ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
Вход

У меня есть логин и пароль

E-mail или логин

Пароль

Регистрация

Я новый пользователь

 

Восстановление пароля

Я забыл пароль

E-mail или логин


Алматы. Кафедральный собор Вознесения Господня.

Свято-Вознесенский (бывший Туркестанский) кафедральный собор


Деревянный собор. Действует. (вся деревянная архитектура в каталоге →
Престолы:Вознесения Господня
Год постройки:Между 1904 и 1906.
Архитектор:К.Борисоглебский, С.Тропаревский, А.Зенков
Ссылки: Официальный сайт 
Адрес:
Республика Казахстан, 480002 г.Алматы, ул.Гоголя 40 В, Парк 28-ми гвардейцев - панфиловцев

Координаты:43.258722, 76.953196


Добавить фотографию
Автор: Зайцев Олег Семенович
Снято: 7 октября 2010 Добавлено: 5 октября 2011
Условия использования фотографии нужно согласовать с автором.
Кафедральный собор Вознесения Господня-Алматы-г. Алматы-Казахстан-exploreman
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)exploreman
18 августа 2013
Сортировка:


Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Елена Громакова
30 сентября 2005
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)exploreman
18 августа 2013
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Частная коллекция. Фото 1948 г.
Михаил Мещанинов
1 января 1948
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
фото с сайта http://cdn.fishki.net/upload/post/2016/04/16/1921471/1238a68521109b3e72b8eae27e31c011.jpg
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Качалин Александр Анатольевич
1 января 1928
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Фото с сайта http://www.etoretro.ru
Андрей Агафонов
1 января 1910
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Фото с сайта http://www.etoretro.ru
Андрей Агафонов
1 января 1910
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Фото с сайта http://www.etoretro.ru
Андрей Агафонов
1 января 1910
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Фото с сайта http://www.etoretro.ru
Андрей Агафонов
1 января 1910
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Фото с сайта http://www.etoretro.ru
Андрей Агафонов
1 января 1910
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Фото с сайта http://www.etoretro.ru
Андрей Агафонов
1 января 1910
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Фото с сайта http://www.etoretro.ru
Андрей Агафонов
1 января 1910
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Предыдущий, разрушенный землетрясением 1887г., собор. Фото с сайта EtoRetro.
Андрей Агафонов
1 января 1897
Кафедральный собор Вознесения Господня - Алматы - г. Алматы - Казахстан
Предыдущий, разрушенный землетрясением 1887г., собор. Рис. из журнала "Нива".
Андрей Агафонов
1 января 1897




Добавить статью/комментарий
Статью добавил(а): Елена Громакова,  24 мая 2009

Храм был выстроен с осени 1904 г. по весну 1906 г. из сверхпрочной тяньшанской ели, при строительстве фундамента реализовали идею "жестко-упругой корзинки с сильно пониженным центром тяжести". Собор выдержал сильнейшее десятибальное землетрясение в 1910 г., которое разрушило половину города. В 1929 г. храм закрыли и в нем были экспозиции Центрального государственного музея, а на колокольне располагалось первое в Казахстане радио. С 1985 по 1995 г. в храме был концертно-выставочный зал. В 1995 г. проведены первые богослужения.


Статью добавил(а): Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Александр Богданов,  4 сентября 2011

Алматинский Свято-Вознесенский собор. Этот собор находится в городе Алматы, расположенном у подножия гор Алатау, где землетрясения разрушительной силы не редкость. Но люди научились строить здания, которые почти не разрушаются при подземных толчках. Одним из таких знаменитых строителей был Андрей Павлович Зенков. Он строил не только быстро и красиво, но и самое главное — крепко. 100 лет прошло как был построен им Свято-Вознесенский собор — редкая по своей красоте достопримечательность города, уникальный памятник архитектуры XIX—XX вв. города Алматы. Это великолепное высотное здание возведено в лучших традициях каменной русской архитектуры, но полностью из древесины.История строительства собора длинная и интересная. О необходимости православного собора для города Верного (так назывался город до 1921 г.) говорили ещё первые епископы Туркестанской епархии в конце XIX века. Велась переписка, были составлены проект и смета. Разрушительное землетрясение 1887 года внесло изменения в планы строительства. Почти начисто были снесены все постройки Верного. Исследования показали, что каменные постройки пострадали во много раз сильнее деревянных. Хотели перенести город на другое место. Инженер А.П. Зенков отсоветовал, сказав: «…Строили неправильно, вот и снесло. А мы построим как следует — и будет стоять век. Ни одно землетрясение не шелохнёт».

