ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
Вход

У меня есть логин и пароль

E-mail или логин

Пароль

Регистрация

Я новый пользователь

 

Восстановление пароля

Я забыл пароль

E-mail или логин


Архитектура Великого Новгорода и Пскова
Совсем не объективные размышления о стилях в архитектуре (продолжение)


<< Первая часть статьи
<< Вторая часть статьи
<< Третья часть статьи

Автор: Сергей Попов.

В середине XIII века на Русь обрушилось катастрофическое ордынское нашествие. Все основные культурные центры страны были разгромлены, местные школы зодчества распались и больше не возродились, каменное строительство прекратилось. Единственными уцелевшими островками Древней Руси оказались Новгородская и Псковская земли. В них, после некоторого перерыва, продолжили развиваться традиции древнерусской архитектуры, но с присущими этим землям специфическими особенностями.

К XIII веку главные городские и монастырские соборы и в Новгороде и в Пскове были уже построены, а в силу оригинального устройства этих земель в форме вечевой республики, в них не получили развития и дворцовые княжеские храмы. Главным типом новгородского и псковского зодчества стали небольшие посадские церкви. На их архитектуру большое влияние оказало Смоленское зодчество, но торжественный стиль княжеских построек мало подходил для приходских храмов. Поэтому в Новгороде и Пскове отказались от мощных пучковых тяг на углах, ступенчатого повышения объёма за счёт высоких симметричных притворов и дополнительных ярусов закомар. Однако общая для древнерусского стиля вертикальная устремлённость общей композиции была сохранена.

Традиционно зодчество Новгорода и Пскова объединяют в одну архитектурную школу. На мой взгляд, это неверно, их сближает только общий тип посадского храма и одновременность существования на соседних территориях. В то же время, различий в архитектуре Новгорода и Пскова значительно больше. Они отличаются объёмно-пространственной композицией, фасадным декором, имеют разные типы завершений и покрытий, применяют разные материалы для строительства. Не надо забывать и о традиционном соперничестве двух городов, которое заставляло искать свои оригинальные художественные решения в архитектуре. Поэтому мы будем рассматривать новгородско-псковское зодчество, как две близкие, но разные архитектурные школы. И начнём мы с Великого Новгорода.


Часть первая. Новгородский архитектурный стиль

.

Строительство церкви Параскевы Пятницы на Торгу в корне изменило новгородское зодчество. До этого храмы в Новгороде строили в византийско-киевской традиции, хотя и создавали в ней такие абсолютно оригинальные образцы, как Георгиевский собор Юрьева монастыря, построенный гениальным мастером Петром или собор Рождества Богородицы Антониева монастыря. Даже один из первых на Руси, каменный Софийский собор имел элементы не характерные для византийского зодчества. Эти величественные и торжественные соборы были построены по княжеским заказам. В 1113 году князь Мстислав напротив новгородского Детинца, на Ярославовом дворище, строит огромный пятиглавый Николо-Дворищенский собор. Он стал первым каменным храмом на Торговой стороне Новгорода и последним большим княжеским собором.

В 1136 году новгородцы изгоняют князя Всеволода, поставив ему в вину, что он "не блюдет смердов" и с этого времени княжеская власть в Новгороде уступает место вечевой республике. Князья стали приглашаются в Новгород только как военачальники. Их резиденция переместилась из Детинца на Городище, в 2-х километрах от города (сейчас Рюриково Городище). Заказчиками храмов начинают выступать купцы и бояре, церковные владыки и новгородские посадники, а иногда и жители окрестных улиц. Они не строят огромные соборы, их храмы это небольшие одноглавые четырехстолпные церкви. В Новгороде начинается активное строительство посадских и монастырских храмов. Большинство этих храмов не сохранилось, но мы знаем о них из летописей.

В отличие от киевских, новгородские летописи мало внимания уделяют политике, зато подробно описывают городские события. В "Новгородской первой летописи" с 1127 по 1194 год упоминается о возведении 50 храмов, из них как минимум 15 каменных, то есть строительство, в том числе и каменное, велось в городе очень активно.

Сохранились имена некоторых заказчиков, которые относятся ко всем сословиям Новгородской республики:

1127 годзаложил князь Всеволод каменную церковь Иоанна на Петрятине дворе (на Опоках) во имя сына своего;
1135 годкнязь Всеволод с архиепископом Нифонтом заложили каменную церковь Богородицы на Торговище, а Ирожнет церковь Николы на Яковли улице;
1151 годзаложил архиепископ Нифонт каменную церковь святого Климента в Ладоге, а игумен Аркадий срубил церковь Успения Богородицы у себя в монастыре;
1165 годпоставил князь Святослав церковь Николы на Городище;
1167 годзаложил Сотко Сытинич каменную церковь Бориса и Глеба в каменном городе Детинце, в Околотке (эта церковь стояла на месте первой деревянной Софии);
1170 годсоздал архиепископ Илия с братом Гавриилом церковь Благовещения;
1176 годпоставил Михаил Степаниц церковь Михаила, а Моисий Домнежиц Предтеченскую церковь на Чудинцевой улице;
1179 годзаложил архиепископ Илия с братом каменную церковь Благовещения в монастыре;
1180 годзаложил архиепископ Илия с братом Гавриилом надвратную каменную церковь Богоявления в Благовещенском монастыре;
1182 годпоставил архиепископ Илия с братом церковь Святых Отцов;
1183 годпоставил Радько с братом церковь святого Евпатия на Рогатеи улице;
1184 годзаложил архиепископ Илия с братом каменную церковь святого Иоанна на Торговище;
1185 годзаложили лукинци (жители Лукиной улицы) каменную церковь Петра и Павла на Сильнищи, а тысяцкий Милонег каменную церковь Вознесения;
1188 годСимеон Дыбачивец заложил церковь каменную Успения Богородицы в Аркажи монастыре;
1189 годпоставил архиепископ Гаврила на Жатуни церковь новую во имя Анания, Азария и Мисаила и Данила пророка.
1191 годсрубил князь Ярослав церковь Николы на Городище, а владыка на дворе у себя церковь Сретения Господни. Кснятине с братом в это же лето поставил церковь Нерукотворного Образа и Пятницы на торговищи.
1192 годпоставил на Хутине церковь во имя Спаса Преображения Варлаам чернец, а мирским именем Алекса Михалевиц;
1195 годархиепископ Мартурий заложил каменную церковь на городских воротах во имя Положения Риз Богородицы и каменную церковь Воскресения в монастыре;
1196 годзаложили церковь каменную святого Кирилла в монастыре в Нелезине Кснятине и Дмитр братеники, а мастер был Коров Якович с Лубяней улицы;
1197 годпоставил церковь святого Никифора на Острови архиепископ Мартурий;
1198 годпоставил великий князь Ярослав церковь во имя Спаса Преображения на горе прозванной Нередица. В тот же год Еревша заложил церковь каменную пророка Ильи на Холме во Славне

