ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
Вход

У меня есть логин и пароль

E-mail или логин

Пароль

Регистрация

Я новый пользователь

 

Восстановление пароля

Я забыл пароль

E-mail или логин


Монастырь. Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь.

Сийский монастырь


Монастырь. Действует.  (все монастыри в каталоге →)
Престолы:Троицы Живоначальной
Год основания:1520.
Ссылки: Официальный сайт 
Адрес:
Россия, Архангельская область, Холмогорский район, п/о Большая гора, д.Новая

Координаты:63.553443, 41.555673
Проезд: Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь расположен в 160 км южнее Архангельска, в 10 километрах от федеральной дороги М-8 «Холмогоры». От архангельского автовокзала идет автобус на Емецк, на котором следует ехать до остановок «Сия» или «Поворот на Сийский монастырь». Оттуда нужно пройти пешком 8, ... нажмите чтобы увидеть полное описание проезда Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь расположен в 160 км южнее Архангельска, в 10 километрах от федеральной дороги М-8 «Холмогоры». От архангельского автовокзала идет автобус на Емецк, на котором следует ехать до остановок «Сия» или «Поворот на Сийский монастырь». Оттуда нужно пройти пешком 8,5 км или проехать на попутке. Пешком даже предпочтительнее — места здесь удивительные, а природа почти первозданна.


План Антониев-Сийского монастыря, Архангельская область
Собор Троицы Живоначальной Церковь Трех Святителей Церковь Сергия Радонежского  Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы   Келейный корпус (XVII в.)

Храмы монастыря:

1. Собор Троицы Живоначальной
2. Церковь Трех Святителей
3. Церковь Сергия Радонежского
4. Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы

Другие постройки монастыря:

5. Чайная
6. Келейный корпус (XVII в.)
7. Трапезная палата (XVII в.)
8. Настоятельский корпус
9. Келейный корпус
10. Остатки монастырской стены



Добавить фотографию
Сортировка:


Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Антониево-Сийский монастырь с высоты птичьего полета Автор фото Архимандрит Трифон (Плотников)
Игорь
??
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Антониево-Сийский монастырь с высоты птичьего полета Автор фото Архимандрит Трифон (Плотников) Подробнее об истории монастыря: http://www.emezk.ru/forum/topic/21/
Игорь
??
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Келейный корпус
oldboy
1 июля 2019
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Михаил и Галина
5 августа 2018
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Алексей Полудницын
2 августа 2018
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Евгений Шестаков
4 апреля 2014
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Монастырь. Вид из д.ЗалебёдкаФотографировал Максим Карельский, ученик Хетовской ср.шк.Виноградовского р.
Мошарев Александр Павлович
12.06.2008 - 20.09.2008
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Лактионова Настя
26 декабря 2007
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Северный фасад Троицкого Собора и Храма-колокольни
Владимир_А
18 июня 2005
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Вид на монастырь из-за залива Михайловского озера.
Александр Фурсов
1 октября 1994
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Евгений Шестаков
30 марта 2014
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Евгений Шестаков
30 марта 2014
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Руины жилого корпуса
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Василий Шелёмин
25 марта 2008
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Рис. из журнала "Зодчий"
Андрей Агафонов
1 января 1915
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Рис. из журнала "Огонек"
Андрей Агафонов
1 января 1913
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Вид с северной стороны. Альбом «Монастыри Архангельской Епархии. Фотографии 1884-1888 годов.» http://andcvet.narod.ru/arxan/03/sam.html
Т.
??
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Фото начала ХХ века. Альбом «Антониево-Сийский монастырь» http://andcvet.narod.ru/arxan/17/sam.html
Т.
??
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Фото начала ХХ века. Альбом «Антониево-Сийский монастырь» http://andcvet.narod.ru/arxan/17/sam.html
Т.
??
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Настоятельский корпус. Фото нач.ХХ в. на сайте http://andcvet.narod.ru/arxan/17/sam.html
Т.
??
Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь - Монастырь - Холмогорский район - Архангельская область
Александр Фурсов
26 сентября 2017




Добавить статью/комментарий
Статью добавил(а): Лактионова Настя,  23 января 2008

Антониево-Сийский монастырь был основан в 1520 году преподобным Антонием на небольшом острове Михайловского озера, у истоков р. Сии (ныне - Холмогорский район Архангельской области). По своему первому и главному храму носит имя - Свято-Троицкий монастырь. В 1525 году монастырь получил жалованную грамоту великого князя Василия, в 1543 году великий князь Иван Васильевич пожаловал монахам окрестные земли с лесными угодьми и рыбными ловлями, в 1545году – судебные и финансовые льготы. В это время монастырь имел свои дворы в Холмогорах, Уне и Неноксе. В 1579 году монахи владели территорией, простиравшейся «к Сии и Хоробрице на 6 верст, к Емце на 15, а к Каргополю на 50 верст». Уже при жизни Антония монастырь стал превращаться во влиятельный церковно-административный центр Подвинья, хорошо известный в Москве. В 1579 году царевич Иван Иванович (сын Ивана IV) написал одну из редакций «Жития Антония Сийского («Служба чудотворцу Антонию»).

В течение 37-летнего игуменства Антония было построено 3 деревянные церкви: Живоначальной Троицы, Благовещенская и преподобного Сергия Радонежского. К концу 17 века сложился комплекс каменных построек: к концу 16 века был возведен соборный храм во имя Троицы с правым приделом в честь преподобного Антония Сийского, где под спудом почивают его святые мощи; в 1-ой половине 17 века возведена Благовещенская шатровая церковь с трапезной и келарскими палатами (окончена в 1644), шатровая колокольня с храмом (1652) в честь Трех Святителей Московских (освящена в 1661), в 70-х годах 17 века построена надвратная каменная церковь, вместо прежней деревянной во имя Андрея Первозванного, с тремя престолами – в честь святых Андрея Первозванного, Сергия Радонежского, Флора и Лавра (перестроена в 18 веке). Здесь отбывал ссылку (1599-1605) Федор Никитич Романов, отец Михаила Федоровича, основателя династии Романовых, насильно постриженный в монахи с именем Филарет, впоследствии Патриарх Московский и Всея Руси (с 1619). В 16-18 вв. Антониево-Сийский монастырь является крупнейшим духовным и культурным центром Подвинья. Традиционным в монастыре было переписывание книг. В его библиотеке хранилось Евангелие апракос 1339-40 (т.н. «Сийское»), поступившее из Лявленского Успенского монастыря в 1663 году, Евангелие 1692, «Житие Антония Сийского» со 150 цветными миниатюрами (1648). В монастыре был собран огромный архив, насчитывающий свыше 20 тыс. единиц хранения: сотные, вкладные, переписные, приходо-расходные книги и т.д. В монастырской ризнице имелись великолепные произведения русского ювелирного искусства, например, водосвятная чаша 1583, панагия 1608 (принадлежала сийскому игумену Феодосию), подарок 1628 года от Патриарха Филарета – драгоценное паникадило.

Ценные вклады в монастырь делали многие люди, например дворянин С. Римарев сделал вклад по боярину И.М. Милославскому – серебряный потир (чаша для причастия, хранится сейчас Архангельском областном краеведческом музее). Письменные документы сохранили сведения об иконописцах. Иконописцем был основатель монастыря преподобный Антоний. Два настоятеля монастыря – игумен Феодосий и архимандрит Никодим, жившие в 17 веке, были иконописцами. В конце 16-17 вв. в обители существовали иконописная и граверная мастерские. Над иконостасами работали царский иконописец Федор Зубов сольвычегодский мастер Василий Кондаков. В монастыре был создан выдающийся памятник древнерусской культуры – Сийский иконописный подлинник с 500 изображениями-прорисями с икон западно-европейских гравюр. В 17 веке монастырь владел деревнями, пашенными землями и покосами на Двине и Емце, семужьями тонями в Беломорье. В монастырских вотчинах жили ремесленники, развивались промыслы – соляной, рыболовный, морской. Монастырь имел подворья в Москве, Вологде, Архангельске. На рубеже 17-18 вв. возведен двухэтажный корпус братских келий. С середины 17 века монастырь имел небольшую типографию. В 18 веке, с началом изъятия церковных земель (1764) монастырь приходит в упадок. В 19 веке настоятели Антониево-Сийского монастыря выполняли обязанности ректора Архангельской духовной семинарии, занимались миссионерской деятельностью. Архимандрит Вениамин осуществлял просвещение самоедов архангельских тундр. В конце 19 века Антониево-Сийский монастырь был необщежительным 2-го класса, получал от казны 1249 руб. 58 коп.

В 1920 году монахи организовали трудовую коммуну; в Благовещенской церкви советская власть открыла детскую колонию. Монастырь был закрыт постановлением Емецкого уисполкома (12.06.1923) и решением президиума Архангельского губисполкома (11.07.1923). В последние годы монастырские постройки использовались для нужд сельской трудовой коммуны, колхоза; здесь размещались также дом отдыха работников лесной промышленности, дом для детей-инвалидов, дом-интернат для престарелых. Многие здания в разные годы были разобраны или разрушились по ветхости (например, 2-х этажный каменный настоятельский корпус, больничная келья с деревянной церковью Николая Чудотворца, хлебные амбары, верхние ярусы храма-колокольни (взорваны), каменная палатка с курантами и др.). С 1970-х по 1992 год здесь находился летний пионерский лагерь для детей работников автотранспортного предприятия, одновременно часть территории и монашеский корпус занимала дача Архангельского облисполкома.

