта играла форма вспученного купольного покрытия. Храмовые покрытия такого вида были широко распространены в сибирской архитектуре XVIII века и восходили к традициям украинского церковного зодчества.

Широкий восьмерик красноярского собора завершался главой на восьмигранном барабане, грани которого были прорезаны узкими вертикальными проемами. Судя по фотоснимкам здания рубежа XIX-XX вв., ребра барабана храмовой главы были обработаны едва намеченными вертикальными волютами, поддерживавшими профилированный карниз барабана. В последней четверти XVIII века выразительные по пластике вертикальные волюты подглавных барабанов получили широкое распространение и стали характерным признаком произведений церковной архитектуры Центральной Сибири. Ребра восьмигранной шеи храмовой главы были оформлены узкими огибающими лопатками, с профилированными «капителями» упрощенной формы.

Судя по рисункам А.Е. Мартынова начала XIX века, изображающим речную панораму Красноярска, первоначально высокая трехъярусная (восьмигранная в верхних ярусах) колокольня Воскресенского собора имела шатровое завершение. Несмотря на весьма обобщенный характер, изображение Воскресенского собора дает возможность в целом представить первоначальные формы колокольни здания. На низкий четвериковый ярус колокольни был водружен вертикально вытянутый двухъярусный восьмигранный столп, ярус «звона» которого был прорезан арочными проемами с архивольтами. Композицию колокольни увенчивал стройный кирпичный шатер с ярусом слухов. Как показывают фотоснимки здания рубежа XIX-XX вв. ребра восьмигранного столпа колокольни были обработаны огибающими лопатками. Видимый на этих фотоснимках, на стенах второго яруса колокольни пояс мелких ширинок имел позднее происхождение (был выполнен в процессе реконструкции здания в середине 50-х годов XIX в.).

Представляется, что архитектурные формы колокольни Воскресенского собора были близки формам колоколен ряда более ранних каменных церквей Енисейска: Христорождественской церкви (1755-1758 гг., колокольня – 60-е гг. XVIII в.) девичьего монастыря, Спасского собора (1735-1756 гг., колокольня - 60-е гг. XVIII в., возможно первоначально имела шатровое завершение) мужского монастыря и Преображенской церкви (1747-1760 гг., колокольня - 60-е гг. XVIII в.) на Торгу. Пропорциональный строй колокольни Воскресенского собора с вертикально вытянутым восьмигранным ярусом, по нашему мнению, обнаруживал наибольшее сходство с колокольней енисейского Спасского собора, в свою очередь восходившей к далматовским образцам (колокольня Успенского далматовского монастыря). Таким образом, использование зодчими красноярского собора формы колокольни с шатровым завершением целиком лежало в русле архитектурной традиции, складывавшейся в 60-х годах XVIII века на территории Центральной Сибири, в отличие, например, от Западной Сибири, где шатровые колокольни исчезли из практики каменного строительства еще в 40-х годах XVIII века.

Сохранившиеся памятники церковного зодчества Енисейска первой половины XVIII века, к кругу которых принадлежал красноярский Воскресенский собор, позволяют сделать некоторые высказывания о характере его конструкций. Несмотря на отсутствие материальных свидетельств, исходя из известного факта о завершении Воскресенского собора приглашенным зодчим Саввой Паклиным, хорошо знакомым с конструктивными особенностями енисейских построек, можно предположить, что широкий восьмерик храмового объема красноярского собора был перекрыт, как в енисейском Спасском соборе восьмигранным сводом с отверстием в месте стыка лотков для пропуска света от подглавного барабана. В местах конструктивного перехода от храмового четверика к широкому восьмерику могли находиться, как в указанном выше енисейском образце, невысокие арки. Алтарная апсида красноярского памятника вероятнее всего перекрывалась традиционной конхой с высокими надоконными распалубками.