Все новгородские каменные храмы XII века строились в традиционном византийско-киевском стиле с позакомарным покрытием и очень скромным фасадным декором. Так первоначально выглядели церковь Благовещения на Мячино (в Аркажах), 1179 года и церковь Петра и Павла на Сильнище, 1192 года. Это были одноглавые трёхапсидные четырёхстолпные храмы, со стенами разделенными лопатками на три прясла, которые завершались полукруглыми закомарами. Такие же храмы строились в Ладоге, из них хорошо сохранилась церковь Георгия, 1165 года.

Возникшее в конце XII века новое общерусское художественное направление, нашедшее выражение в древнерусском стиле, только начинало появляться в новгородской архитектуре. Построенная в 1197 году в традициях киевской школы, церковь Спаса на Нередице по своим пропорциям уже является переходной к древнерусскому стилю, пусть это ещё и слабо выражено в её формах. Это последняя церковь, построенная по княжескому заказу.

Через десять лет, в 1207 году, по заказу купцов торговавших с "заморьем", приглашённые смоленские зодчие строят церковь Параскевы Пятницы на Торгу, и после её постройки новгородское зодчество, за редким исключением, уже не возвращалось к византийско-киевской традиции. Но и приёмы смоленской архитектуры, поразившей новгородцев, были сразу переработаны в соответствии с местными вкусами и традициями.

Первым храмом, построенным в новом стиле, стала маленькая церковь Рождества Богородицы в Перынском скиту, 1226 года. В ней хорошо видно, по какому пути пошли новгородские зодчие, переосмысливая образ Пятницкой церкви. Храм в Перыне завершается динамичной трёхлопастной кривой, но её фасады практически не имеют декора, только плоские лопатки обрамляют углы храма. Конечно, разница в размерах оказала влияние на внешний вид церкви в Перынском скиту, но стремление к лаконичности фасадного декора всегда было характерно для новгородской школы.

Новгород сумел избежать ордынского разгрома, но строительство каменных храмов в городе прекратилось. В это время новгородцы были заняты постоянными войнами с немцами, литовцами, шведами и чудью, не забывали они и про соплеменников. Город переживал пожары, мор и голод. К тому же Новгород платил дань в Орду, а это лишало его жителей необходимых для строительства средств. В общем, почти 50 лет новгородцам было не до архитектуры, все силы и средства уходили на крепостное строительство.

В этот период летописи упоминают постройку трёх церквей, в 1262 году "постави чернец Василий церковь святаго Василия", а в 1271 году "постави церковь святаго Савы Федор Хотович; поставиша же и другую церковь Козмы и Демьяна на Холопьи улици", но какими они были неизвестно, до нашего времени эти храмы не сохранились.

Первым каменным храмом, построенным в Новгороде после ордынского нашествия на Русь, считается церковь Николы на Липне.

В 1292 г. новгородский архиепископ Климент заложил монастырскую церковь Николы на острове Липно, в устье Мсты. Это квадратный в плане, четырехстолпный, одноапсидный, одноглавый храм. Стены четверика не разделены лопатками на прясла, они есть только на углах здания. Фасады имеют трехлопастное завершение, на стенах нет никаких украшений, кроме простой аркатуры, повторяющей форму трехлопастной арки и такого же аркатурного пояса в верхней части светового барабана. Трехлопастная кривая акцентирует центральную ось, которая на фасадах церкви подчеркивается узкими окнами в закомарах и парными окнами на уровне хор. По бокам от парных окон сделаны ниши таких же размеров. Центральную ось на восточном фасаде поддерживает одна небольшая полукруглая апсида в половину высоты четверика. Световой барабан декорирован "бровками" над окнами и круглыми нишками между ними. В результате получился уравновешенный центричный храм с ясной композицией и скромным декором.

Церкви Николы на Липне и Рождества Богородицы в Перынском скиту сформировали новый тип четырёхстолпного новгородского храма с одной апсидой, пониженными углами четверика и трёхлопастным завершением фасадов. Этот тип храма получил дальнейшее развитие в новгородском зодчестве XIV века.

Любопытно, что в отличие от смоленской и черниговской архитектурных школ, в которых форма трёхлопастной кривой соответствовала конструкции прилегающего свода, новгородские зодчие использовали её как декоративную форму завершения фасада храма при любых применявшихся ими типах сводов. Так же легко они относились к размещению лопаток на фасадах, используя их как средство художественной выразительности, а не отражения конструкции.