Возрождение Антониево-Сийского монастыря началось с передачи его Русской православной церкви, при настоятеле игумене Трифоне (1992). Случившийся пожар уничтожил кровлю над Благовещенской церковью, трапезной палатой и ризницей. В эти тяжелые дни монастырь посетил Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II (23.08.1992). В настоящее время в обители 13 человек братии, постоянно проживают около 60 трудников. Возрождается богослужебная, духовно-просветительская, социально-благотворительная, миссионерская деятельность. Монахи Антониево-Сийского монастыря участвовали в церковно-археологической экспедиции в окресности Кожезерского (1997) и Красногорского (1998) монастырей. По древней традиции в Антониево-Сийском монастыре вновь созданы монастырская библиотека, иконописная мастерская, свечное производство. В хозяйстве имеются сенокосы, пашни, небольшие лесные участки, животноводческая ферма, конюшня, построены теплицы, оборудован гараж, действую пекарня, механическая, столярная, скорняжная, чеботная мастерские. Ведется восстановление храмов. Антониево-Сийский монастырь осуществляет окормление нескольких приходов епархии, не имеющих священников. Ежегодно обитель посещают до 5 тыс. российских и зарубежных паломников.

http://www.edu.severodvinsk.ru/after_school/obl_www/2007/work/pu22/dz.htm


Статью добавил(а): Анонимный участник,  23 июня 2008

Преподобный Антоний, Сийский чудотворец (1520–1556) 

Жизнь в миру. Преподобный Антоний родился в 1478 году в селе Кехта, что в сорока верстах от Архангельска, на берегу Северной Двины. Во святом крещении был назван Андреем, по преданию, в честь апостола Андрея Первозванного. Отец его, Никифор, родом из Новгорода, а мать, Агафья, из с. Кехта. Это были состоятельные поселяне. Трудясь по хозяйству, они находили время и для молитвы, и для добрых дел. У них были и другие дети, сыновья и дочери, но первенец выделялся среди них умом, характером и внешним видом: красив и строен, крепкий здоровьем. Он рос тихим, незлобивым, кротким и потому в семье любимым. Когда Андрею исполнилось семь лет, родители отдали его в «научение книжное». Он быстро освоил грамоту и полюбил чтение божественных книг. К тому же заботливые родители дали ему возможность учиться «иконному писанию». Подрастая, отрок все более тяготел к чтению и иконописи. Уже в эти годы он приобщился к службе церковной, познакомился с некоторыми из святоотеческих творений, распространяемых тогда в переписных сборниках. Так в душе Андрея крепли благочестивые навыки, развитые в детстве его родителями. Андрею было двадцать пять лет, когда родители его, достигнув старости, собрали возле себя детей и благословили их оставаться с Богом и Его Пречистой Матерью — вскоре они друг за другом «с миром отошли ко Господу». Андрей переселился в Новгород и там пять лет служил одному боярину, который искренне полюбил благочестивого, трудолюбивого юношу и настолько проникся к нему доверием, что женил его на своей дочери. Но через год супруга Андрея скончалась. Вскоре умер и тесть. Потерю близких Андрей воспринял знаком воли Божией: чтобы он, оставив мир, всецело посвятил себя Христу. Андрей вернулся на родину, продал свою часть наследства и, раздав вырученное бедным, навсегда удалился оттуда.

Иночество. Будущий подвижник пришел на Каргополье, где близ озера Кено преп. Пахомий создал монастырь во имя Преображения Господня. Однажды ночью, на пути к обители, когда Андрей прилег отдохнуть, «прежде пламенно помолившись Богу об указании ему спасительнаго пути», он удостоился видения: пред ним предстал световидный старец в белых ризах с крестом в руке. «Возьми, — сказал он Андрею, — крест свой и вслед мене гряди; подвизайся и не бойся козней диавольских, ибо ты будешь муж желаний духовных, пустыннаго воспитания и явишься наставником множества иноков». Старец осенил его крестом и, сказав еще: «Сим побеждай лукавых духов», — стал невидим. Весь остаток ночи Андрей провел в благодарственной молитве Богу. Наутро, войдя в обитель, со слезами радости помолился пред образом Спасителя и, припав к ногам настоятеля, смиренно просил «принять его в стадо». Преподобный Пахомий не скрыл от Андрея тягот иноческой жизни и рассказал, какие тяжелые труды приведется перенести ему в обители. Но ничто не устрашило избранника Божия, он только усилил свои просьбы. Для прозорливого старца, каким был преп. Пахомий, стало несомненным божественное предназначение Андрея, и он облек его в иноческие одежды, наименовав Антонием в честь преп. Антония Великого. Старец Пахомий сам взялся окормлять новоначального инока «для аскетическаго его воспитания». Старание же самого Антония было весьма велико: он усердно посещал богослужения, при этом крайне мало спал и строго постился, «вкушая пищу через день и то в самом умеренном количестве». Год трудился в поварне, усердно работая на братию. Все в обители полюбили молодого инока, «ибо он был смирен и кроток, а похвалы ему были в тягость». Когда случилось, что в монастыре не стало иеромонаха, выбор преп. Пахомия и братии пал на Антония. Он отправился в Новгород (Архангельский край в то время был в составе Новгородской митрополии) и там принял священнический сан. Вернувшись, стал трудиться в монастырской больнице, брал на себя самую тяжелую и грязную работу. Для каждого из больных у него хватало доброты и утешения. А молитвы и благодарность немощных старцев служили для него лучшей наградой. Молодой, крепкий телом, он изнурял свою плоть «трудами многима»: кроме послушания в больнице, «исполнял земледельческия работы». «Этим путем он очистил душу и ум от страстей, умертвил плоть и всякое влечение к миру; для него настало время оставить воспитавшую его обитель и уже самому послужить спасению иных, подготовившись подвигом уединения, — писал епископ Белгородский Никодим, автор «Архангельского патерика», созданного в 1893–1900 годах. — С глубоким смирением стал просить преп. Антоний благословения у преп. Пахомия. Видя его добродетели, старец дал ему необходимые советы и благословил, говоря: «Да благословит тя Господь, чадо мое, якоже Господеви изволися, тако да будет».

Испытание. Получив благословение настоятеля, Антоний вместе с двумя иноками, Александром и Иоакимом, вышел из Пахомиевой пустыни и после многочисленных переходов поселился близ речки Шелексы, у Темного порога. Иноки построили небольшой деревянный храм во имя святителя Николая Чудотворца и кельи. Семь лет они провели на этом месте, вдали от мирского шума, в служении Богу и трудах. Когда к пустынникам прибавилось еще четверо монахов, местные жители «убоялись» создания монастыря, решив, что с основанием обители их земли будут отняты, а потому стали гнать иноков. Преподобный Антоний принял испытание с покорностью воле Божией и кротко удалился с учениками. Много мест обошли они в поисках удобного для себя и наконец вышли к озеру Угловатому (позднее народ переименовал его в Святое). Однажды, когда Антоний стоял на молитве с поднятыми вверх руками и иноки тоже смиренно молились, к ним вышел «зверолов Ямицкаго стана» (емецкий охотник) по имени Самуил. Чудная картина молящихся посреди леса иноков поразила его, и он долго не смел приблизиться к ним. Наконец, убедившись, что видимое — действительность, Самуил подошел к Преподобному, принял от него благословение и, когда святой попросил указать место, удобное для иноческих подвигов, привел его с учениками к Большому Михайлову озеру (через него протекает речка Сия, давшая имя обители). Место это было уединенное, среди лесов и озер; никто не жил на нем; но охотники нередко слыхали здесь звон колоколов, пение иноков и уверяли даже, что видели, как чернецы «секут» (рубят) лес. Посему жившие в окрестностях поселяне были убеждены: Самим Богом это место назначено для обители.

Основание монастыря. На избранном месте Преподобный с учениками поставили крест, часовню и кельи. Произошло это в 1520 году. Так было положено основание Сийской обители. В первые годы иноки жили, обрабатывая прилегавшую к постройкам землю и тем доставая себе скудное пропитание. Нередко голодали. Однажды голод был так велик, что братия надумала разойтись. Но Преподобный слезно просил иноков потерпеть, при том горячо молился. И вдруг невесть откуда пришел человек, принес муки, хлеба, масла и дал средства на строение обители. Приняв благословение преп. Антония на дальний путь — в Новгород, благотворитель удалился и вновь никогда не появлялся. Получив неожиданную помощь, преп. Антоний стал усердно обустраивать обитель. Своих ближайших помощников, Александра и Исаию, он отправил в Москву к Великому князю Василию Иоанновичу с просьбой разрешить учреждение Свято-Троицкого монастыря и даровать для него земли. Князю преп. Антоний уже был известен «как муж святой жизни», поэтому он не только разрешил основание обители и наградил ее землями, но и дал все необходимое для первоначального обзаведения. Было это в 1525 году. Старец занялся устроением монастыря. Первым был построен храм во имя Пресвятой Живоначальной Троицы. Икону Святой Троицы для храма писал сам Преподобный. Но поскольку работа была очень ответственной, он прибег к помощи более опытного иконописца, посчитав собственное писание слишком «простым». Однако устроенный с великим старанием храм вскоре сгорел от зажженной пред иконой свечи, которую пономарь после утреннего молебного пения забыл погасить. Братия в тот летний день работала в поле, и тушить пожар было некому. Но — чудо — храмовая икона в огне не сгорела. Когда церковь восстановили, святой образ вновь занял там свое место. От него стали исцеляться больные. «После же стал Преподобный созидать и трапезу братскую, а с восточной ее стороны пристроил церковь во имя Пресвятой Владычицы Богородицы, Благовещения Ее. И надвратную церковь преподобного Сергия Радонежского, чудотворца тогда же воздвиг и келии устроил вокруг церквей… И составилась обитель, вырос монастырь».