В 1899 году архитектор К.А. Борисоглебский представил проект для здания собора на утверждение Строительному комитету и Епархии. В 1903 году Святейший Синод утвердил проект, и в 1904 году начинается возведение собора. Ответственным за производство всех работ был назначен А.Н. Зенков. Всё, что строил он, узнаётся безошибочно. Он не любил обнажённого пространства, гладкого места: возводил шпили и арки над окнами, узорные решётки, резные наличники, ажурные железные украшения. Строительство собора завершилось в августе 1907 года. По желанию жителей города собор был посвящён «Вознесению Господа нашего Иисуса Христа». На торжестве освящения собора епископ Туркестанский Дмитрий назвал его «одним из величайших деревянных храмов нашего отечества». До сих пор ходит народная молва, что собор построен «без единого гвоздя». Но это неверно. Сам Зенков писал о колокольне так: «Стены её в углах и простенках прошиты восемью сквозными вертикальными болтами».

Украшение храма Зенков поручил местному художнику Н. Г. Хлудову. Об иконостасе писалось в «Семиреченских ведомостях»: Иконостас здесь резной и прекрасный, /Золотом чисто, искусно покрыт,/ Он грандиозный, высокий, трёхчастный, /Точно охвачен огнём и горит. Здание собора уникально тем, что многое здесь осуществлено впервые в строительной практике Семиречья. Впервые применён железобетон, антисептирование древесины, вентиляция. Впервые возводилось здание с решением его сейсмической устойчивости.Землетрясение в 10 баллов, случившееся в 1910 году, стало серьёзным испытанием для собора — второго по высоте деревянного здания в мире. Землетрясение, которое весь одноэтажный Верный превратило в развалины, словно обошло стороной собор. Лишь слегка просел юго-восточный угол колокольни, согнулся крест и выбило некоторые стёкла из окон. «При грандиозной высоте, — писал Зенков о своём творении, — собор представлял собой очень гибкую конструкцию. Колокольня его качалась и гнулась, как вершина высокого дерева, и работала, как гибкий брус».

После 1917 года многое изменилось в Верном. В 1929 году были сброшены колокола со звонницы Свято-Вознесенского кафедрального собора, уничтожен удивительный по своей красоте иконостас с позолоченной резьбой, разворована церковная утварь. В 30-х годах здесь разместилась радиостанция, затем Республиканский краеведческий музей. Всё внутреннее пространство было изменено настолько, что даже посвящённому зрителю трудно было определить начальную планировку. Яркие многоцветные купола перекрасили в зелёный цвет, а фасад — в розовый. Когда собор вернули церкви, уже было стёрто в памяти даже его точное название — восстанавливалось оно по архивным документам.Река времени неизменно течёт вперёд. 1970-е годы знаменуются всплеском общественного интереса к памятникам истории и культуры. В 1976 году Свято-Вознесенский собор был отреставрирован. С 1985 года Центральный музей Казахской ССР переехал в новое здание, в соборе разместился концертно-выставочный павильон.

В 1994 году собор был передан Русской православной церкви, начались реставрационные работы. К намеченному летом 1995 года освящению Святейшим патриархом Всея Руси Алексием II были восстановлены алтарь, ризница, притвор, вентиляция, подняты на звонницу новые колокола. Сегодня полностью восстановлено функционирование собора в соответствии с канонами церкви. В 2007 году Национальный банк Казахстана выпустил в обращение монету «Кафедральный собор» номиналом в 500 тенге из серебра.