В некоторых храмах была сделана попытка соединить новые и традиционные приёмы. Построенная в 1294 г. церковь Федора Стратилата на Софийской стороне, от которой сохранились лишь нижние части стен, имела трехчастные апсиды, а церковь Благовещения на Городище 1342 года при одной апсиде имела традиционное позакомарное покрытие и лопатки с уступами.

В 1345 году строится церковь Спаса на Ковалёве, ставшая основой Ковалёва монастыря. В летописи Авраамки за 6853 год записано "заложи Окинфа Жабин святого Спаса на Ковалеве". Церковь имеет одну крупную апсиду и позакомарное покрытие, гладкие лопатки на фасаде расположены только на углах, а центральное прясло обозначают короткие лопатки в верхней части храма. Возможно, это связано с наличием притворов с трёх сторон церкви, однако эти короткие лопатки не разделяют полукружья закомар, а объединяют их в трёхчастную линию, в чём-то созвучную трёхлопастной кривой нового стиля. Особенно хорошо это чувствуется на восточном фасаде. Первоначально храм имел только западный притвор в размер центрального прясла, северный и южный притворы были пристроены позднее. Северный притвор был двухъярусный, на его втором ярусе раньше располагалась арка-звонница. Южный притвор сделан во всю ширину фасада, как и храм, он завершается тремя закомарами. Этот притвор использовался как усыпальница. Никакого декоративного убранства, кроме аркатурного пояса в верхней части барабана, на фасадах церкви в Ковалёве нет, но за счёт разных приделов, храм, с каждой стороны, смотрится по-новому. В церкви Спаса Преображения на Ковалеве сочетаются архаичные элементы киевского стиля с новыми художественными формами новгородской архитектуры.

В начале XIV века новгородский стиль ещё не сформировался окончательно, и зодчие продолжали поиск новых форм художественной выразительности. В церкви Николы Белого, 1313 года, есть не только угловые лопатки, но и центральные, которые делят фасады на три части. Храм завершается не трехлопастной кривой, как церкви в Перыне и на Липне, а треугольным (щипцовым) фронтоном и соответственно имеет восьмискатную кровлю. В церкви впервые применен способ декорирования стен многолопастными ползучими арками, впоследствии получивший широкое распространение.

Дальнейшее развитие новгородского стиля, причём в его самом аскетичном варианте, было сделано в церкви Успения на Волотовом поле, 1352 года. Это постройка новгородского владыки Моисея. Церковь Успения на Волотовом поле композиционно продолжала основное направление новгородского зодчества. Она представляет собой одноглавый четырёхстолпный храм с одной апсидой и трехлопастным завершением фасадов, нерасчлененных лопатками. С западной стороны храма к четверику примыкает большой притвор, перекрытый коробовым сводом. Подкупольные столпы сильно придвинуты к стенам, что позволило увеличить внутреннее пространство, при этом западные столпы сделаны скруглёнными в нижней части. Такие столпы были в церкви Параскевы Пятницы на Торгу, но развития в новгородском зодчестве этот приём первоначально не получил. Строители Волотовской церкви вернулись к круглой форме западных столпов и это, впоследствии, стало характерной чертой новгородского зодчества XIV и XV веков.

Фасады церкви не имели практически никаких декоративных элементов, даже угловых лопаток, только аркатурный пояс украшал верхнюю часть светового барабана. Возможно, этот внешний аскетизм связан с личностью заказчика, новгородского архиепископа Моисея. Образ Волотовской церкви был почти полностью повторён им в церкви Михаила Архангела на Сковоротке, построенной в 1355 году. Интересной особенностью западного фасада этой церкви были два окна над притвором и расположенное немного выше круглое окно с валиковой рамой.

Во время Великой Отечественной войны обе эти церкви были полностью разрушены. В 2001 году правительство Германии предложило профинансировать восстановление какого-нибудь объекта, разрушенного фашистами. Выбор пал на церковь Успения на Волотовом поле, которая была восстановлена в 2003 году. Церковь Михаила Архангела на Сковоротке до сих пор находится в руинах, так как средств на её восстановление в современной России найти негде.

Подобные церкви строили и в других городах Новгородской земли. Бурная история, частые войны и пожары не способствовали их сохранению. Уцелела церковь Рождества Богородицы в Порхове на старом городище. Это церковь, после переноса крепости на новое место, стала главным храмом упразднённого Рождественского монастыря. От церкви сохранился основной кубический объём и апсида. Завершение церкви утрачено, но по сохранившимся элементам ясно, что оно было трёхлопастным. Лопатки расположены только на углах, декора практически нет.

Церкви Успения на Волотовом поле и Михаила Архангела на Сковоротке, так же как церковь Николы на Липне и церковь Спаса на Ковалёве были главными храмами пригородных новгородских монастырей. Их аскетизм соответствовал образу монашеского служения, но не мог получить распространения в городских посадских храмах. Поэтому при сохранении объёмно-пространственной композиции, найденной в монастырских храмах, городские посадские церкви имели гораздо более развитый наружный декор. Их фасады разделялись лопатками, в верхней части они украшались многолопастной ползучей аркой, бровки над окнами приобретали трёх и пятилопастную форму, полуциркульные аркатуры и зубчатые пояски получили не только световые барабаны, но и апсиды. Кроме того апсиды украшались вертикальными тягами-валиками. Окна приобретают полуциркульные и стрельчатые завершения. Большую роль в декоре играли ниши разнообразной формы и выложенные на фасадах кресты с голгофами. Эту же роль выполняли вставленные в кладку каменные обетные и поминальные кресты. Если в церкви Николы на Липне круглые ниши на барабане это следы крепления строительных лесов, то в более поздних посадских храмах пояски из полукруглых и треугольных нишек являются уже только декоративным убранством.