Игуменство. Братия упросила Преподобного принять игуменство. «Для спасения просивших смиренный старец принял это звание и несколько лет управлял обителью. Затем, избрав на свое место Феогноста, мужа опытного в духовной жизни, удалился с одним иноком на безмолвие и там подвизался два года. Но когда Феогност оставил игуменство, снова старец, чтобы братия не разошлась, по ее просьбам вступил в управление и на этом пути подвизался до своей кончины. Только пред самою кончиною он опять удалился на безмолвие». До семидесяти девяти лет пробыл преп. Антоний настоятелем созданного им монастыря, став наставником множества иноков, как и предрек ему явившийся в ночном видении старец. Наставником же он был мудрым, заботливым, требовательным. При том проявил себя рачительным хозяином: монастырское хозяйство год от года крепло. Преподобный все свои знания и таланты употреблял на пользу обители. Он заложил в монастыре основу библиотеки, впоследствии ставшей крупнейшим на Севере книгохранилищем, положил начало переписыванию церковных книг, организовал иконописную мастерскую, развил ремесла (выделку мехов, кожи, портновское и чеботарное дело). При Сийской обители была больница, где страждущих лечили молитвами и целебными травами. Монастырь становился не только духовным, но и церковно-административным центром Подвинья. Вслед за отцом, великим князем Василием Иоанновичем, монастырю благоволил царь Иоанн Васильевич (Грозный): испрашивая у братии молитв, одаривал обитель земельными и лесными угодьями, рыболовными участками, вносил денежные вклады, присылал облачение и церковную утварь.

Известность Сийского Антониева монастыря в ту пору была очень велика, почитателей становилось все больше. И не случайно: народная молва разносила вести о чудесах, которые происходили в обители. Здесь очищались «нечистым духом мучимы», исцелялись слепые и расслабленные. «Многих бесноватых и больных к святому приводили, он же молитвами своими здоровье всем возвращал». Но «достиг Преподобный глубокой старости, и постигли его болезни от многих трудов и жестокой жизни, да и по естеству ослабели телесные силы его. И была в скорби духовная братия его о Христе… Пришли они к блаженному, скорбя и сетуя, и молили его оставить им последнее духовное поучение». В ответ на эту просьбу братии преп. Антоний продиктовал духовное завещание, наполненное мудростью и любовью: «…Имейте прежде всего страх Божий в сердце своем, да вселится в вас Дух Святой и наставит на путь истинный… В общем житии живите равно духовной и телесной пищей и одеждою по заповедям святых отцов, а нищих поите и кормите досыта и милостыню давайте, дабы не оскудело место это святое». На игуменстве же вместо себя повелел быть одному из своих учеников, иноку Геласию. Удивляет подробность перечня в «описном списке», составленном при «передаче дел»: в него внесены иконы, церковная утварь всех трех храмов, содержимое казны, книги, жалованные грамоты, а также монастырская «рухлядь» (бытовые вещи), в которой учтены не только дорогостоящие овчины, сукна, холсты, но и «две ряски ветшалые», «двои чулки да двои сапоги красные, одни поношены». До конца с великим тщанием исполнив свой долг, Преподобный 7 декабря 1556 года отошел ко Господу. «Честно погребла осиротевшая братия его святые останки, украсив могилу иконами и свечами, каждый день приходила молиться об упокоении его души и, веря в его пред Богом дерзновение, просить о помощи. Угодник же Божий, хотя и перешел из этого мира в загробный, однако не оставил и не оставляет своим небесным содействием как обитель Сийскую, им созданную, так и всякаго, кто верою и любовию чтит его святую память». Канонизация преподобного Антония, Сийского чудотворца, произошла во время настоятельства одного из самых деятельных его последователей — игумена Питирима.

Архимандрит Трифон (Плотников) Из книги "Слава Богу за все"


Статью добавил(а): Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Александр Богданов,  18 января 2011

Сийский Антониев Троицкий монастырь, 2 класса, в Холмогорском уезде, на берегу Михайловского озера, при впадении в него реки Сии. Основан в 1520 году преподобным Антонием (см. 7 декабря). В соборном Троицком храме над мощами преподобного Антония устроена в 1859 году серебряная рака с балдахином, а на раке находится чудотворный образ Пресвятой Троицы, написанный самим преподобным, и прославившийся еще при жизни его. В монастыре проживал (1599 — 1605 годы) в ссылке боярин Федор Никитич Романов, отец царя Михаила (впоследствии патриарх Всероссийский), постриженный под именем Филарета; келья его находится под церковью Благовещенья.

Из книги С.В. Булгакова «Русские монастыри в 1913 году».


Статью добавил(а): Марина Зуйкова,  1 декабря 2018

В Архангельской области до наших дней сохранились места, где время как бы замедляет свой ход. Попав туда, ощущаешь связь поколений и понимаешь, что еще осталось на земле что-то святое, светлое и незыблемое. К числу таких мест относится Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь, который является не только памятником отечественной истории и культуры, но и хранителем вековых традиций Русской Православной Церкви.

Сийский монастырь - один из самых древних монастырей Поморского Севера. Он расположен в 160 км от г. Архангельска на полуострове Большого Михайлова озера. Свое название получил от имени его основателя - преподобного Антония и реки Сия, притока Северной Двины. Здесь, среди заросших сосновыми борами и ельниками моренных гряд, соединяя два десятка озер, вьется светлая река Сия. Монастырь был основан в 1520 году.

Основатель Сийской обители - преподобный Антоний (в миру Андрей). Он родился в 1478 году в селе Кехта Двинской волости. Уже в детстве в нем проявились склонность к духовному созерцанию, любовь к книгам и иконописанию. В 25 лет, после смерти родителей, прп. Антоний уехал к родственникам в Великий Новгород. Там он женился, но через год супруга умерла, и прп. Антоний решил удалиться в пустыню. Свое иноческое посвящение он получил в Спасо -Преображенской обители у реки Кены на Каргопольской земле. Спустя некоторое время прп. Антоний уходит еще в более отдаленное место, поселяется вначале около речки Шелексы, а затем у Михайлова озера.

Слух о новой обители скоро разнесся по окрестным местам. Число братии стало увеличиваться, расширились земельные владения. Были построены три деревянные церкви – Троицкая, Благовещенская и церковь в честь святого Сергия Радонежского. Прп. Антоний составил строгий устав иноческой жизни. Сам он ревностно нес монашеское послушание, умерщвлял плоть изнурительными испытаниями; дважды удалялся в уединенные места на длительное безмолвие. Господь за духовные труды наделил прп. Антония даром прозорливости и чудотворения. Преставился прп. Антоний в возрасте 79 лет 7 декабря (20 декабря н.ст.) 1556 года. Мощи его доныне находятся под спудом в Троицком соборе близ алтаря. А с южной стороны собора в усыпальнице покоятся останки преподобных Никанора и Исайи – святых, подвизавшихся в XVII веке в деревне Ручьи на берегу Белого моря, а также игумена монастыря в XVII веке преподобного Феодосия Сийского и благотворителя обители, патриаршего казначей Паисия.

В XVI-XVII веках монастырь превращается в один из крупнейших духовных и культурных центров Русского Севера, играет важную роль в истории России. Именно сюда был сослан и отбывал ссылку в 1601-1605 годах боярин Федор Никитич Романов, отец Михаила Федоровича, первого русского царя из династии Романовых. Здесь же, в обители, в 1601 году по приказу царя Бориса Годунова он принимает монашеский постриг под именем Филарет. Настоятель монастыря игумен Иона, чем мог, облегчал положение опального боярина. Позднее, в 1619 году, Филарет становится Патриархом Московским и Всея Руси. Став Патриархом, Филарет не забыл участливости игумена и благодетельствовал Сийской обители. До наших дней сохранилось письмо святителя Филарета к Ионе о том, что он среди прочих подарков посылает ему и серебряную чарочку из своей кельи с пожеланием «вкушать из нее во утешение». В монастыре сохранялось деревянное кресло Филарета, но в начале XX столетия оно было перевезено в Архангельское епархиальное древлехранилище. Монастырь не раз оказывал материальную помощь Российским государям своими пожертвованиями. Так, царь Михаил Федорович, готовясь к войне со шведами и не располагая большими средствами, обратился к Сийской обители за материальной поддержкой и получил ее.