Материальные остатки Воскресенского собора, обнаруженные в 2008-2009 годах, в ходе археологических раскопок на месте нахождения памятника дают лишь представление о характере конструкций фундамента и предположительных размерах кирпича, использовавшегося в кладке стен и сводов здания. Вскрытые на глубине 2,3-2,6 м от современной дневной поверхности, фрагменты фундамента Воскресенского собора состоят из крупных (до 0,5 м.) речных валунов, сложенных «насухо». По найденным фрагментам кирпича можно сделать предположение, что при строительстве Воскресенского собора был использован кирпич с размерами 28-30х14х7 см.

Несмотря на полную утрату Воскресенского собора в 60-х годах XX века, многочисленные фотографические материалы, имеющиеся в нашем распоряжении, позволяют составить достаточно полное представление о первоначальном характере архитектурно-декоративных деталей здания.

Ведущую роль в оформлении фасадов холодного храма Воскресенского собора играли оконные наличники из тонких полуколонок и сильно раскрепованных карнизов с различными по форме очельями. Наличники алтарной апсиды собора и окон нижнего яруса храмового четверика, имеющие отношение ко времени руководства строительством зодчими Петром Сокольниковым или Иваном Аргамацким, были завершены трехлопастными профилированными фронтонами. По нашему мнению образцами довольно архаичной формы этих наличников послужили обрамления окон целого ряда более ранних каменных построек Западной Сибири, таких как: Троицкий собор (между 1708 и 1745 гг.) в Тюмени, Богоявленская (1685-1691 гг.), Андреевская (1744-1755 гг.) и Рождественская (1744-1761 гг.) церкви, а также колокольня со Святыми воротами (1761-1768 гг.) Знаменского монастыря в Тобольске. В зодческой практике Енисейска 10-60-х годов XVIII века такая форма трехлопастных завершений, оконных наличников, имевшая украинское происхождение, нам не известна.

Колончатые наличники окон во втором ярусе храмового четверика красноярского Воскресенского собора завершались треугольными фронтонами. Форма этих фронтонов, представлявшая собой, пожалуй, единственный случай ее использования в каменной архитектуре Центральной Сибири первой половины XVIII века, так же, как и рассмотренные выше наличники, имела свои прообразы в тобольском церковном зодчестве предшествующего времени.

Редкая форма очелий колончатых наличников окон широкого восьмерика храмового объема Воскресенского собора в виде двух встречных завитков-волют с двускатной бровкой между ними, восходила к конкретным образцам – оконным обрамлениям Спасского собора (1735-1756 гг.) мужского монастыря и Христорождественской церкви (1755-1758 гг.) девичьего монастыря в Енисейске. Изящно исполненные уверенной рукой енисейца Саввы Паклина, приобретшего зодческий опыт под руководством далматовского уставщика Иоакинфа Стафиева, в период работы последнего в Енисейске, эти наличники наглядно демонстрировали смену художественно-стилевых предпочтений заказчиков и мастера-исполнителя работ при завершении строительства красноярского Воскресенского собора. Источниками заимствований декоративного убранства взамен построек тобольско-тюменского ареала стали каменные храмы культурной столицы обширного Приенисейского края – Енисейска.

Апсида холодного храма Воскресенского собора увенчивалась профилированным карнизом из полочек на массивных кубических кронштейнах, получивших огрубленную трактовку из-за отсутствия углублений для керамических вставок. Близкая форма кронштейнов наблюдается на стенах подзвонного яруса колокольни енисейского Спасского собора, декор которого почти целиком принадлежит почерку мастеров далматовского Успенского монастыря. Фасады храмового четверика и восьмерика Воскресенского собора также увенчивались профилированным карнизом из полочек, под которым был протянут пояс мелких частых кронштейнов.

Углы четверика и стены алтарной апсиды были обработаны своеобразными округлыми пилястрами с «капителями», составленными из четырех кронштейнов, своей формой, весьма отдаленно напоминающих аканты коринфского ордера. Единственным из известных нам аналогов этой оригинальной формы являются капители пилястр нижнего яруса Воскресенской церкви (1756-1776 гг.) на Нижнем базаре в Тобольске. Это обстоятельство также свидетельствует о прямых заимствованиях зодчими, руководившими начальным этапом возведения красноярского Воскресенского собора, тобольских декоративных форм.