 сайт "Русская еженедельная газета "Единение"


Статью добавил(а): Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Качалин Александр Анатольевич,  22 апреля 2015

Строительство Туркестанского Кафедрального собора в Пушкинском парке было начато в 1904 году при епископе Туркестанском и Ташкентском Паисии (Виноградове). Проектировали собор местные архитекторы: Константин Аркадьевич Борисоглебский и Сергей Константинович Тропаревский. Общий надзор за строительством осуществлял областной инженер Андрей Павлович Зенков. Вознесенский кафедральный собор в г. Алматы построен в 1907 году. Собор имеет три придела: Центральный освящен в память праздника Вознесения Господня, южный - Благовещения Пресвятой Богородицы, и северный Веры Надежды, Любови и матери их Софии, которых принято было считать покровителями Семиречья. Следует особо отметить труды главного строителя собора, начальника строительного отделения Семиреченского областного правления, подполковника Андрея Павловича Зенкова – автора гениальной инженерной идеи возведения в сейсмоопасной зоне грандиозного по высоте и объему деревянного здания. В 1911 году Кафедральный собор выдержал катастрофическое землетрясение, постигшее город Верный. Вознесенский собор является уникальным архитектурным сооружением. Это одно из высочайших в мире деревянных зданий, самый высокий в мире православный деревянный храм. Высшая точка на верхнем конце креста на главном куполе составляет 39, 64 м, то же самое на верхушке колокольни – 46м. Вместительность – 1,8 тысяч человек. Епископ Пимен (Белоликов)Первым настоятелем собора был назначен протоиерей Алексий Шавров. В 1916 году, в городе Верном учреждена кафедра викарного архиерея, на которую назначен епископ Пимен (Белоликов) с титулом Верненский и Семиреченский.

3 сентября 1918 года преосвященный Пимен был арестован и расстрелян без суда и следствия, бойцами отряда Кихтенко. На Архиерейском Юбилейном Соборе 2000 года священномученик Пимен (Белоликов) прославлен для общецерковного почитания. С 1929 года использовался как Центральный государственный музей Казахской АССР, в связи с чем внутренний интерьер здания был Вознесенский Кафедральный соборизменен. Колокольня собора использовалась для организации первых радиопередач в Алма-Ате. В апреле 1995 года, Указом Президента РК Н.А.Назарбаева, был передан в бессрочное и безвозмездное пользование Русской Православной Церкви. В июне 1995 года, во время своего визита в Казахстан, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (+2008), совершил в Вознесенском соборе Божественную литургию. В 2004 году началась реставрация собора, в результате которой был воссоздан иконостас, началась роспись стен. В январе 2010 года, в ходе официального визита в Республику Казахстан, Божественную Литургию в Вознесенском соборе совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

http://mission-center.com/en/-kazahstan


Статью добавил(а): Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Качалин Александр Анатольевич,  24 января 2017

Часовня над местом Св. престола Туркестестанского кафедрального собора, разрушенного землетрясением 28 мая 1887 г. Снесена, находилась в городском парке, ныне восточная часть 28-ми гвардейцев-панфиловцев.

История Собора коротка и печальна. Храмоздание было поставлено в 1884 г. и три года спустя погибло в природной катастрофе. Местная газета писала по этому поводу:«постройка Собора начата еще в 1868 г. Возведение его поручено Комитету по устройству города. К этому собору проведена в 1869 г. от Алматинской станицы улица, обсаженная деревьями. На месте назначенного для губернаторского дома начато разведение сада. Выбрано и обнесено рвом и валом место для кладбища и построена на нем часовня из камня» (речь идет об освоении Парка 28-ми гвардейцев–панфиловцев).

Благоустройство Соборной площади дало толчок развитию Нового города на юго-запад от станицы. В 1869-74 гг. проведен бульвар (с 1879 г. ул. Соборная, затем проспект ген. Колпаковского, с 1919 г. пр. Ленина, ныне Достык). В 1912 г. восточный участок парка, названный в народе Церковным, или Гефсиманским садом, благоустроили, руины фундамента храма засадили белой акацией, установили беседки и скамейки, поставили памятник - бюст императору Александру-Освободителю.

В 1899 г. западную часть городского парка, раннее занятого станичным кладбищем, стала именовать Пушкинский садом. Здесь был заложен и в 1907 г. воздвигнут новый Туркестанскимй собор.

Описание часовни находим в похоронном церемониале первых большиков Семиречья К. Овчарова и А. Березовского. В апреле 1919 г. городской парк получил в связи с этим событием название «Парк борцов, павших за Свободу». Газета отмечает, что устроители, предварительно проломив лаз в фундаменте часовни, поместили внутрь помещения гробы героев. После селя 1921 г. место часовни расчистили и организовали коммунистический пантеон, где предавали земле партийно-советскую элиту города. После войны на этом месте разбили Мемориал Славы с зажжением Вечного огня.

http://proskurin.ucoz.kz/publ/1-1-0-39


Статью добавил(а): Сергей Ковров,  14 сентября 2017

26 сентября 1903 года в Пушкинском саду (сейчас он носит название "Парк имени 28 героев-панфиловцев") прошла закладка храма. Строили его с 1904 по 1907 год. До сих пор вызывает множество споров авторство собора. Кто же придумал и спроектировал главный православный собор Верного?