Необходимо отметить, что с самого своего основания Сийский монастырь пользовался особым расположением русских царей и великих князей. Об этом свидетельствует древняя “Кормовая книга” – интереснейший памятник истории, где перечислены наиболее значительные вкладчики. Так, Иоанн IV Грозный прислал в монастырь синодик казненных бояр и 1000 рублей для их поминовения, а его сын Федор пожертвовал 170-пудовый колокол, а также предоставил обители денежные льготы для возведения каменного Свято-Троицкого собора. Борис Годунов прислал вкладом 500 рублей, крест, паникадило медное весом 9 пудов 200 фунтов, да ризы золотые, да покров на чудотворца – кругом шиты слова золотом. Делали приношения и родовитые бояре – Волконские, Милославские, Морозовы... Братия регулярно поминала жертвователей, о чем свидетельствуют записи в “Кормовой книге”. Следует особо отметить, что в 1579 году при канонизации прп. Антония Сийского сын Ивана Грозного царевич Иоанн написал Житие и составил службу святому.

Помимо льгот и подарков, цари династии Романовых не раз посещали северную обитель, хранившую память патриарха Филарета. Летом 1819 года сюда приезжал император Александр I, а в июне 1856 года – император Александр II. Посещали Сийский монастырь и великие князья Константин Николаевич (1884г.), Алексей Александрович (1870г.), Владимир Александрович. Встреча августейших гостей происходила по особому ритуалу. Царь, выйдя из кареты, шел пешком до Святых врат, где его встречали игумен с братией. Прикладывался ко кресту и к иконе преподобного Антония Сийского, которую ему дарили. Игумен кропил всех присутствующих святой водой. Затем высокий гость шел в Троицкий собор, где поклонялся мощам святого Антония Сийского и выслушивал молебен с многолетием. За угощением в игуменских покоях беседовал о жизни монастыря, после чего отправлялся в обратный путь.

Всего в Свято-Троицком Антониево-Сийском монастыре к концу XVII века было возведено 6 храмов. Главный собор освящен во имя Пресвятой Троицы с приделом преподобного Антония. Второй храм - Благовещения Пресвятой Богородицы с приделом во имя святителя Николая Чудотворца и с братской трапезной. Третья церковь была сооружена под колокольней и освящена в честь трех Московских святителей - Петра, Алексия и Ионы. Надвратный монастырский храм с архиерейскими покоями был освящен в честь преподобного Сергия Радонежского, которого очень ценил и почитал преподобный Антоний Сийский. Другие две церкви были возведены за пределами обители. Над монастырскими иконостасами работали царский иконописец Федор Зубов, мастер из Сольвычегодска Василий Кондаков и многие другие мастера. Попечением патриаршего казначея старца Паисия (постриженика Сийского моанстыря) в 1685 году были построены двухэтажный братский корпус и двухэтажные настоятельские каменные кельи.

За несколько столетий в Сийском монастыре было собрано немало ценнейших памятников русской истории и культуры. Но в конце XIX века монастырь передает наиболее редкие предметы для «особого сбережения» в Архангельское древлехранилище. Позднее сийские древности разошлись по разным крупным музеям, центральным библиотекам и архивам России.

В монастырской ризнице была собрана коллекция великолепных произведений русского ювелирного искусства. Большинство творений, хранившихся в ризнице обители - вклады царей и патриархов, бояр и дворян, торговых и посадских людей. Неоднократно делал пожалования патриарх Филарет. Именно в 1628 году он пожертвовал монастырю покров на раку преподобного Антония Сийского, вышитый золотыми нитями и изящной вязью по кайме, икону «Богоматерь Владимирская» в серебряном окладе и драгоценное паникадило. Богатое наследие монастырю оставил в XVII веке патриарший казначей Паисий, в прошлом казначей Сийского монастыря. В конце жизни он привез в родную обитель четыре запечатанных сундука, которые наказал вскрыть только после его кончины. В сундуках оказались ценные рукописные книги, среди которых Евангелие 1681 года в серебряном окладе с чеканными изображениями и украшенное драгоценными камнями. Положенные «в вечное поминовение» вкладные вещи, сделанные преимущественно из дорогих тканей, драгоценных металлов и выполненные «самым добрым мастерством», дают представление о высоком уровне искусства древней Руси.

XVIII век стал временем упадка монастырской жизни. Благосостояние обителей пошатнулось в 1764 году, когда по указу императрицы Екатерины II имения от монастырей были отобраны в казну. Общей участи не избежал и Сийский монастырь: были отобраны почти все имения и богатые угодья, а на содержание братии было определено из государевой казны 1000 рублей в год. Сократилось количество монахов.

В XIX веке широкое развитие получает просветительская и миссионерская деятельность монастыря: его настоятели выполняют обязанности ректора Архангельской духовной семинарии, а один из них, архимандрит Вениамин (Смирнов) становится просветителем самоедов Архангельских тундр. С 1825 по 1830 год Вениамин возглавлял самоедскую духовную миссию, за что был награжден орденом Святого Владимира III степени. Впоследствии он занялся переводом Нового Завета на самоедский язык, а также составлением лексикона и грамматики этого языка.

Братия монастыря приняла участие и в праздновании 300-летия Царствования Императорского Дома Романовых. Поднесли царю Николаю II икону преподобного Антония Сийского, за что получили благодарность Государя – об этом писала Архангельская газета «Северное Утро» от 16 марта 1913 года.

В XX веке Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь разделил участь многих обителей России. В 1920 году на территории монастыря была открыта детская колония, но еще существовала немногочисленная монашеская община. В 1923 году монастырь закрыли окончательно, монахов разогнали или сослали, а его имущество частично было вывезено в государственные учреждения, многое просто уничтожено. В последующие годы монастырские постройки использовались под сельскую трудовую коммуну, колхоз, дом отдыха, дом для детей-инвалидов, дом-интернат для престарелых. За этот период многие здания были разобраны или разрушены, другие пришли в ветхость. В 1970-1992 гг. в монастырских строениях располагались летний пионерский лагерь и дача Архангельского облисполкома.

Трагическая история Антониево-Сийского монастыря заканчивается пожаром 1992 года, уничтожившим кровлю над Благовещенской церковью, Трапезной палатой и ризницей. Вопреки семидесятилетнему разорению монастыря чудом уцелели святые мощи его основателя преподобного Антония Сийского. В июле 1992 года по ходатайству епископа Архангельского и Холмогорского Пантелеимона благословением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь был возвращен Русской Православной Церкви. Началось его возрождение. Тогда же настоятелем монастыря был назначен иеромонах (ныне архимандрит) Трифон, служивший до этого в селе Иб республики Коми..

Сийский монастырь под руководством архимандрита Трифона постепенно становился центром возрождения православной духовности на Севере. В обители восстановлена богослужебная, духовно-просветительская, благотворительная и миссионерская деятельность. Создана библиотека духовной литературы, братия собирает монастырские реликвии, занимается изучением истории обители. Монахи участвуют в церковно-археологических экспедициях. Осенью 1995 года возобновила работу иконописная мастерская. Братия совершает молебны в окрестных селах, духовно окормляет несколько приходов Архангельской и Холмогорской епархии, не имеющих священников. Монастырь принимает паломников и желающих потрудиться во славу Божию. С марта 2000 года выходит газета «Духовный сеятель». С октября 2001 года - церковно-исторический альманах «Сийский хронограф».

В монастыре интенсивно идут реставрационно-восстановительные работы и археологические раскопки. На территории монастыря сохранились четыре храма XVI-XVII веков. Это Собор Пресвятой Живоначальной Троицы, храм Благовещения Пресвятой Богородицы, храм-колокольня трех святителей Московских - Петра, Алексия и Ионы и надвратная церковь преподобного Сергия Радонежского. Практически восстановлены храм-колокольня Трех святителей Московских и надвратная церковь прп. Сергия Радонежского.

10 июня 1994 году монастырь посетили глава Российского Императорского Дома Великая княгиня Мария Владимировна, ее мать - Великая княгиня Леонида Георгиевна и наследник Цесаревич, Великий князь Георгий Михайлович.

В 2020 году Антониево-Сийскому монастырю исполнится 500 лет. Предстоит проделать огромную работу по восстановлению древних зданий обители.

А. Карушев. http://arhispovedniki.ru/library/research/5401/


Статью добавил(а): Марина Зуйкова,  30 марта 2019

К концу первой четверти XVI столетия у истоков Сии, притока Северной Дви­ны, был основан небольшой монастырь — Троицкий. Впоследствии святая обитель получила название Антониев-Сийский монастырь в честь ее основателя Анто­ния (1478—1556). Выходец из крестьян­ской семьи, Антоний («в миру» — Анд­рей) с детства проявил способности к чтению и живописи. В 1520 г. он и шесть его сподвижников поселились на месте будущего монасты­ря, но основание его и жалованная грамота великого князя Василия III относится к 1525 г.

Антониев-Сийский монастырь находится в девяти километрах от деревни Сии (Холмогорский район). На узком мысу небольшого остро­ва в Михайловском озере красиво и компактно расположены его мону­ментальные постройки — комплекс архитектурных памятников XVI—XVIII вв.