Ярким примером нового городского посадского храма является построенная в 1361 году церковь Федора Стратилата на Ручью. Её заказчиками были новгородский посадник Семеон Ондреевич и его мать Наталья. Позднее у южного фасада церкви была устроена их фамильная усыпальница. Храм имеет традиционную для новгородского зодчества композицию, он одноглавый, четырёхстолпный, с одной апсидой. Внутренние подкупольные столбы сдвинуты к стенам, делая просторным центральное пространство. В западной части устроены большие хоры (полати). На них располагались приделы и помещения хранилищ. Вдоль южной стены сделан деревянный переход, который ведёт с полатей в придел над дьяконником, посвященный Симеону Дивногорцу, патрону заказчика. В северо-западном углу храма устроена каменная лестница на полати, в стене под ней находится несколько потайных ящиков и камер для хранения ценностей. Церковь Федора Стратилата имеет классическое трехлопастное завершение. Фасады разделяются плоскими лопатками на три части. Высокий барабан, с восемью чередующимися окнами и нишами, по верху оформлен аркатурой с полукруглыми уступчатыми нишками. Под ней идёт пояс из треугольных ниш (бегунец), окна украшают валики-бровки с зубчиками и круглые ниши между ними. Декор апсиды состоит из вертикальных тяг в виде валиков, которые связанны между собой полуциркульными арками. В верхней части апсиды, между сдвоенными арками, расположен сплошной пояс уступчатых ниш с полукруглым завершением, в некоторых из них расположены окна. Ещё один ряд окон и ниш проходит по центру апсиды. Окна на фасадах расположены в два яруса, их проемы имеют стрельчатые и полукруглые завершения. Так же стрельчатые завершения имеют уступчатые входные порталы. Верх четверика украшают многолопастные ползучие арки, которые связывают лопатки между собой. На западном, южном и северном фасадах, под центральным окном, выложены голгофские кресты. Некоторые ниши на фасадах имели фресковые изображения. Храм получил богатый декоративный убор не свойственный предшествующей новгородской архитектуре. Используя ставшие классическими для новгородского зодчества пространственные решения, строители церкви Федора Стратилата на Ручью дополнили их богатым декоративным оформлением, при этом сохранив ощущение единого монументального объёма. Это образец парадного храма, который относится к новому направлению, возникшему в новгородском архитектурном стиле.

Дальнейшее развитие это направление новгородской архитектуры получило в церкви Спаса Преображения на Ильине улице, заложенной в 1374 году и расписанной в 1378 году. В летописи говорится, что церковь расписана "повелением боярина Василья Даниловича с уличанами Ильины улицы, а подписывал мастер Греченин Феофан". Скорее всего, заказчики росписи выступали и заказчиками строительства храма. Рядом с церковью Спаса Преображения, на месте ныне существующего Знаменского собора, находилась церковь Знамения на Ильине улице построенная в 1354 году "повелением владыки Моисея и всего Новгородского сонмища людей" для чудотворной иконы Богоматерь Знамение.

По плану и общей композиции церковь Спаса на Ильине близка к храму Федора Стратилата. Первоначально храм завершался трёхлопастной кривой, которую при позднейших переделках заменили фронтоном щипцовой (треугольной) формы, в результате посводное покрытие изменилось на восьмискатное. Фасады разделены лопатками на три части. Лопастные ползучие арки завершают каждое прясло и объединяют лопатки в единую композицию. На западном фасаде сохранился след от цилиндрического свода притвора, который первоначально примыкал к храму, возможно, там же была небольшая звонница.

Фасады церкви имеют сложное декоративное убранство. Наряду с разнообразными нишками и поясками, на фасадах размещено большое количество крестов разных форм и размеров. На южном фасаде в центральном прясле, над входным арочным порталом, появляется композиция из трех окон и двух ниш, объединенных пятилопастной бровкой с зубчиками. В верхнем ярусе на всех фасадах расположена композиция из трёх ниш, которые объединяются трёхлопастной бровкой, рисунок которой повторяет завершение фасадов. Оконные проёмы и ниши имеют полукруглое и стрельчатое завершение. Апсида, так же как в церкви Федора Стратилата, украшена тягами-валиками, соединёнными в центре простыми, а в верхней части сдвоенными арками. Между арками расположены уступчатые ниши и окна. Нижняя часть стен церкви имеет множество вставленных в кладку каменных скульптурных крестов различной формы.

Декоративное оформление средних прясел имеет осевую симметричную композицию, которая подчёркивает центричность церкви. Разновеликие кресты, асимметрично расположенные на фасадах храма, придают всей композиции динамизм и лишают её статичности. В некотором роде оформление фасадов церкви Спаса на Ильине созвучно резным фасадам владимиро-суздальских храмов. Игра светотени, создаваемая на поверхности стен разнообразными декоративными элементами, вызывает ощущение лёгкости и нематериальности здания церкви. Возможно такой эффект оказался противоречащим стремлению новгородцев к монументальности и зримой материальности их храмов. Поэтому широкого распространения это направление в новгородской архитектуре не получило, несмотря на всю свою декоративность.

Одновременно с храмами, имеющими богатое декоративное убранство, строились более скромные церкви с традиционным оформлением фасадов. К ним относятся церковь Петра и Павла на Славне 1367 года, церковь Рождества Богородицы на Михалицы 1379 года, церковь Рождества Христова на поле 1381 года, церковь Иоанна Богослова на Витке (в Радоковицах) 1384 года и церковь Власия на Волосове улице 1407 года.