Ребра храмового восьмерика были обработаны массивными полукруглыми пилястрами с «капителями» из профилированных поясов и мелких зубцов между ними. Не известный более ранним енисейским каменным церквям прием обработки ребер широких восьмериков полукруглыми пилястрами, возможно, восходит к авторитетнейшему в уральском и сибирском зодчестве XVIII века образцу – Троицкому собору в Верхотурье и многочисленным произведениям архитектуры «московского барокко». Из более близких примеров использования этого приема следует назвать тобольскую Рождественскую церковь (1744-1761 гг.), освященную незадолго до начала строительства красноярского собора.

Архитектурное оформление северного и южного придельных храмов, строившихся почти одновременно, было одинаковым и включало колончатые без завершений наличники вокруг заглубленных профилем в стену оконных проемов. Между венчающими профилированными карнизами, составленными из полочек, и рамами оконных наличников приделов был протянут декоративный пояс в виде профилированной тяги на мелких частых кронштейнах. Оторванные от венчающих карнизов пояса несли чисто декоративную функцию, играя отстраненную от тектоники объемов придельных храмов роль. Скромное убранство придельных храмов не вносило стилистического диссонанса в архитектурный облик Воскресенского собора, и подчеркивало художественные достоинства декоративных деталей фасадов его главного объема.

Ряд сохранившихся описей церковного имущества Воскресенского собора 1796-1803 годов дает возможность составить некоторое представление о характере его первоначального внутреннего убранства. Главной сакральной доминантой интерьера холодного храма был высокий резной иконостас. Вот как описывает его документ 1803 года: «В церкви иконостас гладкой зеленой с рамами резными позолоченными и с предстоящими ангелами и серафимами в нем: царские врата резные позолоченные с предстоящими ангелами и евангелистами резными и позолоченными и двои пономарские двери. В оном иконостасе три става. На иконостасе резное распятие с предстоящими». Иконостас холодного Воскресенского храма, представлявший собой обширный комплекс скульптурного и орнаментального декора, вероятнее всего был изготовлен енисейскими мастерами-резчиками и восходил к иконостасу Спасского собора в Енисейске, возможно исполненному сницарем тобольского архиерейского дома А. Исецким в 1755-1756 гг. Убранство интерьера холодного Воскресенского храма дополняло, судя по указанной описи 1803 года, широко распространенное в храмовой скульптуре приенисейских церквей XVIII века «распятие господне резное с предстоящими Божией Матерью и Иоанном Богословом».

Благодаря своему высокому художественному качеству иконостас служил образцом при изготовлении высоких иконостасов в других церквях. Так, в 1790 году красноярский резчик Ф.Т. Ушаков обязался сделать иконостас в Воскресенскую церковь Нижнеудинска «по примеру имеющегося в городе Красноярске в соборной Воскресенской же церкви иконостаса». В 1847 году этот иконостас красноярского Воскресенского собора был продан за 500 рублей в выстроенную в 1842-1848 годах каменную Николаевскую церковь села Большой Кемчуг ачинского округа.

С 1799 года красноярским купцом-третьегильдейцем Прохором Поповым вокруг Воскресенского собора было начато сооружение кирпичной ограды. Кирпич для ограды поставляли нанятые енисейские мастера-кирпичники Яков Зырянов и Степан Заусаев, а также крестьянин села Ладейского Иван Никаноров «с товарищи». Изготовление кирпича было налажено в специальных сараях, находившихся за речкой Качей, откуда паромом изделия доставлялись на место строительства. С 1805 года строителем ограды был избран красноярский мещанин Шахматов. Из «щета оградной денежной казны» за июнь 1806 года следует, что жжением извести для ограды занимались красноярские мещане Ростовцевы и Кулижников. На строительных работах помимо нанятых лиц использовался труд «невольников». К концу 1800-х годов были отстроены лишь южная и частично восточная линии ограды с кованой железной решеткой, в рисунке которой нашли отражение черты стиля рококо. В 1823 году на средства красноярского мещанина И.Н. Яковлева были начаты работы по достройке соборной ограды и возведению в ее западной линии кирпичного одноэтажного здания богадельни. Судя по старинным фотоснимкам, при сохранении формы кирпичных устоев новая ограда получила иной, не менее замысловатый рисунок решетки из металлической полосы. По своим художественным качествам ограда Воскресенского собора ничуть не уступала другим произведениям сибирского кузнечного мастерства, например, ограде тобольской церкви Михаила Архангела.