Главный фасад монастыря — со стороны въезда, то есть с севера. Все основные здания не только воспринимаются как единое целое, но и удивительно чувствуется место каждой постройки в ансамбле, про­странственно-композиционные и ритмические взаимосвязи между ни­ми. Надвратная церковь Сергия Радонежского с примыкающими к ней с запада двухэтажными кельями, настоятельский корпус, храм-коло­кольня, Троицкая церковь словно расступаются друг перед другом, образуя ступенчатую линию разновеликих сооружений, отличающихся по типу и назначению, но образующих в целом живописный, по-древ­нерусски свободно скомпонованный ансамбль. Северный фасад мона­стыря — не результат счастливой случайности в расположении зданий, а сознательно сформированный архитектурный комплекс, рассчитан­ный на обзор со стороны дороги, ведущей к монастырю, который с трех остальных сторон доступен для осмотра лишь с противоположного бе­рега. Глаз отдыхает на широкой глади Михайловского озера, белых постройках монастыря, уводящих мысль в далекие времена русского средневековья.

В «Житии» Антония сказано, что монахи поселились на «пустых», никому не принадлежащих землях. Нет сомнения, что основание мона­стыря затронуло интересы крестьян окрестных деревень. Недаром ав­тор «Жития» не смог замолчать этого: по его словам, Антоний стал тер­петь «обиды от человек неправедных». В начале 40-х годов XVI в. крестьяне сожгли стоявшие в монастыре четыре деревянные церкви, неоднократно «избиваше монасей». Вотчина духовного феодала расши­рялась за счет крестьянских наделов. В 1579 г. монахи владели терри­торией, простирающейся к Каргополю на 50 верст! Еще при жизни Антония монастырь начал превращаться во влия­тельный церковно-административный центр Подвинья. К Сийскому мо­настырю были приписаны Ивановский и Покровский (в Емце), Кривецкий (с. Кривое), Лявлинский (у устья реки Лявли) монастыри, Чу­дова пустынь на реке Мезени. Немалым авторитетом и поддержкой он пользовался в Москве. Не случайно в 1579 г. сын Ивана Грозного — царевич Иван написал одну из редакций «Жития» Антония.

С конца XVI в. монастырь — место ссылки опасных бояр. В 1601 г. один из блестящих московских вельмож Федор Никитич Романов был сослан Борисом Годуновым в далекую Сию и пострижен под именем старца Филарета. Царские указы предписывали соблюдать за ним строгий надзор, но монастырские власти делали «старцу» послабление. В начале 1605 г. Филарет — отец будущего царя Михаила Романова был возвращен из ссылки. Позднее «патриарх всея Руси» (с 1619 г.) Филарет щедро одаривал монастырь. Из рук первых Романовых мо­настырь получал богатые подарки и деньги в виде вкладов. Уже в кон­це XVI в. обширные владения монастыря находились на Двине, соля­ные варницы в Уне и Неноксе, деревни в Важском уезде и на Мезени, рыбные ловли в Варзуге. В первой половине XVII в. его вотчина зна­чительно расширяется — царские указы закрепляют за ним новые де­ревни и крестьян, издаются распоряжения о наказании тех крестьян, «которые от монастыря оттягивались».

Строительная история Антониева-Сийского монастыря насчитыва­ет несколько веков. Точные даты возникновения здесь новых деревян­ных храмов неизвестны. При Антонии были построены, а после пожара заново возведены три церкви: Живоначальной Троицы, Благовещенская и Сергия Радонежского. По писцовым книгам 1587 г., они описаны так: Троицкая церковь «деревянная вверх шатром»; Благовещенская — теплая церковь, колокольня на столбах; Сергия Радонежского — надвратная. Вокруг культовых зданий располагались жилые и хозяйствен­ные постройки. Монастырь никогда не имел каменных стен и с первых лет существования был обнесен лишь высокой деревянной оградой.

Антониев-Сийский монастырь — это сложный комплекс построек. Он не прост для восприятия, поэтому важно подробно рассмотреть каждое из сохранившихся каменных сооружений. Достоверно, что они находятся примерно на тех же местах, что и первоначальные деревянные постройки первой половины XVI в. Это значит, что сохранилась, пусть в самых общих чертах, планировка весь­ма интересного архитектурного ансамбля, окончательно сложившегося к концу XVII в. Большой интерес для истории архитектуры представ­ляют не только Троицкий собор, Благовещенская церковь с трапезной и келарской, храм-колокольня Трех святителей, но и жилые здания. Каждое из сооружений воскрешает в сознании определенный типоло­гический и архитектурно-образный ряд древнерусского зодчества XVI—XVII вв.

Каменное строительство в Списком монастыре началось в конце XVI в. возведением соборного храма во имя Троицы. Из грамоты царя Федора Иоанновича, данной монастырю в 1592 г., известно, что храм был начат в 1588 г. церковным мастером Захаром, присланным из Москвы. В течение четырех лет монастырские власти «запас на цер­ковь пасли — сваи и камень дичен, и опоку, и известь, и песок, и же­лезо». Камень и известь готовили на Орлеце и по реке Ваймуге, «из­весть жгли... свои мастера» и вывозили все «на монастырских лошадях и монастырскими людьми». Монастырские же «свои мастера» жгли уголь, ставили кирпичные сараи и делали кирпич (было изготовлено более 400 тысяч штук). Однако к 1592 г. были заложены лишь фунда­менты: «мастер Захар подошву завел и сваи набил и камнем до поло­вины выбудил». Строительство собора начинал московский мастер, и письменные документы прямо указывают, что церковь строилась «в Вознесенскую меру, что в Девиче монастыре» в Москве.

Троицкий собор — обширная, четырехстолпная постройка с трех-апсидным алтарем и папертью в западной части. Основной объем хра­ма в плане близок к квадрату (23,5x20,8 м). Толщина стен собора два метра. Западная пара столбов имеет слабо выраженную крещатую форму, предалтарные столбы в нижней части утратили свою первона­чальную форму вследствие разного рода подтесок. Столбы соединены друг с другом и со стенами арками, которые вместе с парусами несут пять величественных барабанов, в древности увенчанных шлемовидными главами. Храм крыли и 4 маковицы «чешуёю подбивали» сийские плотники Федор и Семен. В конце XVII в. боковые главы были покры­ты «белым железом», а центральную главу даже позолотили. В первой половине XIX в. на храме была сделана железная крыша. Интерьер собора хорошо освещен окнами верхнего яруса. Внутри и снаружи окна на фасадах и барабанах имеют строгое обрамление и профилировку. Прекрасные акустические качества внутреннего прост­ранства обеспечиваются многочисленными голосниками — пустотелыми горшками, вмурованными в верхние части стен.

Возведение каменных шатровых церквей в Списком монастыре относится к первой половине XVII в. В 1638 г. присланная из Москвы артель начала строительство ка­менной теплой Благовещенской церкви с трапезной и келарской. К 1641 г. она была «состроена по верхние окна, что в церкве и трапезе и в келарской до оконных нижних порогов», а в 1644 г. закончена. Церковь (размеры здания 12,5X9,4 м), трапезная и келарская (разме­ры этих частей здания 21,6x16,6 м) поставлены на высокий подклет. Нижняя часть храма — четверик с двухчастным алтарем, занимающий и в нижнем и в верхнем этаже почти такую же площадь, как и собст­венно церковь. Над сводом четверика — невысокий восьмерик, грани которого обработаны лопатками. Продолжением восьмерика является кирпичный шатер с главкой в завершении. Одна из самых интересных особенностей здания — главки над юго-восточным и северо-восточным углами четверика, соответствующие двухчастной композиции алтаря. В этой одной из первых на Русском Севере каменных шатровых пост­роек первой половины XVII в. отчетливо наметилась тенденция к компромиссному соединению шатрового и традиционного завершения хра­ма, причем шатер из строго функциональной формы превратился в декоративную.

Нижний этаж трапезной и келарской состоит из нескольких поме­щений хозяйственного назначения. Помещение верхнего этажа трапез­ной — огромный зал, лишенный декора, в центре его четырехгранный столб, несущий своды. Крыльцо трапезной примыкает к северной части западного фасада и состоит из двух лестничных маршей, перекрытых цилиндрическими сводами с ползучими арками на шестигранных столбах.

Вероятно, после завершения работ на Благовещенской церкви бы­ло начато строительство каменной колокольни. Любопытно, что имен­но патриарх Никон, посетивший Сийский монастырь в 1652 г., оказал­ся причастным к возведению одного из последних каменных храмов (впоследствии Никон запретил строительство шатровых церквей на Руси). По его указанию и было завершено строительство колокольни, она получила наименование в честь трех московских святителей. Храм-колокольня (размеры здания 14X14 м), как и все сооружения мона­стыря, пострадал во время пожара в 1658 г., и «каменное дело после пожару строил, колокольню достроил и часовую палатку... и подмас­терьем был келар старец Паисий».