Народная молва прочно закрепила авторство за Андреем Павловичем Зенковым. Ревнители справедливости, впрочем, тут же определили ему лишь место «прораба», зачислив в архитекторы Поля (Павла Васильевича) Гурдэ. На самом деле Вознесенский собор – плод коллективного творчества. И авторами первоначального проекта являются московские архитекторы Сергей Константинович Тропаревский и Константин Аркадьевич Борисоглебский. К тому времени они уже участвовали в проектировке нескольких московских храмов и в Верный приехали на подработку.

Впрочем, Тропаревский и Борисоглебский участвовали лишь в «бумажном» этапе создания храма, ибо в 1902 году, за несколько лет до начала строительства собора, они покинули Семиречье. А вот доводить проект до ума действительно пришлось Андрею Зенкову и Полю Гурдэ. Разрисовкой храмовых стен и иконописью занимался будущий классик и основоположник изобразительного искусства в Казахстане Николай Гаврилович Хлудов.

– Строительство собора было закончено в 1906 году – как раз в тот период, когда в искусстве Российской империи правил бал модерн, – рассказывает искусствовед и педагог Ирина Дружинина. – Но модерн бывает разный. В случае с Вознесенским собором это эклектика, реконструкция старинных неклассических стилей. С одной стороны, это классический православный пятикупольный собор. Во время строительства был популярен такой вид модерна, как неорусский стиль (или, как его еще называли, «а-ля рюс» или «византийщина»). Об этом свидетельствует раскраска купола. Но если присмотреться к нему внимательнее, мы видим черты классического ампира – если убрать купола и кресты, то нам явится классическая русская усадьба начала XIX века. Ну а витражи – явный признак неоготики!

По-прежнему живучи в народе слухи про подземные ходы от храма к Архиерейскому дому (нынешнему Дому офицеров). Реставраторы, работавшие в храме в 1970-х годах, все перерыли, но никаких ходов не нашли. Но самым главным среди всех слухов, конечно же, является тот, без которого, наверное, не обходится ни одна обзорная экскурсия по городу. Каждый алматинец знает и гордится тем, что Вознесенский собор построен «без единого гвоздя». Этот слух не без гордости десятилетиями повторяется на все лады, хотя он является чистой воды мифом. Впрочем, этот миф родился не на пустом месте, ибо инженерные решения поражают своей гениальностью даже сегодня. Ведь то, что собор выдержал сильное, в 9–10 баллов землетрясение 1911 года, – чистейшая правда! И в этом целиком и полностью заслуга великого архитектора и инженера Андрея Павловича Зенкова. Существует история о том, как во время землетрясения Андрей Павлович Зенков первым делом побежал в парк – посмотреть, стоит ли его творение. И когда увидел, что собор устоял, радовался как ребенок.

Рассказывает известный казахстанский архитектор Алмас Ордабаев, принимавший участие в реставрации собора. В 70-х годах прошлого века органами охраны памятников решено было провести реставрацию памятника архитектуры, так как прошло более полувека со времени его сооружения. Но никто не ожидал, что оно находится в аварийном состоянии. Это выяснилось в ходе обследования здания. Когда я забрался на леса и сколупнул штукатурку у входящего угла здания, меня обдал жуткий запах гниющего дерева. Годами вода с кровли собора стекала без водометов прямо по стенам. Особенно много было подтеков во входящих углах здания. Желая проверить, насколько глубоко прогнили брусья, я стал соскабливать труху, но рука моя без всяких усилий оказалась внутри собора. Я был в шоке. Достаточно было небольшого землетрясения, чтобы собор рухнул. Не дожидаясь завершения длительного процесса исследований, я ускорил конструктивные работы здания. Необходимо было в срочном порядке заменить все прогнившие брусья. Реставрация заняла у нас несколько лет, и мы очень боялись, что даже слабое землетрясение в 3–4 балла может разрушить собор. Помню, как мы искали документы, чертежи, связанные с постройкой. Давали объявления в газетах. Но, увы, архив Андрея Зенкова не сохранился. Говорили, что все его бумаги выкинула его вторая жена, с которой у архитектора были сложные отношения. В процессе реставрации мы провели обследование основания и фундамента. Знания строительных приемов антисейсмического строительства, почерпнутые из опыта среднеазиатских мастеров, нас просто поразили! Секрет надежного основания – многослойная заливка в траншеи хорошо очищенной глины. Обычно наши грунты – суглинки – при замачивании сжимаются. А заливка жидкой глины в несколько слоев – пока один не высохнет, следующий не заливается – создает глиняную подушку, которая никогда не проседает. А чтобы погашать боковые сейсмические удары, придуманы смягчающие устройства в траншеях в виде валунов, песка и гальки. Кроме того, нас восхитило то, насколько хорошо Зенков просчитал усадку здания – практически до нескольких сантиметров!