В июле 1821 года под руководством красноярского мещанина мастера-каменщика Ивана Быкасова, по неизвестным нам причинам начались работы по «исправлению» колокольни Воскресенского собора. В результате этих работ был полностью разобран кирпичный шатер колокольни, который сменило купольное покрытие с главой. В таком виде здание Воскресенского собора, зафиксированное на изображениях Красноярска начала 1840-годов, просуществовало до середины XIX века, когда началось возведение новой соборной колокольни.

Из документов архива следует, что в начале 50-х годов XIX века для красноярского Воскресенского собора был отлит крупный колокол весом пятьсот тринадцать пудов и двадцать фунтов. Из-за невозможности установки колокола на существующую колокольню, по причине его большого веса, в среде прихожан был поднят вопрос о необходимости строительства новой соборной колокольни. Вследствие этого колокол временно был подвешен на специальной звоннице, установленной в ограде собора.

Восемнадцатого марта 1852 года старостой Воскресенского собора купцом Василием Никифоровичем Власьевским в Енисейскую губернскую строительную комиссию был представлен проект новой колокольни. В сопроводительном письме В.Н. Власьевский писал: «Ныне существующая при соборе колокольня по отлитии к оному в 500 пудов колокола желательно было повесить таковой на оную, но угодно было губернскому архитектору г-ну Алфееву ее забраковать, что в таковую тягость колокола поднять она не может, почему во отвращении таково совершенно неожиданного препятствия предполагаю построить вместо оной новую колокольню а с ней и существующий храм с старой соединить в одно здание постройкой вновь между ними храма…».

На своем заседании от 26 марта 1852 года комиссия нашла чертежи на постройку новой колокольни «вполне и во всех частях соответствующими правилам строительного искусства». В июле того же года томская духовная консистория также сочла возможным строительство новой колокольни, приняв во внимание свои же выводы о том, что «Градокрасноярская Воскресенская соборная церковь… ни в каком историческом отношении не замечательна». По предложению красноярского духовного правления к наблюдению за возведением колокольни предполагалось привлечь «выпущеннаго из Московского цеха художника» Александра Федоровича Хейна. Однако, 28 июля 1852 года Енисейской губернской строительной комиссией «иметь наблюдение за правильным и прочным производством работ по постройке колокольни с приделом» было предписано прапорщику строительного отряда Лапину. Из переписки Енисейской губернской строительной комиссии и Красноярского духовного правления следует, что в апреле 1853 года вместо прапорщика Лапина надзор за строительством колокольни и часовни на Караульной горе был поручен губернскому архитектору А.В. Илышеву.

К строительству новой колокольни Воскресенского собора приступили летом 1852 года. В первую очередь на средства красноярской «коммерции советницы» Анны Васильевны Мясниковой, пожертвовавшей пять тысяч рублей, были начаты работы по устройству во втором ярусе бывшей соборной колокольни придельного храма во имя Святого великомученика Никиты. В ходе работ были разобраны верхние ярусы бывшей колокольни, возведен кирпичный свод, прорезанный восемью круглыми окнами в закомарах килевидной формы. Между прежней и новой колокольней был выстроен двухэтажный объем перехода-трапезной. 22 апреля 1855 года красноярская городская дума сообщала в Духовное правление об окончании строительства придельного храма и покрытии его железной кровлей. В храме был установлен резной иконостас, а иконы, написанные в Москве, должны были прибыть в Красноярск летом 1855 года.