Церковь Трех святителей, освященная в 1661 г., довольно сложное сооружение — это ярусная постройка со ступенчато нарастающим рит­мом объемов. Основу первых двух ярусов составляет мощный четверик, опоясанный двухэтажной галереей. Верхний этаж четверика, собствен­но храм, ныне полностью утрачен. Галерея была хорошо освещена (по 5 окон на каждом фасаде). В западной, частично в южной и северной ее частях располагались библиотека и архив. Ярус звона раскрывается тремя проемами на каждом из четырех фасадов, завершавшихся двух­скатной кровлей, что в целом создавало довольно необычное для зда­ний подобного типа восьмискатное покрытие. Поставленный на четве­рик невысокий восьмигранник создавал второй ярус звона. Постройку завершал шатер с главкой на глухом барабане. С галереи первого эта­жа в церковь (и выше — к колоколам) вела внутристенная лестница у северо-западного угла основного четверика, а с улицы в храм — ка­менное крыльцо, не сохранившееся ныне. Суровую сдержанность фа­садов подчеркивают немногочисленные детали декора: несложные по профилировке горизонтальные тяги, упрощенные капители столбов.

В описных книгах XVII в. об этом памятнике сообщается: «Коло­кольня каменная шатровая, на кладовых палатах... Поверх кладовых палат под колоколами церковь... У тое колокольни во особой палатке часы боевые укладны заморского дела самого изрядного художества». Объемная композиция здания построена на строгом структурном прин­ципе. Необычное соотношение четверика и восьмигранника (четверик за счет галерей как бы доминирует в функциональном и архитектурно-образном отношении) ставит Сийскую колокольню несколько особня­ком среди зданий XVII в. Она не повторяет ни одной из известных построек такого типа: отличие ее в восьмискатном покрытии четверика. Этот прием близок новгородским и псковским храмам XVI в. Однако использование его в Списком монастыре навеяно скорее приемами и формами деревянной архитектуры конца XVI—XVII в.

Оба шатровых храма Антониева-Сийского монастыря, отличаясь присущим только им особенностям, не выпадают из общерусского ар­хитектурного стиля XVI—XVII вв. Они представляют своеобразную северную вариацию зданий, хорошо известных по памятникам Москвы и прилегающих к ней земель. Одновременно они свидетельствуют о мед­ленном, но неуклонном процессе оформления местных строительных артелей, которые скажут свое слово несколько позднее, в конце XVII — начале XVIII в., в период широкого каменного строительства, предпринятого архиепископом Афанасием Холмогорским.

В 70-х годах XVII столетия в монастыре возводится еще одна ка­менная церковь — надвратная, вместо прежней деревянной во имя Андрея Первозванного. Строительство ее растянулось на много лет: постройку закончили в 1679 г. В церкви над святыми воротами нахо­дились три престола — в честь Андрея Первозванного, Сергия Радонеж­ского, Флора и Лавра. На рубеже XVII—XVIII вв. к западу от Троицкого собора на самой кромке берега был возведен двухэтажный корпус — братские кельи. Однако в 1779 г. здание сильно пострадало во время пожара, и верхний этаж пришлось разобрать. Руины сохранились до наших дней.

Сийский монастырь не имел своих ювелиров — «кузнецов по злату и серебру», но хранившиеся в его ризнице потиры, панагии игуменов являются достойными памятниками прикладного искусства русских мастеров XVI—XVII вв.: водосвятная чаша (1583), панагия (1608), принадлежащая сийскому игумену Феодосию, подарок патриарха Фи­ларета — паникадило (1628). Ценные вклады в монастырь делали многие московские бояре. Например, в 1692 г. дворянин Семен Риморев сделал вклад по боярину Ивану Михайловичу Милославскому — серебряный потир, находящийся ныне в экспозиции Архангельского областного краведческого музея.

Памятники древней живописи Сийского монастыря не дошли до нас, но письменные документы сохранили сведения о многих мастерах, работавших для монастыря или в самом монастыре. Иконописцем был его основатель Антоний. Образ Троицы для вновь построенного каменкого храма писали «на Москве» московские мастера Осиф Полперев и Семен. Для монастыря работал государев иконописец Максим, а так­же иконники Федор Чудовский, Симеон Устюжский, Постник Деребин, Оксентий Псковитин, Федор Зубов, Василии Осипов, Василий Мамон­тов Онежанин и др.

Некоторые здания Антониева-Сийского монастыря дошли до нас в сильно искаженном виде. Только по старым рисункам можно судить о таких исчезнувших каменных зданиях, как двухэтажный настоятель­ский корпус (1685), находившийся между храмом-колокольней и надвратной церковью, больничные кельи с деревянной церковью Николая Чудотворца (1730), хлебные амбары. Лишь нижний ярус сохранился от храма-колокольни. Когда реставрационные работы вернут построй­кам их первоначальный облик, Антониев-Сийский монастырь предста­нет в первозданном виде и займет подобающее место среди архитектур­ных ансамблей XVI—XVIII вв.

Булкин В., Овсянников О. Антониев-Сийский монастырь // Памятники архангельского Севера. – Архангельск, 1991. С. 85–93.


Статью добавил(а): Марина Зуйкова,  30 марта 2019

В январе 1543 г. великий князь Иван III послал на Двину грамоту о пожаловании Сийскому монасты­рю ("били ми челом з Двины от Живоначальные Троицы, с Сии с Михайлова озера игумен Онтонеи з братею, а сказывает, что тот монастыр поставил на пустыне тому османатцат лет") всяких угодий к Емце, Сии и Ваймуге по три версты в длину, а к Каргополю на пять верст. Так получил первое зе­мельное пожалование монастырь, основанный вы­ходцем из крестьянской семьи Антонием ("от веси, глаголемыя Кехты, от пределов Двинския области, иже близ Студенаго моря акиана"), монастырь, ко­торый быстро стал превращаться в крупнейшего феодала Подвинья. Экономическая мощь монастыря способствовала превращению новой обители в культурный центр, расцвет которого приходится на XVI-XVII вв. Именно в этот период составляется великолепное собрание рукописных книг, возводится обширный комплекс каменных постро­ек, для которых писали иконы столичные и мест­ные мастера-живописцы, предметами высокого ху­дожественного достоинства пополнялась ризница.

Первые каменные постройки в Подвинье были возведены именно здесь; в Сийском монастыре де­лала "первые шаги" и строительная культура По­двинья. На формирование художественных вкусов и традиций Северного Поморья оказали влияние ра­боты живописных артелей, которые приглашал мо­настырь, монастырские ремесленники. Первая де­ревянная церковь во имя Троицы была построена сразу же после основания монастыря. Затем воз­водится Благовещенская церковь с трапезною, мо­настырская ограда и надвратный храм во имя Сергия Радонежского, которые в начале 40-х годов XVI в. сгорели , но сразу же были отстроены.

В Сотной 1593 г. с писцовых книг князя В. А. Звени­городского 1586-1587 гг. монастырь описан так: "На Двине в Еметцком стану, в Сие на Михайлове острову на озере монастырь Троицы Живоначалные Онтоньевы пустыни, а на монастыре церков Троица Живоначалная древяна вверх, да церков теплая Благовещенье Пречистые, да церков на воротех Сергей Чюдотворец, на монастыре ж двор ко­нюшенной, двор гостии да за озером двор коровей". Вполне возможно, что в Сотной 1593 г. или по крайней мере в опубликованном списке Сотной некоторые детали описания монастыря 1586-1587 гг. утрачены. Так, в писцовых книгах сказано: "церковь Троица Живоначальная, древяна, в верх шатром". Постройки монастыря находились на тех местах, где впоследствии были возведены ка­менные здания, т. е. планировка ансамбля в общих чертах сложилась уже в XVI в.

Каменное строительство в монастыре началось в конце XVI в. К этому времени каменное зодчест­во Севера имело уже более чем вековую историю, если первыми каменными сооружениями считать соборы Спасо-Каменного, Ферапонтова и Кирилло-Белозерского монастырей. С XVI в. на каменное зодчество Севера особенно сильное влияние ока­зывает Москва. Об этом свидетельствует архитек­тура соборов Спасо-Прилуцкого монастыря в Во­логде, Христорождественского в Каргополе, Со­фийского в Вологде. Соборный тип храма как нельзя лучше отвечал тем требованиям, которые в XVI в. предъявлялись к главному храму города или монастыря. Этот тип постройки импонировал внушительностью внешнего облика, вместительно­стью интерьера, традиционным пятиглавием.

Первой каменной постройкой монастыря стал Троицкий собор. В Москву был направлен старец Герасим с челобитием, чтобы царь Федор Иванович позволил строить каменный храм, который хотел возвести еще "царь и великий князь Иван Василь­евич". Великий князь Федор Иванович дал монастырю жалованную грамоту от 8 ноября 1587 г. на строительство каменного собора. По этой грамоте, деньги, которые обитель платила в казну, должны были поступать на постройку церкви. Льгота была предоставлена с 1587 по 1591 г. из расчета, что оброк составляет 73 р. в год. Итого 365 р. предоставлял государь для сийского "камен­ного дела", а также выделял мастера-зодчего, ко­торый должен был руководить строительством храма в течение пяти лет. За это время в монасты­ре четыре года заготовляли запасы свай, камня, опоки, извести, песку, железа и кирпичей, а приехавший мастер Захар "подошву завел, и сваи набил, и камнем до половины выбутил". По­скольку основная часть средств пошла на заготовку строительных материалов, то грамотой от 23 янва­ря 1592 г. монастырю были предоставлены льготы еще на два года на сумму 146 р. По грамоте от 10 марта 1593 г., доделывать Троицкую каменную церковь в Списком монастыре были назначены подмастерье каменного дела Василий Дула и 30 человек вологодских каменщиков: "и как к вам сея наша грамота придет и подмастере с каменщики прибудут, и вы бы тот час тех каменщиков заста­вили ту церковь каменую делать". В помощь к каменщикам следовало, согласно грамоте, приста­вить по 5-6 человек "слуг монастырских" к каж­дому, а на подсобные работы — по 30-40 человек к каждому каменщику (устанавливалась и оплата труда, когда начнутся работы: "подмастерью по 8 денег, каменщикам по 6 денег в день").