Отдельно нужно сказать и о вентиляции колонн, которую продумал Андрей Павлович Зенков. Дело в том, что колонны собора сделаны из брусьев, как и все здание. Сечение колонн представляет собой своего рода трубу, по которой поднимается воздух, поступающий по подпольным продухам.

– Когда в 70-е годы мы вскрыли эти колонны, то опешили: древесина была в идеальном состоянии – ни плесени, ни жучков! – рассказывает Алмас Ордабаев. – А какая лепнина? Как оказалось, сделана она была из папье-маше, имитирующего гипс. Это значительно облегчало конструкцию здания, что было крайне важно в условиях высокой сейсмичности. Нельзя не сказать и о конструкции купола. Это своего рода имитация. Перекрытие главного помещения храма выполнено по балкам, а центральная опора купола опирается на перекрестие балок не непосредственно дерево в дерево, что было бы опасно, а с применением гибкого металлического шарнира. Чтобы усилить стеновые конструкции храма, брусья из тянь-шаньской ели пронизаны длинными нагелями.

В целом про Вознесенский собор можно сказать, что ему довольно крупно повезло. До 1927 года он использовался по назначению. Потом в нем разместился сначала Музей истории религии и атеизма (этот период можно увидеть на фото, на входе поставили памятники Сталину и Ленину), а потом и Центральный музей. Все это спасло здание от полного запустения. Ведь музей – это далеко не самая плохая участь церкви в атеистической стране. Бывало, что в 1930-е годы в храмах могли устроить и баню, и овощебазу. Центральный музей располагался здесь до 1985 года, пока не переехал в знаменитое здание с голубыми куполами на улице Фурманова. Потом здесь размещался концертно-выставочный зал. Его можно рассмотреть на фото начала 1990-х годов. К тому времени еще не был восстановлен алтарь.

Безвозвратно потеряны старинные росписи стен внутри храма. Однако, по мнению Алмаса Ордабаева, их ценность едва ли можно считать большой:

– В начале ХХ века от древнерусской храмовой росписи в традициях Андрея Рублева, Феофана Грека уже давно отошли. Изредка попадаются интересные работы вроде фресок Врубеля в новых соборах крупных городов европейской части России. Что уж говорить о провинции! Что же до Хлудова – да, мы благодарны ему за то, что он оставил богатейший и бесценный этнографический материал из жизни казахов, что был учителем для начинающих художников, но его наследие как иконописца я бы назвал весьма скромным.

Последняя реставрация проходила в храме в конце 1990-х годов, когда он вновь был передан Русской православной церкви. Однако Алмас Ордабаев весьма скептически относится к тому, что сейчас делается там. Это и реставрацией назвать нельзя. По его мнению, инженерное наследие Зенкова при реставрации не учитывалось. А современная роспись внутри храма, мягко говоря, не выдерживает никакой критики.

http://www.voxpopuli.kz/history/1406-glavnyy-sobor-almaty.html


Статью добавил(а): Сергей Ковров,  16 ноября 2017

История создания Алматинского кафедрального собора - целая эпопея, длившаяся более 30 лет, и этому есть свои объяснения и причины. Прежде всего надо сказать, что Верный, как тогда назывался Алматы, в 1871 году указом Святейшего Синода в Санкт-Петербурге был определен центром Туркестанско-Ташкентской епархии, то есть центром православия во всей Средней Азии и Семиреченской области. Естественно, что такой центр должен был иметь подобающий, достойный храм: величественный и вместительный.