В целом возведение новой соборной колокольни осуществлялось медленными темпами. В 1858 году красноярские священнослужители Касьянов и Рачковский объясняли томскому епископу причину такого положения дел недостатком денежных средств. В Красноярске одновременно с возведением колокольни Воскресенского собора осуществлялось строительство каменной часовни на Караульной сопке и завершалось сооружение Рождественского собора на Новособорной площади, требовавших больших финансовых вложений и усилий по организации строительных работ. Из-за сомнений Енисейской строительной комиссии в прочности конструкций колокольни в ней длительное время не устанавливали лестничные марши, а на нее не поднимали колокола, в том числе и новый колокол весом в тысячу сто девятнадцать пудов, отлитый на средства красноярского золотопромышленника купца первой гильдии П.И. Кузнецова.

Из рапорта протоиерея Касьянова и священника Рачковского томским духовным властям следует, что в 1859 году после устранения выявленных дефектов конструкций колокольни на нее были подняты оба больших колокола. Первый из них весом пятьсот пудов разместили на третьем ярусе колокольни, а самый тяжелый колокол на втором. Кроме этих колоколов на соборной колокольне были установлены и колокола прежней колокольни меньшего размера. Один из них весом девятнадцать пудов тридцать два фунта был вылит в Москве еще в 1689 году за счет казны и имел на своем теле надпись: «В 189 году июля в первый день по указу Великого Государя дан сей вестовой колокол с Москвы из Сибирского приказа в Сибирь на Красный яр». Другой весом примерно тридцать пудов был отлит в июне 1755 года мастером Харитоном Басмановым.

Строительство новой колокольни Воскресенского собора было окончено в 1860 или в 1861 годах, после того, как завершились работы по устройству лестниц и двух каменных сводов (видимо в первом и втором ярусах колокольни).

Новая колокольня Воскресенского собора, судя по многочисленным фотоснимкам рубежа XIX-XX вв., имела три яруса и завершалась не очень вяжущимся с ее архитектурой маловыразительным восьмигранным куполом с главой на четырехгранном постаменте. Это явное художественно-стилевое несоответствие позволяет высказать предположение, что первоначально сама колокольня или ее проект могли иметь иную форму венчания.

Массивный, вертикально вытянутый нижний ярус колокольни, в котором находились лестничные марши для подъема в придельный храм Святого великомученика Никиты, был возведен в один уровень карнизов с двухэтажной трапезной-переходом и восьмигранным объемом придельного храма. Углы этого яруса колокольни были обработаны спаренными плоскими пилястрами, игравшими важную роль в тектонике и пластическом уборе ее форм. На западном и боковых фасадах нижнего яруса колокольни находилось по одному «итальянскому» окну, обрамленному профилированной штукатурной рамой с полукруглым верхом.

Два верхних яруса колокольни были прорезаны высокими арочными проемами, в которых находились колокола. Проемы были оформлены крупными архивольтами килевидной формы, перекликавшимися с закомарами придельного храма Великомученика Никиты. В пластической разработке стен колокольни ведущую роль играл прием подрезки углов объемов, эффект которого усиливали расположенные в этой зоне плоские пилястры.

Возведенная по проекту местного архитектора колокольня Воскресенского собора, как и многие аналогичные ей произведения в архитектуре российской провинции второй половины XIX века, возможно, восходила к известному проекту колокольни Симонова монастыря в Москве, созданному К.А. Тоном. Выдержанная в целом в духе русско-византийского стиля колокольня красноярского собора отражала возродившийся интерес к древним традициям отечественной строительной культуры и вместе с Рождественским собором на Новособорной площади и часовней Параскевы на Караульной горе долгое время служила одним из композиционных центров застройки центральной части Красноярска.