В июле 1593 г. строительство было прервано пожаром, во время которого сгорели деревянные церкви, хозяйственные постройки, монастырская мельница "со всем запасом", а у строящейся "у каменное у новое церкви згоре сцены и брусие деревяное и колокольница", на которой расплавились колокола. В связи с пожаром и тем, что оканчивались льготные годы, царь дал грамоту, "что их монастырь погорел, и для церковного но­вого строения, что они ставят новый каменной большой храм собою", пожаловал новыми десятью льготными годами и оброком в размере 60 р. в год и "на те оброчные деньги велел доделывать камен­ную церковь, и древяную церковь, и колоколницу каменную". И на те деньги "поставили после пожару теплую церковь с трапезою новую. А на каменную церковь припасли извести да кирпичю". В ноябре 1598 г. монастырь был описан — к этому времени церковь Троицы была еще "недоделана сведена до верхнех сводов", в церкви два придела — Федора Стратилата да Антония Чудотворца, к той же церкви "проделаны две полатки". С 10 марта 1593 г. по 4 марта 1606 г. достройкой храма руко­водил подмастерье Василий Дула, а после него бы­ли направлены "подмастерье каменых дел Ульян, подвящик и с Вологды 15 каменщиков". Нако­нец, строительство Троицкой церкви было завер­шено: "По благословению митрополита Новгород­ского и Великолуцкого основана быть та церковь Живоначальные Троицы с приделы лета 97 августа 21 дня при игумене Никандре, а совершена лета 114 июлия 30 дня", освящен храм был 24 мая 1607 г. Таким образом, каменная Троицкая цер­ковь, которая "мерою заведена в Воскресенскую меру, что в Девичем монастыре у нас на Москве", строилась по известному образцу.

Троицкий собор — обширная четырехстолпная постройка с трехапсидным алтарем и папертью в западной части. Основной объем храма в плане близок к квадрату (23,5x20,8 м), толщина стен со­бора — 2м. Западная пара столбов имеет слабо выраженную крещатную форму, предалтарные столбы в нижней части утратили свою первона­чальную форму вследствие разного рода подтесок. Столбы соединены друг с другом и со стенами ар­ками, которые вместе с парусами несут пять вели­чественных барабанов, которые в древности были увенчаны шлемовидными главами. Храм крыли и четыре маковицы "чешуёю подбивали" сийские плотники Федор и Семен. В конце XVII в. боко­вые главы были покрыты "белым железом", а цен­тральную главу даже позолотили. В первой поло­вине XIX в. на храме была сделана железная кры­ша. Подпружные арки, несущие среднюю главу, имеют со стороны подкупольного пространства небольшое подвышение по отношению к коробовым сводам, благодаря этому средний барабан ока­зывается выше соседних и занимает доминирую­щее положение в компактной группе пятиглавия, характерной для монастырских храмов XVI в. Про­сторный и ясный по построению интерьера собор хорошо освещен окнами верхнего яруса. Внутри и снаружи окна на фасадах и барабанах имеют строгое обрамление и профилактику. Прекрасные акустические качества внутреннего пространства обеспечиваются многочисленными голосниками — пустотелыми горшками, вмурованными в верхние части стен. Пол в храме выложен каменными пли­тами. Суров и монументален облик Троицкого со­бора. Лишенные декора стены только вверху — на высоте пят сводов — охвачены двойной горизон­тальной тягой, над которой, венчая фасады, нахо­дились закомары (полуциркульные завершения фасадов, соответствующие очертаниям сводов, скрытых за ними). Лишь на западной стене здания (и на центральном барабане) имеется украшение в виде упрощенного аркатурно-колончатого пояса. Благодаря монументальности архитектурных масс, структуре внешних членений, строгому декору фа­садов Троицкий собор занял доминирующее место в ансамбле.

Строительство первой каменной церкви, несо­мненно, способствовало появлению в монастыр­ском хозяйстве новых служб: добыча и приготов­ление извести, изготовление кирпича и т. д. До на­чала строительства в монастыре известны лишь единичные случаи найма кирпичников — для устройства в кельях печей (1578 г. — "кирпичнику дал три алтына", "келью делали и печь в ней", 1581 г. — "нанял кирпичников Федора Иевлева сына Онежанина с товарищи, дал им наперед зада­ток две гривны"). Начавшееся строительство по­требовало делать огромные запасы строительных материалов: достаточно сказать, что из израсходо­ванных на постройку собора 2999 р. 19 ал. 4 денги больше половины — 1503 р. 24 ал. 1/2 денги было затрачено на материалы, остальное — на оплату работающим. Вероятно, известь стали заготовлять уже в 1587 г. ("возили мастеры известь"). Строительство потребовало разработки собствен­ных карьеров — на Орлеце, Ваймуге ломали ка­мень-известняк, жгли известь ("и известь жгли на Орлеце свои мастеры") и возили камень и известь "на монастырских лошадех и монастырскими людми". Песок, "кирпичные дрова" и уголь — все возили своими "монастырскими людми", короба известные и сараи кирпичные "делали сами". Сийские кирпичники делали для храма кирпич "в государеву меру" (кирпича ушло 901 130 штук).

В течение более чем тридцати лет Троицкий храм был единственной каменной постройкой: "на монастыре церковь Живоначальные Троицы каменна о пяти верхах, у нее два предела — предел святого великомученика Федора Стратилата, дру­гой предел Антония Чюдотворца Сийского, на мо­настыре ж другая церковь Благовещения Пречис­тые Богородицы с трапезою и с келарскою, древяна... На святых воротах церковь святого апостола Андрея Первозванного, древяна ж, на монастыре ж колоколница, а на ней благовестной колокол сто семьдесят пуд, другой колокол очапной шездесят пуд, третий колокол тритцать семь пуд, воем коло­кол зазвонных; на колоколнице ж часы. На мона­стыре ж келья, а в ней игумен Иона, двадцать че­тыре кельи братцких да болница, а в них восмьдесят девять братов" (опись 1622-1624 г.).

Через 32 года после окончания строительства Троицкого храма в монастыре начали возводить новое каменное здание — Благовещенскую церковь. Для строительства этой постройки царь Михаил Федорович по грамоте от 10 марта 1638 г. направил в обитель подмастерье каменных дел, подвязчика и 10 человек вологодских каменщиков. Монастырю были предоставлены льготы: оброк, который пла­тил монастырь в государеву казну в размере 105 р. 15 ал. 4 денги, был передан на строительство на три года (общая сумма составила 738 р. 9 ал. 4 денги). На строительство передавались "стрелецкие день­ги" в размере 40 р., а также было предоставлено право безпошлинно провозить соль на третьем до­щанике до 1646 г., возвращена уплаченная мона­стырем в 1643—1644 гг. пошлина 38 р. Уже к 1 марта 1641 г. был выполнен значительный объем работ: "церковь каменна Благовещение Пречистые Богородицы, а в ней предел преподобного Сергия Радонежскаго Чюдотворца с трапезою и келарского, а высподе службы —под алтарем просвирня, под церковью погреб квасной, под трапезою хлебня, под келарскою погреб, где хлебы держать. А та церковь с трапезою и с келарской до оконных нижних порогов". С 10 мая 1638 г. по апрель 1641 г. строительство вели подмастерье Потап Уша­ков и подвязчик Еремка Яковлев, а каменщики бы­ли вологодские, но из разных артелей: Пашко Мат­веев "с товарыщи", всего 10 человек; Володка Офонасьев "с товарыщи", всего 10 человек; Васька Ус­тюжанин; Васька Синов "с товарыщи", всего 3 чело­века. Естественно, что, кроме этих каменщиков, монастырь нанимал каменщиков как местных, так и из других волостей.

Особый интерес представляет подмастерье При­каза каменных дел Потап Ушаков, который до сих пор известен был лишь по ремонтным работам 1638 г. в Сибирском Приказе. Оказалось, что смету ка­менной палатке, построенной в 1647 г., еще в 1640 г. составил подмастерье каменных дел Потап Уша­ков. Можно полагать, что Потап Ушаков при­надлежит к довольно многочисленной семье под­мастерьев каменных дел Ушаковых (Ларион Ми­хайлов сын, Алексей, Михаил), работавших в При­казе с начала XVII в. Строительство Благовещен­ской церкви было закончено 9 ноября 1644 г.: "с 146 года по 152 год ноября 9 дня строена каменная теплая церковь во имя Благовещения Пресвятые Владычицы нашее Богородицы, и в приделе пре­подобного Сергия Радонежского Чудотворца да праведного Михаила Малеина". Затраты на по­стройку нового храма составили 9930 р., из них на материалы было израсходовано 2130 р., расходы на рабочую силу — 7200 р. На возведение здания пошло 824 020 штук кирпича, 120 саженей лома­ного камня, из которого приготовили 15 печей кирпича, а также 10 печей кирпича было заменено камнем. Строительство заканчивали, по всей ви­димости, подмастерье Потап Ушаков и подвязчик Еремей Яковлев, по крайней мере — никаких сведений о приемке нового подмастерья каменных дел нет.