Все эти храмы представляют собой классические одноглавые четырёхстолпные храмы с одной апсидой и трёхлопастным завершением. Фасады разделяются лопатками на три прясла, вверху они объединяются многолопастной ползучей аркой. Скромный декор, в виде полукруглых и стрельчатых нишек, иногда дополняется простыми "бровками". Входы оформлены простыми уступчатыми порталами с зубчатой "бровкой". В церкви Рождества Христова портал имеет стрельчатую форму. На северном фасаде и в верхней части апсиды церкви Петра и Павла есть небольшие пояски поребрика. Церковь Власия, построенная жителями Людина (Гончарского) конца, имеет на северном фасаде уступчатый портал со стрельчатым завершением, а над ним большую нишу с фреской "Священномученик Власий". В монастырской церкви Рождества Богородицы трёхлопастное завершение фасадов заменили более простыми щипцовыми фронтонами с восьмискатной кровлей. Декор церкви Иоанна Богослова на Витке более разнообразный, но весь сосредоточен в центральном прясле южного фасада. Вход украшен уступчатым порталом, над порталом находится группа из трех окон и двух узких нишек между ними. Вся они объединяются декоративной пятилопастной "бровкой". Выше сделана ещё одна крупная ниша с полукруглой "бровкой", а над ней стрельчатое окно с треугольной "бровкой".

Все названные храмы имеют ясную и лаконичную композицию без лишних деталей. Небольшие украшения имеют только главные фасады. В этом случае декоративные элементы сосредоточены только в центральном прясле, что подчёркивает вертикальность и центричность церкви. Зодчие сознательно отказываются от применения сложного фасадного декора для сохранения целостности основного объёма храма.

Не последним основанием для отказа от декоративной обработки фасадов были экономические соображения. Новгородские храмы строились в технике смешанной кладки из местного известняка и кирпича. Сделать тонкие декоративные детали из грубого и плохо поддающегося обработке камня невозможно, для этих целей приходилось дополнительно применять кирпич, что сильно удорожало строительство. Для прижимистых новгородцев это был весомый аргумент.

Последним храмом с развитым фасадным декором стала церковь Петра и Павла в Кожевниках 1406 года. В летописи указано, "того же лета поставиша церковь каменну святых апостол Петра и Павла, в Неревском конце, в Панской улицы, за болшим валом, на Софийской стороне". Эта часть за валом была заселена кожевниками, они и стали заказчиками церкви. Люди они были не бедные, поэтому на церковь не поскупились.

Церковь Петра и Павла имеет традиционную композицию с трёхлопастным завершением. Входы оформлены порталами, стрельчатым на западном фасаде и полуциркульным на южном. Фасады разделяются лопатками на три прясла, в верхней части стены лопатки связаны многолопастной ползучей аркой. В отличие от оформления церкви Федора Стратилата на Ручью и Спаса Преображения на Ильине улице в церкви Петра и Павла в Кожевниках декоративные элементы сосредоточены только в центральных пряслах южного и западного фасадов, на световом барабане и апсиде. С севера храм не имеет никаких декоративных элементов. Фасадный декор состоит из розеток, пятиугольных и круглых нишек, поясков поребрика и бегунца, аркатуры и пояса из полукруглых ниш на барабане, тяг и арок из валиков на апсиде. Разнообразные комбинации окон и ниш оформляются пятилопастными и треугольными "бровками". Несколько рельефных голгофских крестов украшают южный и западный фасады. В кладку вставлены обетные и поминальные каменные кресты. Церковь Петра и Павла в Кожевниках завершила развитие парадного типа новгородских посадских храмов, сформированного в церквях Федора Стратилата на Ручью и Спаса Преображения на Ильине.

К сожалению, в динамичное развитие новгородского зодчества вмешалась политика. В первой половине XV века Новгород становится одним из главных препятствий на пути объединения русских земель вокруг Москвы и создания единого национального государства. В этот период Новгородская республика все силы направляет на защиту своей независимости от Великого княжества Московского.

Стремление сохранить свою самостоятельность и самобытность, проявилось и в архитектуре. Именно оно определило консервативный характер новгородского зодчества, связанный с возвращением к формам XII–XIV века. В XV веке прекращается поиск новых пластических решений, новгородская архитектура обращается к найденным ранее композиционным приёмам и художественным образам прошлого. Новгородский владыка Евфимий вводит практику разборки обветшалых церквей и возведению на их фундаментах новых храмов, копирующих старые формы, часто в упрощённом виде.

В конце XV века единственным новым решением в архитектуре становится появление в храмах подклета, нижнего этажа предназначенного для хозяйственных целей. Причём подклеты устраиваются не только в новых храмах, но и в уже построенных. Такой перестройке подверглась, в том числе, и церковь Петра и Павла в Кожевниках. Новгородские храмы фактически становятся двухэтажными, но появление уровней не находит отображения на фасадах. Они сохраняют сложившуюся ещё в XIV веке вертикальную композицию.

К постройкам этого периода относятся церкви Иоанна Предтечи на Опоках 1454 года, Двенадцати Апостолов на Пропастех 1455 года, Ильи на Славне 1456 года, Успения на Торговище 1458 года, Дмитрия Солунского на Славкове улице 1462 года, Уверения Фомы 1465 года.

Первая церковь Иоанна Предтечи на Опоках была заложена в 1127 году князем Всеволодом Мстиславичем. Название "на Опоках" храм получил от залегавшей в этом месте серовато-белой глины. В 1453 году повелением архиепископа Евфимия древний храм был разрушен, а на его месте построен новый. При строительстве церкви были использованы старые фундаменты и нижние части стен. Архиепископ Евфимий попытался при перестройке храма придать ему древние формы XII века, в том виде как он их понимал. В результате получился шестистолпный, трёхнефный храм с тремя апсидами. Позднее в нижней части храма был устроен подклет.