Приводим выдержки из описания Воскресенского собора, позволяющие составить некоторые представления об архитектурном облике этой постройки после реконструкции 1850-х годов; «Длиною настоящая церковь двадцать шесть сажен, шириною в теплом храме десять сажен и один аршин, а в холодном четыре сажени, с тремя приделами, устроенными после. Входов в церковь три: главный парадный с запада и проходя через арку в холодную церковь, второй вход в холодную же с южной стороны и третий вход с северной стороны так называемыми боковыми дверями, двери сии столярной работы дубовые со стеклами. В паперти: двери с южной стороны, кроме западного входа, и с севера которые устроены для крестного хода кругом церкви. Вход во храм Святого Великомученика Никиты устроен под колокольней с южной и северной сторон лестницами кои соединяются в паперти под колокольнею… В олтаре придела что над папертью Св. Великомученика Никиты в сводах малых круглых пять окон, в храме с южной стороны четыре и с северной стороны четыре. В паперть с запада одно италианское, с юга одно и с севера одно италианское. Полы в олтарях и церкви чугунные… Места под церковною оградою имеется в длину тридцать одна и в ширину двадцать четыре сажени».

В этом же документе содержатся сведения о настенных росписях Воскресенского собора. «Самый храм раскрашен светло-голубою краскою, верхняя часть онаго на клею, а нижняя на масле. В малом осьмерике изображен благословляющий Господь Саваоф а в болшем осьмерике изображены пророки на полотне, в четырех углах под осьмериком Евангелисты, на западной стороне над самою аркою, где были хоры, изображение осязание Апостола Фомы, а внизу на стенах Св.Праведные Богоотец Иоаким на южной и Анна на северной. Все изображения писаны на масле».

Возведение в 1761-1773гг. красноярского Воскресенского собора знаменовало собой процесс расширения географии каменного строительства на территории Центральной Сибири во второй половине XVIII столетия. Красноярск после Енисейска и небольшого приенисейского села Назимово стал третьим населенным местом обширного сибирского региона, где было развернуто строительство зданий из огнестойких материалов. Его заказчиками выступают жители красноярского посада и представители местного духовенства, а исполнителями приглашенные мастера каменных дел из Енисейска. Собор Воскресения принадлежит к числу первых самостоятельных произведений зодчих Енисейска, авторство которых установлено документально. Именно художественными предпочтениями мастеров-енисейцев, при отсутствии данных о наличии конкретного образца, на который ориентировались заказчики красноярского собора, следует объяснять архитектурно-художественные особенности рассматриваемого памятника.

Продолжая сложившуюся к середине XVIII столетия линию развития объемной композиции каменных храмов Енисейска с использованием характерных для московской архитектуры рубежа XVII-XVIII вв. широкого восьмерика и шатровой формы колокольни, красноярский собор, пожалуй, первым из церковных зданий Центральной Сибири испытал прямое влияние декоративного убранства тобольских построек. Тобольские заимствования в декоре красноярского памятника, имеющие допетровское происхождение, как и восприятие объемной композиции тобольских церквей при возведении в 1755-1758 гг. енисейской Христорождественской церкви, свидетельствуют о расширении круга архитектурных образцов, использовавшихся в приенисейской строительной практике в начале второй половины XVIII века. Соликамско-далматовские традиции, прочно устоявшиеся в приенисейской храмовой архитектуре в первой половине XVIII века, начиная с 60-70-х годов этого столетия, постепенно дополняются иркутскими и, частично, тотьменскими (главным образом в декоративном убранстве), а также тобольскими (в объемных композициях) формами. В этом отношении красноярский Воскресенский собор представляет собой одну из ранних построек Приенисейского края XVIII века, отражающих начало процесса формирования особенностей местного каменного зодчества, очень скоро приведшего к созданию ряда выдающихся произведений церковной архитектуры, таких как Троицкая церковь (1772-1776 гг.) в Енисейске и Покровская церковь (1785-1795 гг.) в Красноярске.

На своеобразие красноярского памятника в свое время обратил внимание академик И.Э. Грабарь, писавший: «По своей архитектуре собор резко отличается от современных ему зданий европейской части России. В далекой Сибири тогда были еще живы традиции русской архитектуры конца семнадцатого века, получившие там дальнейшее развитие, что можно видеть… и на здании бывшего Воскресенского собора в Красноярске».

Статья написана в 2010 году.

Автор: Константин Юрьевич Шумов



Добавить комментарий

Комментарии и обсуждение


Историко-архитектурное исследование о Воскресенском соборе в Красноярске
26 февраля 2013.


Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографии (можно загружать сразу несколько файлов)

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.