Благовещенская церковь представляла собой интересное архитектурное сооружение. В донесе­нии сийского игумена новгородскому митрополиту сообщалось, что в завершении церкви "стопа ввер­ху каменная сажень шти до маковицы" (в шатре был устроен придел во имя Михаила Малеина). Церковь (размеры здания 12,5x9,4 м), трапезная и келарская (размеры этих частей здания 21,6x16,6 м) поставлены на высокий подклет. Нижняя часть храма — четверик с двухчастным алтарем, зани­мающим и в нижнем, и в верхнем этажах почти такую же площадь, как и собственно церковь. Над сводом четверика, на массивном кирпичном кольце, покоится невысокий восьмерик, стены которого в местах сопряжения граней обработаны лопатками. Продолжением восьмерика является кирпичный шатер с главкой в завершении. Одна из самых ин­тересных особенностей здания — главки над юго-восточным и северо-восточным углами четверика, соответствующие двухчастной композиции алтаря. Ныне под поздней кровлей сохранились лишь кирпичные постаменты кубической формы и ос­нование двух глухих барабанов. То есть первона­чально храм являлся трехглавым. В этой одной из ранних шатровых построек первой половины XVII в. отчетливо наметилась тенденция к компромис­сному соединению шатрового и традиционного за­вершений храма. Нижний этаж трапезной и келарской состоит из нескольких помещений хозяйст­венного назначения. Помещение верхнего этажа трапезной — огромный зал, лишенный декора, в центре его четырехгранный столб, несущий своды довольно сложного типа. Крыльцо трапезной при­мыкает к северной части западного фасада и со­стоит из двух лестничных маршей, перекрытых цилиндрическими сводами с ползучими арками на шестигранных столбах. Видны следы переделок позднего времени. Из сеней трапезной справа на­ходится вход в келарскую, а слева — переход в ризничную палатку, находившуюся между трапез­ной и собором. В нижнем этаже палатки была не­большая усыпальница, где хоронили настоятелей. В целом храм Благовещения вполне органично вписывается в историко-архитектурный контекст первой половины XVII в.

Можно полагать, что после завершения работ в Благовещенской церкви строительные работы в монастыре не прекратились — до пожара 1658 г. в монастыре был "зделан погреб холодный, а на нем келя теплая, а погреб и келя каменные". Пожар в мае 1658 г. явился для монастыря "гне­вом Божием". Пожар был таким сильным, что сго­рела без остатка ветхая деревянная колокольница, колокол расплавился, загорелась каменная собор­ная церковь Троицы ("а у соборной церкви отпаиваны маковицы, а преж того была отпоена одна маковица белим железом"). Пострадала, вероят­но, и Благовещенская церковь, т. к. "в те поры в лодке ездили и по лду ходили на Красной Нос ко обедне": теплую церковь восстановили к 1659 г., а соборную восстановили, побелили и освятили лишь к 1661 г. Работы велись на пожалованные царем 64 р., 106 р. монастырского оброка и 50 р. "стрелецких денег" . Начатая до пожара каменная шюкольница была завершена через три года — к лету 1661 г., "а каменное дело после пожару стро­ил — колокольню достроил, и часовую палатку, и ризную, и книгохранителную полатки, и с нижни­ми жирами и квасную поварню, и подмастерьем был келар старец Паисий".

Церковь Трех Святителей представляет собой до­вольно сложный архитектурный организм — это ярусная постройка со ступенчато нарастающим рит­мом объемов. Основу первых двух ярусов здания со­ставляет мощный четверик, опоясанный двухэтаж­ной галереей. Верхний этаж четверика, собственно храм, ныне полностью утрачен. Галерея была хорошо освещена (по 5 окон на каждом фасаде), в ее запад­ной, частично южной и северной частях располага­лись библиотека и архив (эти части хорошо читают­ся на плане и выделяются рисунком оконных про­емов). Ярус звона раскрывался тремя проемами на каждом из четырех фасадов, завершавшихся двух­скатной кровлей, а в целом получалось довольно необычное для зданий подобного типа восьмискатное покрытие. Поставленный на четверик невысокий восьмигранник образовывал второй ярус звона. Постройку завершал шатер с главкой на глухом бара­бане. С галереи первого этажа в церковь (и выше — к колоколам) вела внутристенная лестница у северо­западного угла основного четверика, а с улицы в храм — каменное крыльцо, ныне не сохранившееся. Декоративные элементы стен немногочисленны — это несложные по профилировке горизонтальные тяги, подчеркивающие внутреннюю структуру здания по вертикали. Столбы нижнего яруса галереи имеют простые капители; горизонтальные тяги на границе первого-второго этажей усложнены поребриком и четко показывают на фасаде различные по назначе­нию помещения верхнего и нижнего ярусов. Столбы звона и восьмерика имеют капители упрощенного рисунка, правда с довольно сложной раскреповкой в местах сопряжения граней восьмерика. В описных книгах XVII в. храм-колокольня описывается без де­талей: "Колокольня каменная шатровая, на кладовых палатах. Поверх кладовых палат под колоколами цер­ковь. У тое колоколни в особой палатке часы боевые заморского дела самого изрядного художества". Объемная композиция здания построена на строгом структурном принципе — выделении уменьшающих­ся по площади основания ярусов. Необычно соотно­шение четверика и восьмерика — четверик (за счет галерей) как бы доминирует в функциональном и ар­хитектурно-образном отношениях, ставит Сийскую колокольню несколько особняком среди зданий, близких по типу. С распространением в первой поло­вине XVI в. шатра в качестве венчающей формы ка­менных храмов ярусные столпообразные постройки видоизменяют верх, употребляя шатер вместо традиционной главки на барабане. Храм-колокольня в Списком монастыре не повторяет ни одной из из­вестных построек такого типа, хотя в типологическом отношении близок к ним. Отличие же его — в восьмискатном покрытии четверика. Этот прием близок новгородским и псковским храмам XVI в. Однако использование его в Списком монастыре навеяно скорее приемами и формами деревянной архитекту­ры конца XVI—XVII в. Оба шатровых храма Антониева-Сийского монастыря, отличаясь присущими только им особенностями, не выпадают из общерус­ского архитектурного развития XVI—XVII вв. Они представляют своеобразную северную вариацию на тему, хорошо известную по памятникам Москвы и прилегающих к ней земель. Одновременно они сви­детельствуют о медленном, но неуклонном процессе оформления местных строительных артелей, которые скажут свое слово несколько позднее — в конце XVII — начале XVIII в., в период широкого камен­ного строительства, предпринятого архиепископом Афанасием Холмогорским.

В том же 1661 г. были построены каменные Свя­тые ворота, по описи 1692 г., над Святыми воро­тами "три церкви каменные" — святого апостола Ан­дрея Первозванного, церковь святых мучеников Флора и Лавра и церковь Сергия Радонежского. В следующем, 1662 г. закончено строительство хозяй­ственных построек: мельницы и двух амбаров (также каменных), которые возводил старец Исайя. В это же время были укреплены берега острова, где стоял монастырь, обрубом. Таким образом, при­мерно к 1662 г. монастырь был отстроен почти весь заново в камне и монастырская артель каменщиков на время осталась без дела.

В 1667 г. в Архангельском городе произошел сильный пожар, а уже зимой 1668 г. началось строительство каменных гостиных дворов. Острая нехватка каменщиков побудила двинского воеводу обратиться в монастырь с просьбой помочь, и десять каменщиков Сийского монастыря во главе с Ев­докимом Ларионовым в мае 1671 г. были направ­лены в Архангельск. Характерно, что сразу же после окончания строительства гостиных дворов в 1684 г. в монастыре завершается новая стройка. В 1685 г. Паисий возводит в монастыре братские кельи, на строительство которых расходуется 400р. Двухэтажный корпус находился между колокольней и надвратной церковью. Здание это не сохранилось, но о его облике можно судить по рисункам XVIII в. и фотографиям конца XIX в.

По характеру обработки фасадов и объемно-пространственному решению оно чем-то напоми­нало трапезную Благовещенской церкви. На ру­беже XVII—XVIII вв. к западу от Троицкого собо­ра, на самой кромке, был возведен двухэтажный корпус — братские кельи. Однако в 1779 г. здание сильно пострадало во время пожара и верхний этаж пришлось разобрать. Остатки постройки в виде руин сохранились до наших дней. Только по старым рисункам можно судить и о таких несо­хранившихся каменных зданиях монастыря, как больничные кельи (при них находилась построй­ки 1730 г. — деревянная церковь Николая Чудо­творца) к востоку от Троицкого собора, хлебные амбары рядом с настоятельскими кельями.

Ясински М.Э. Антониев-Сийский монастырь XV-XVIIIвв. /М.Э. Ясински, О.В. Овсянников //Ясински М.Э. Взгляд на Европейскую Арктику: Архангельский Север: проблемы и источники /М.Э. Ясински, О.В. Овсянников: В 2т. Т. 2. - СПб., 1998. С. 121-135.

Комментарии и обсуждение



Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографию

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.