Несмотря на значительные размеры он имел одну главу. Фасады разделены плоскими лопатками на прясла, западный и восточный имеют по три прясла, а северный и южный по четыре. Покрытие не позакомарное, а палаточное, то есть каждое прясло завершается двускатной щипцовой кровлей. Декор фасадов отсутствует, на световом барабане простая аркатура. В верхней части прясел сделана двухуступчатая полукруглая арка, имитирующая форму закомар.

Во время Великой Отечественной войны церковь была разрушена, восстановлена в 1950-е годы.

Интересна история храма. Он принадлежал Ивановской общине купцов-вощаников торговавших воском и мёдом, в которую входили купцы, внёсшие 50 гривен серебром и получившие звание "пошлых" (от пошлины), то есть потомственные. При церкви Иоанна Предтечи на Опоках существовал купеческий суд, возглавлявшийся тысяцким и состоявший из трёх старост от бояр и двух от купцов, которые разбирали все тяжбы по торговым делам. В церкви хранились новгородские эталоны мер и весов, такие, как "вес вощаный", "медовый пуд", "локоть иванский" для измерения длины сукна, "гривенка рублёвая" для взвешивания металлов, специальные весы "скалвы вощаные", позднее в подклете церкви хранились городские весы принадлежавшие царю.

Ещё одним примером деятельности архиепископа Евфимия служит церковь Успения на Торговище. По его повелению она была порушена и поставлена на старой основе в 1458 году. Первоначальная церковь князя Всеволода Мстиславича, в память новгородцев погибших в сражении у Ждановой горы, была возведена в 1135 году, поэтому её композиция напоминает храм Иоанна Предтечи на Опоках. Церковь Успения трехнефная, шестистолпная, трехапсидная. Она имеет одну главу и сейчас покрыта на четыре ската, скорее всего при перестройке она имела палаточное покрытие по типу церкви "на Опоках". Фасады разделены лопатками, которые завершаются двухуступчатыми арками закомар. Барабан декорирован поясками "бегунца" и "поребрика". Внутреннее пространство церкви разделено шестью столпами, из которых два восточных квадратные, а остальные круглые.

К этому же типу храмов относится церковь Ильи на Славне, первоначально построенная в 1202 году и воссозданная "по старой основе" в 1455 году. Во время войны церковь была сильно разрушена, в 1950-е годы частично восстановлена и использовалась под жильё. В этом состоянии она существует до сегодняшнего дня. В настоящее время является самой древней обитаемой постройкой в России. Охраняется государством.

Патриотическая практика владыки Евфимия, который разрушал обветшалые старые церкви и заменял их новыми, повторявшими прежние формы, или, говоря по-современному – "новоделами", оказалась привлекательной. Она была продолжена при строительстве церкви Воскресения Христова на Мячине и церкви Дмитрия Солунского на Славкове улице.

Церковь Воскресения Христова на Мячине (Уверения Фомы в Воскресении Христовом на Мячино) построена на старой основе в 1463 году. В летописи Авраамки говорится "того же лета великая улица Воскресеньска, многие христиане, по благословлению пресвященного архиепископа Великого Новгорода и Пскова владыки Ионы, заложиша церковь святое Воскресенье Христово а старая порушлись", то есть в этом случае инициаторами постройки новой церкви выступали местные жители. При строительстве церкви использовалась отработанная технология разрушения старого храма и его замены на "новодел". Разобранная каменная церковь, построенная в 1196 году, была близка к церкви Спаса на Нередице, поэтому новый храм повторил уже архаичные для своего времени формы конца XII века. Существующая четырёхстолпная церковь имеет три апсиды, фасады разделены лопатками на три прясла и завершаются полукруглыми закомарами. В отличие от своего образца, новая церковь при постройке получила подклет в нижнем ярусе. Из-за этого дверной проем с полуциркульным завершением сделан на втором уровне северного фасада. С этим же связано размещение на втором уровне вкладных поминальных крестов. Раньше ко входу вело деревянное крыльцо. При ремонте, после шведского разорения в Смутное время, северный фасад получил декоративное оформление в закомарах в виде нескольких рядов "поребрика" и "бегунца".

Храм сильно пострадал во время войны, а весной 1960 года, из-за плохой кровли, обрушился центральный свод с барабаном и главкой. На церкви выполнили противоаварийные работы и она была законсервирована. Это временно приостановило её дальнейшее разрушение, но никаких работ по восстановлению церкви больше не проводилось.

Первая церковь Дмитрия Солунского на Славкове улице была посвящена победе на Куликовом поле. Её построили в 1382 году, но в этот же год она рухнула и была отстроена заново. В 1462 году старую церковь разобрали и заложили новую, которую через год закончили. Это вполне рядовая новгородская церковь сейчас выделяется мощным декоративным завершением центральных прясел рядами "поребрика" и "бегунца", но они появились при позднейших подновлениях храма.

Кроме церквей восстанавливаемых на старой основе, в это время строились и новые, в основном повторяющие формы XIV века.

Церковь Двенадцати Апостолов на Пропастех 1455 года поставлена на месте храма 1358 года построенного мастерами Андреем Захарьиным и Даниилом Козиным. Эта каменная церковь разрушилась в начале XV века и на её месте, в 1432 году, владыка Евфимий поставил деревянную церковь. Неуёмный характер новгородского владыки не мог допустить замены каменного храма деревянным, и в 1455 году строится ныне существующая каменная церковь. Она значительно меньше своей предшественницы и представляет собой традиционную одноглавую четырёхстолпную церковь с одной апсидой. Церковь невелика по размерам, в своих решениях она вполне традиционна, практически не имеет декора, но очень изящна по пропорциям. Сейчас у церкви восьмискатное покрытие, полученное после пожара в 1904 году, хотя при постройке она имела трёхлопастное завершение. Своё название "на пропастех" или "у скудельницы" церковь получила от кладбища, возникшего в страшный голод 1230 года.