Уже первый архиепископ Софония, заступивший в 1872 году на должность иерарха Туркестанской епархии, указывал на несоответствие только что отстроенного Софийского храма в Большой станице требованиям кафедрального собора. Это понимали и руководители области и всего Туркестанского края, но разные обстоятельства мешали делу возведения подобающего храма. Как всегда, не хватало денег, решались более неотложные задачи, препятствовали и другие всевозможные обстоятельства. То возведенный фундамент оказался непрочным, то умер архитектор, проектировавший здание, но самое страшное случилось в 1877 году, когда разрушительное землетрясение не только разрушило весь город, но и сорвало все планы и проекты сооружения грандиозной церкви. Перед архитекторами и строителями теперь стоял трудно разрешимый вопрос: как совместить, казалось бы, невозможное: величие и грандиозность с запретом каменного строительства. Ведь все самые значительные сооружения мира возводились из камня (или кирпича), тут же поступило категорическое распоряжение: все здания строить только из дерева, камень и кирпич использовать для этого запрещалось, как материалы, нестойкие против землетрясений.

Бетона тогда еще не знали, а деревянные здания новым строительным уставом ограничивались высотой в 4 сажени (8,5 м). Даже в мировой практике не было опыта строительства огромных, рассчитанных на долговременную службу деревянных зданий. Главное же, надо было восстанавливать город, жилье для людей, конторы и административные здания, немаловажным было и восстановление приходских церквей.

Большестаничный Софийский собор восстановили из дерева, теперь уже не как главный храм города и епархии, а простой, приходской, получивший со временем названия Казачьего, Станичного, а потом и Николаевского и даже Узун-Агачского. А так как дело сооружения кафедрального собора не терпело отлагательства, то пока суть да дело, решено было воздвигнуть под него временный храм. Где – вопроса не было: уже давно Генпланом города место для него было определено в центре Нового города, на площади, ставшей городским парком.
Но несчастья преследовали неказистое деревянное сооружение, словно было какое-то знамение: стоять на этом благословенном месте не времянке, а постоянному великолепному собору. У деревянного здания гнили балки, их съедал грибок и требовался постоянный ремонт. А тут еще случился пожар, почти поглотивший здание, словом, актуальность строительства храма все возрастала.

Свежую струю внес епископ Григорий, предложивший пустить на строительство деньги, оставшиеся от сбора пожертвований после землетрясения 1887 года (в основном от взноса царской семьи). Но еще требовалось создать проект уникального здания, подобного которому не знала мировая практика строительства. Вначале это дело поручили опытному верненскому архитектору французского происхождения Полю Гурде. Обрусевший француз (друг Г.А. Колпаковского и местного казачества) честно служил полюбившемуся ему Семиреченскому краю и имел пристрастие к грузному и массивному византийскому стилю, который характерен для каменных храмов и ярко представлен в Болгарии. Находясь под давлением инспекторских строительных инстанций, где тон задавал молодой и амбициозный А.П. Зенков, Гурде поставил условие работать самостоятельно, без вмешательства надзорных органов, с чем не согласилось вышестоящее начальство в Омске.

В 1894 году составление проекта было поручено инженерам-строителям К.А. Борисоглебскому и Н.П. Нарановичу. Волокита, отписки и просто неисполнение приказов имели место и в то время, чему способствовали смены то губернаторов, то иерархов церкви – епископов. Главное же, все инженеры были заняты на строительстве текущих объектов. Все это привело к тому, что за последующие четыре года дело мало сдвинулось с мертвой точки, но тем не менее, к 1899 году проект деревянного собора на каменном фундаменте инженера Борисоглебского был составлен и отправлен на рассмотрение строительным отделом и епархией.

Вскоре был готов и проект Нарановича, но предпочтение было отдано варианту Борисоглебского, хотя отмечались и его недостатки: малая высота центрального купола, не доминирующего над остальными, слабость кладки каменного фундамента. Но так или иначе, проект получил одобрение в вышестоящих инстанциях в Ташкенте и Петербурге, хотя были большие сомнения в прочности столь грандиозного здания. И это неудивительно, ведь в условиях высокой сейсмичности сооружение высотой в 40 метров возводилось впервые. Боялись и плохого качества древесины: пористость и рыхлость свежесрубленных стволов тянь-шанских елей быстро порождала все разрушающий грибок. Городской архитектор П. Гурде еще в 1889 году в проекте обязательного постановления о возведении в Верном построек, устойчивых против землетрясений, писал: «Известно, что местная ель, единственная почти порода, которую можно считать строевой, очень дурного качества; она чрезвычайно пористая и легко воспринимает сырость, которая сохраняется в порах, где она производит разрушение, вследствие этого здешний лес быстро гниет».