В 1467 году в Зверином монастыре строится церковь Симеона Богоприимца. История её возникновения связана с "великим мором", эпидемией чумы случившейся в 1466 году. Ради её прекращения 1 октября 1466 г, была поставлена обыденная (построенная за один день) деревянная церковь во имя Симеона Богоприимца. Построенная на следующий год, по обету горожан, каменная церковь сделана в формах XIV века, но имела подклет в нижнем уровне. Появление второго уровня никак не выделено на фасадах, они сохранили вертикальное членение лопатками. На второй этаж поднимались по деревянному крыльцу. Сама церковь одноглавая, четырёхстолпная, с одной апсидой и трёхлопастным завершением, которое в XVII веке было заменено на восьмискатное покрытие. Церковь интересна своей росписью, которая в изображениях святых представляет церковный календарь.

По своей композиции и размеру церковь Симеона Богоприимца близка к церкви Двенадцати Апостолов на Пропастех. Обе церкви небольшие, очень лаконичны по декору и при этом весьма изящны. Они хорошо характеризуют новгородское зодчество второй половине XV века. В это время идёт не поиск новых пластических и декоративных решений, а совершенствование пропорций и деталей.

Стремление новгородцев сохранить свою независимость, в конце концов, привело к военному конфликту с Великим княжеством Московским. Потерпев поражение в 1471 году в битве на Шелони, новгородцы уже не имели возможности сопротивляться, и в 1478 году были вынуждены признать власть великого князя Ивана III. Новгород потерял свою независимость и вошёл в состав Московского государства. Посадничество, как символ самостоятельности, было ликвидировано, вече запрещено, а вечевой колокол увезен в Москву. На этом собственно и закончилась история независимой Новгородской республики.

Присоединение Новгорода к Москве надолго остановило в нем строительство храмов. Последняя церковь в независимом Новгороде была сооружена в 1467 году, а первая после присоединения только в 1510 году. Этой первой церковью стала церковь Жён-Мироносиц, построенная по заказу московского гостя Ивана Сыркова, основателя знаменитой купеческой династии. Он попал в Новгород после его присоединения к Москве, когда Иван III выселил из города многих "лучших людей" и передал их владения московским служилым людям и купцам. Позднее династию Сырковых, построивших множество храмов и монастырей, полностью уничтожил Иван Грозный при разгроме Новгорода в 1570 году.

По планировке церкви сразу видно, что она строилась купцом. Церковь имеет двухэтажный подклет (первый этаж подвальный и расположен ниже уровня земли) который использовался под склады. Сама церковь одноглавая, четырехстолпная, с тремя апсидами. Основной объем четырёхстолпного храма отделяется стеной от западной части храма, дополнительно разделенной деревянным перекрытием на два яруса, в верхнем ярусе размещалось два придела. Это первая "тёплая" каменная посадская церковь в Новгороде. Стены разделены лопатками, в верхней части прясел сделаны двухуступчатые полукруглые арки. Фасады имеют щипцовое "палаточное" завершение. По центральной оси западного фасада на стене устроена звонница. В храм ведёт высокое деревянное крыльцо. Церковь Жён-Мироносиц соединяет в себе элементы новгородского и московского стиля.

В XVI веке архитектура Новгорода постепенно начинает терять свои специфические особенности и приобретает общерусский характер, но это уже другая история...


Теперь подведём некоторые итоги.

Новгородский архитектурный стиль складывается в период существования Новгородской республики в 1136–1477 годах. На его становление большое влияние оказал древнерусский стиль Смоленской школы зодчества.

Расцвет стиля приходится на вторую половину XIV века. В это время строятся наиболее значительные памятники.

В XV веке, сформировав свою оригинальную художественную форму, новгородский стиль приобретает консервативный характер и начинает воспроизводить образы, созданные в предшествующее время. Возникает практика разборки храмов и замены их новыми, но с повторением старых форм (новоделами).

После присоединения к Московскому государству новгородский стиль постепенно теряет оригинальные черты и начинает перенимать приёмы московской архитектуры.

В Новгородской архитектурной школе в период с XII по XV века сложился оригинальный тип посадского крестовокупольного храма, который по своим формам, строительным материалам, объёмно-планировочным решениям и художественному оформлению отвечал вкусам и традициям новгородцев.

Перечислим основные характеристики новгородского посадского храма.

  • Четырёхстолпный, с ярко выраженной центричностью основного объёма. Внутренние столпы квадратной формы, могут быть скруглёнными в нижней части. У западной стены устраивались полати (хоры). На них располагались приделы и помещения хранилищ. В поздних постройках в нижнем уровне делался подклет, который на фасадах храма никак не выражен.
  • Имеет одну главу, барабан с четырьмя окнами или комбинацией из четырёх окон и четырёх ниш.
  • На восточном фасаде выступает одна полукруглая апсида.
  • С западной стороны к основному объёму примыкает невысокий притвор с полукруглым завершением.
  • Стены разделяются плоскими лопатками на три прясла. В ранних памятниках лопатки могут быть только на углах или совсем отсутствовать. В верхней части лопатки стягиваются двухуступчатой многолопастной ползучей аркой.
  • Окна в уступчатых нишах полукруглой или стрельчатой формы. Часто размещаются в два яруса.
  • Фасады имеют трёхлопастное завершение, однако оно не обязательно повторяет конструкцию сводов.
  • Храмам присуща монументальность и нерасчленённость основного объёма. Приделы не пристраиваются к храму, а располагаются внутри в угловых ячейках на полатях (хорах), иногда устраиваются над дьяконником.
  • Декоративное убранство скромное и лаконичное, в основном размещается в центральном прясле. Состоит из разнообразных плоских ниш, валиков и зубчатых бровок разной формы. Порталы уступчатые, иногда имеют стрельчатую форму. Используется комбинация из трёх окон и двух ниш с пятилопастной бровкой. На фасадах асимметрично расположены рельефные голгофские кресты. Вкладные каменные кресты устанавливаются на стенах храма, чаще всего у входов. Барабан украшен аркатурным поясом, в поздних храмах дополнительно имеет пояски из "поребрика" и "бегунца".
  • Кладка стен из местного красно-бурого или серого известняка в комбинации с брусковым кирпичом. Из кирпича выполнялись арочные перемычки, световые барабаны, лопатки и декоративные элементы. На фасадах делалась затирка швов цемянкой или известково-песчаным раствором. Внешняя поверхность стен не штукатурилась.

Сейчас некоторые новгородские церкви кажутся приземистыми, но не надо забывать, что Новгород являлся одним из крупнейших европейских городов. Глубина культурного слоя в нём составляет несколько метров. Из-за этого церкви как бы вросли в землю. При реставрации стараются открыть или хотя бы обозначить реальный уровень земли, на котором возводились новгородские храмы.


В заключение дадим краткое описание новгородского архитектурного стиля.

Церковь в новгородском стиле это центричный, одноглавый, четырёхстолпный храм с одной апсидой и притвором с западной стороны. Имеет трёхлопастное завершение и скромный плоскостной декор. Характеризуется монолитностью и нерасчленённостью основного объёма. Строилась в технике смешанной кладки из известняка и кирпича, без последующей штукатурки.


* * * * *

Говоря о новгородской архитектуре нельзя не сказать, что эти храмы сохраняли до нашего времени древние фрески. Их ценность в том, что в Новгороде уцелели не только отдельные фрагменты, но и полные композиции внутренней росписи. В основном такие циклы фресок были в пригородных монастырских храмах: в Волотово, Ковалёве, Нередице. К несчастью, именно эти храмы были полностью разрушены гитлеровцами во время войны. Казалось, что фрески утрачены навсегда, но подвижнический труд реставраторов, собирающих фрагменты фресок из отдельных обломков, дают надежду на их восстановление. В 1965 году эту работу, на церкви Спаса на Ковалёве, начали замечательные художники-реставраторы - Валентина Борисовна и Александр Петрович Грековы. Они первыми стали путём кропотливого подбора восстанавливать из фрагментов разрушенный слой фресковой живописи. Этот сложнейший труд не закончен до сих пор. Сейчас восстанавливаются фрески церкви Успения на Волотовом поле. Реставраторам надо их заново собрать из почти двух миллионов обломков разных размеров. Они надеются, что удастся восстановить больше 50% утраченных фресок.


* * * * *

Несколько слов в защиту доброго имени заказчика церкви Спаса на Ковалёве.

Заказчиком церкви Спаса на Ковалёве часто называется Онцифор или Анцифер Жабин. Его имя упоминается во многих популярных и специальных изданиях. На самом деле это ошибка и настоящим заказчиком церкви являлся новгородец Окинфа (Акинф) Жабин. Откуда возникла эта ошибка? Как ни парадоксально, из летописи.

Вторая Новгородская летопись, называемая Архивской или летописью Малиновского, представляет собой ряд извлечений из новгородских сводов. Она состоит из разрозненных фрагментов разных неизвестных новгородских летописей, без соблюдения хронологической последовательности, иногда с повторением одних и тех же статей и описаний событий. В одном таком отрывке записано "В лето 6853. Заложи Онцифор Жабин святого Спаса на Ковалеве". Больше никаких указаний о заказчике церкви нет.

Вроде всё ясно. Онцифор, он и есть Онцифор.

Однако в другом отрывке этой же летописи записано, что заказчиком церкви был Акинф Жабин. Это же имя в разных редакциях указывают летопись Авраамки, Четвёртая Новгородская летопись, Новгородская Карамзинская летопись, Новгородская летопись по списку Дубровского и Владимирский летописец. Самую подробную информацию сохранил Летописец Новгородский церквам божиим (Третья Новгородская летопись). Под 6853 (1345) годом записано " Того же лета постави церковь каменну святаго Спаса Акинф Жабин, на Ковалеве в манастыре, 3 поприща от Великаго Новаграда, по благословению великаго святителя архиепископа Василия Великаго Новаграда и Пскова".

Сообщение об Онцифоре Жабине единственное и по времени написания самое позднее. Оно связано с ошибкой переписчика, на это указано в Академическом издании Второй Новгородской летописи в 1965 году. Возможно, переписчик перепутал Окинфа Жабина с Онцифором Лукиничем, который через три года, в 1348 году, разбил шведов на Жабьем поле. Как бы то ни было, но именно эту ошибку интернет растиражировал до немыслимых размеров, одновременно превратив заказчика церкви в боярина.

Сейчас возникла новая версия, что Онцифор это полная форма имени Акинф, но это ерунда, так как Онцифор/Анцифер это простонародная форма от имени Онисифор, а Акинф - разговорная форма имени Иакинф.

Итак, ещё раз скажем, что настоящим заказчиком церкви Спаса на Ковалёве был новгородец Окинфа Жабин (в поздних списках его имя писалось как Акинф), а был он боярином или купцом неизвестно.


Автор: Сергей Попов.
23 марта 2017.

Обсуждение статьи >>

Все храмы новгородского стиля в каталоге >>