И все же, несмотря на все сомнения, специальная комиссия решила собор строить, назначив ответственным за исполнение работ и. о. обязанности областного инженера А.П. Зенкова, опытного, дипломированного строителя, хорошо зарекомендовавшего себя при сооружении предыдущих строений. Надо отдать должное смелости, таланту и прозорливости гения, выдающегося верненского инженера. Зенков не побоялся коренным образом изменить проект, уже утвержденный правительствующим Синодом.

На свой страх и риск он увеличил высоту главной колокольни на целых 9 метров, и храм сразу приобрел величественный вид, устремившись ввысь. Прочность он компенсировал усилением стропил, жестко связанных в пучок в верхней своей части. Были произведены и другие изменения в проекте: колокольни для крепости делались не восьмигранными, а четырехгранными, соединение бревен производилось не в «лапу», а с выпуском, как это делается в русских избах. И главное, стены на всю высоту с колокольнями пронизывались металлическими штырями, в местах соединений закреплялись специальными сжимами и анкерными болтами жестко соединялись с фундаментом, запроектированным Зенковым не кирпичным, а из прочного бетона.

Вопреки устоявшейся народной молве, при сооружении собора было использовано более 170 пудов железных изделий. Фундаменту было уделено особое внимание: так для вентиляции нижнего яруса стен, особенно поддающегося гниению и грибку, были оставлены вентиляционные каналы, одновременно служащие для погашения сейсмических волн при землетрясении. Немаловажным было и декоративное оформление всего здания. Сложность заключалась в том, что деревянные стены, купола, шатры надо было имитировать под традиционные материалы: кирпич, камень, позолоту. Опыт северного русского деревянного зодчества с почерневшими суровыми бревенчатыми силуэтами здесь не годился. Под стать южному небу, храм должен был быть красочным, воздушным, цветным.

Строительство началось в 1904 году и шло очень быстро. По существующей русской традиции самобичевания, пресса в лице «Русского Туркестана», издаваемого в Ташкенте, в номере от 5 февраля 1905 года с язвительной иронией критиковала ход строительства (возможно, это была застарелая обида конкурента на роль центра епархии). И все-то им было не так: и что строители-проектанты перессорились между собой из-за приоритета на проект (действительно, обиженные П. Гурде и К. Борисоглебский к этому времени уехали из Верного), и что за постройку взялись люди малоопытные и несведущие, и что многие вопросы не проработаны и недостаточно обсуждены, и что отсутствует смета. Например, удивляло устройство фундамента: «…в верхней части этого странного цоколя затыкано огромное число штырей, издали похожих на взъерошенную щетину», - проявляя полную безграмотность и некомпетентность, писала газета. Ведь именно эти штыри и обеспечили прочность соединения здания с фундаментом, то есть монолитность всей системы. Между тем, Зенков был уверен в успехе, всеми силами стараясь обеспечить качество работ, буквально днюя и ночуя на стройке.

Лес на постройку был взят в Проходной Щели Большеалматинского ущелья, где лесным ревизором Э.О. Баумом было разрешено вырубить 250 корней тянь-шанской ели. Бревна выдерживались в тени, что предохраняло их от растрескивания и придавало прочность. Верненцами давно было замечено, что дома из местной ели мало подвержены пожарам, что объяснялось не только штукатуркой стен, но и почти полным отсутствием горючей смолы в древесине. Кроме того, еловая древесина, со временем ссыхаясь, становится твердой и прочной (отскакивает топор и на сучках крошится лезвие) и мало подвергается заболеванию грибком. Зенков так стремился облегчить здание и тем уменьшить опасность от разрушения от землетрясения, что отказался от алебастровой лепнины и украшений на потолках и стенах, заменив их на сделанные из папье-маше, то есть на бумажные.

Стены подрядился рубить верненский мещанин Тимофей Наумович Тютюнников, живущий на улице Сергиопольской (ныне Тулебаева) в своем доме. Иконостас изготавливался в Киеве в специализированной мастерской А. Мурашко, имеющей высокую репутацию, а иконы для него писал местный художник Н. Г. Хлудов, хорошо зарекомендовавший себя за долгие годы жизни в Верном. Великолепным было внутреннее убранство, для чего использовались материалы, привезенные из разных мест России: метлахская плитка из Москвы, цемент из Петербурга. Лепные работы и оформление дверных и оконных проемов выполнялись московскими и тульскими мастерами.

В 1906 году подняли колокола и собор был почти готов. Голос главного колокола был слышен в соседней станице Софийской (Талгаре), отстоящей от Верного более чем на 20 верст. Величественным был внешний вид храма, высота которого до креста на колокольне составляла 44,2 метра. Раскрашенные под цвет российского флага, шатры и купола, оштукатуренные цветные стены, богатый декор оформления фасада – все это создало новый стиль соборного строительства, свой, семиреченский, казачий, родившийся именно в Верном. Цель была достигнута блестящим образом: храм явился символом присутствия православия в Казахстане и Средней Азии. Глядя на грандиозное сооружение, трудно поверить, что оно целиком деревянное, и вряд ли где еще в мире есть подобное чудо, сотворенное руками человека не из камня.

Счастливые прихожане - верненцы и служители епархии нарекли величественный храм во имя величайшего события христианского мира – Вознесения Господня. Судьба распорядилась так, что автором и строителем собора народ и время совершенно справедливо назвали не инженера Борисоглебского, составившего первоначальный проект, а Зенкова, построившего храм, придавшего ему тот вид, что мы знаем, и обеспечившего ему вечность. В благодарственной грамоте Андрею Зенкову любимый верненцами православный пастырь, епископ Туркестанский и Ташкентский Димитрий писал: «Выражаем Вам свою благодарность за созданный Вами прекрасный храм, блистающий красотой, грандиозным величием, изобилующий светом и чистым воздухом».

Жестокое испытание сильнейшее землетрясение 1910-1911 годов показало высокую прочность храма и подтвердило все расчеты и решения А. Зенкова. В ту ночь сам Андрей Павлович до утра засиделся с чертежами и позже описывал происшедшее:«Ночью услышал гул, затем вместе со стулом оказался на полу. Стены трещат, стекла лопаются, со стен картины валятся, штукатурка сыплется! Выбежав на улицу, понял, что началось землетрясение. Падая, побежал к собору. Подбежал на площадь парка, увидел собор целым и от радости плакал, смеялся и кричал: «Ура-а! Победа, ребята, ура-а!» Кто-то, пробегая мимо, остановился и сказал с сожалением: «Сколько несчастных, еще один рехнулся, бедняга!»

Из записки о повреждениях, причиненных собору землетрясением: «В здании собора выбито стекол оконных до 150 штук, осыпалась штукатурка… сброшены на пол и разбиты четыре иконы. Крест на колокольне согнут у основания и совершенно наклонился вниз, цепи на крестах порваны. В соборе разрушения не наблюдались, что можно объяснить только тем, что помимо массы поставленных в нем сжимов, он, при грандиозной высоте своей, представлял очень гибкую конструкцию, колокольня его качалась и гнулась, как вершина высокого дерева и работала как гибкий брус, заделанный одним концом. Ущерб исчислен в 400 рублей». Всего 400 рублей! Мизерная сумма даже для того времени. Сам А.П. Зенков прекрасно понимал значимость им совершенного. Недаром в годы большевистского гонения, в самые страшные моменты 30-х годов он говорил своей жене (она была моложе его на 30 лет): «Я умру, а тебе будут льготы (в смысле за его заслуги)». Он понимал, что сотворил великое дело. И он был прав: прошло 100 лет, но нет в Алматы здания, равноценного Свято-Вознесенскому собору. Мы еще не полностью оценили подвиг верненских строителей, рабочих, инженеров и городские власти того времени за содеянное чудо, возможно, которому нет аналогов в мире.

http://silkadv.com/ru/node/335

Комментарии и обсуждение

Интересный факт: в 2003 году в Казахстане была выпущена почтовая марка , а в 2007 году - монета номиналом в 500 тенге с изображением Воскресенского кафедрального собора
4 сентября 2011, Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное) Александр Богданов.


Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографию

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.