ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ

Заболотье. Церковь Николая Чудотворца.

Никольская старообрядческая церковь


Церковь.   
Престолы:Николая Чудотворца
Год постройки:между приблизительно 1910 и приблизительно 1917.
Адрес:
Тверская область, Лесной район, д. Заболотье



Добавить фотографию

Фотографий пока нет




Добавить статью

Статьи


Статью добавил(а): Денис Ивлев,  5 августа 2022

«Мы старообрядцы должны идти по пути указанному нам Христом…»

Старообрядчество в верхнем течении Мологи. К истории старообрядческого молитвенного дома в д. Васютино Максатихинского района.

Вопроса истории старообрядческих общин в верхнем течении Мологи – нынешних Максатихинского и Лесного районов Тверской области касался весьма небольшой круг исследователей. Обычно этого вопроса касались в этнографических исследованиях, проходивших в деревнях верхнего помоложья в разделе религиозных культов, да в трудах немногочисленных краеведов.

В данном исследовании мы коснемся истории старообрядчества в деревнях Заболотье и Васютино бывшего Весьегонского уезда, на границе которых в 1920-е гг. появился каменный молитвенный дом – Никольская церковь, сохранившийся до наших дней. В настоящее время деревни слились в одну – Васютино, которая входит в состав Лесного муниципального округа, и церковное здание обозначает границу этих двух деревень.

Название деревни Заболотье происходит от большого количества болот в этой части Весьегонского уезда, через которые к деревне шла дорога. Краевед Алексей Васильевич Кудрявцев в своём очерке «Из истории деревень Заболотье-Васютино» писал, что «Заболотье упоминается ещё в 1551 г. в одной из описей писцовых книг… Возможно, жители Заболотья пришли со стороны Сорогошино (Сорогожска)».

А вот деревня Васютино возникла при заселении этих мест карелами. «Поселились карелы на пустоши «Заболотье», видимо, после Столбовского мира, заключенного со Швецией в 1617 г. Поселения карел были малочисленные, но постепенно население стало увеличиваться. Надо было осваивать новые земли. Тогда из одной семьи отселили сына Васюту на новое место. Возникло новое поселение по имени Васюты. Отсюда и возникло Васютино», – писал А.В. Кудрявцев.

Видимо, и последователи старого обряда жили в Васютино и Заболотье с самых первых лет раскола. Сведений об этом пока не обнаружено, но на карте Менде в 1853 г. указано «Старообрядческое кладбище», а также существовало так называемое «Часовенное болото», где, по-видимому, располагалась чтимая часовня, упраздненная в более поздние времена. А.В. Кудрявцев пишет о престольных праздниках деревень: «В каждой деревне были так называемые престольные праздники. В Заболотье это «Зосимов день» – 30 апреля, Спасс (это Преображение Господне) – 19 августа. В Заболотье праздновали третий день этого праздника. 10 октября был престольный праздник «Савватеев день». Этот праздник отмечался и в Васютине. Кроме того, в Васютине был праздник «Кирика и Иулиты».

«Большинство карел были старообрядцами, – продолжает А.В. Кудрявцев. – Основными группировками старообрядцев были поповцы (и бегло поповцы) и беспоповщина. В Заболотье, Васютине и Сысойкине были толки как поповцы, так и беспоповцы. Беспоповцы имели свой молильный дом (моленну). Эту группу возглавляла Евдокия, известная как Авдотья Ивановна. До революции она была игуменьей монастыря. После революции она жила в Заболотье с бывшей послушницей Марфушей. Они содержали корову, имели огород и молились». На этом свидетельства о старообрядцах-беспоповцах у краеведа А.В. Кудрявцева заканчиваются.

В 1925 г. в Заболотье и Васютино побывала экспедиция тверских учёных, которые встречались с местными старообрядцами и оставили свои впечатления о деревне, быте и нравах. В 1927 г. в первом выпуске результатов исследования Верхне-Моложской экспедциии под названием «Лесная деревня» есть сведения о деревнях Заболотье и Васютино, которые отличались от окрестных деревень тем, что в большей степени интересовались выпусками газет. «Газет, по сравнению с годами войны, 1914-18 гг., выписывалось в 1925 г. очень мало. В среднем на деревню приходится 1-2 газеты (большей частью местные – Тверские). Исключение – деревни Васютино и Заболотье. На первый взгляд эти деревни, окруженные дремучим лесом и далеко отстоящие от железной дороги и городов, должны бы быть наименее культурными. Но, как раз наоборот, они выделяются уровнем культурного развития. В этих селениях мы находим довольно значительное число студентов ВУЗов из Ленинграда, Москвы, Твери. Одних газет выписывается до 30», – писали исследователи о деревнях Заболотье и Васютино.

Забегая вперёд, стоит отметить, что в под протоколом организации Никольской старообрядческой общины, составленном в 1926 г., за себя расписались больше половины участников собрания.

Две деревни, стоявшие на самом пограничье Лесного и Максатихинского района, не смотря на свою удалённость от районных центров, до сих пор населены. И среди местных жителей сохранились до наших дней сведения о существовавшей здесь «часовне или молитвенном доме» и жившем в деревне «священнике». К сожалению, уже пояснить, кто этот «священник» и почему он служил в «часовне», а не в ближайших церковных приходах, например в Спас-Забережье или в Верхних Порогах, местные жители не смогли. Уже в этом содержится некоторое противоречие, которое заставляет задуматься, а к какому течению принадлежал местный «священник».

Следующие сведения, опубликованные в «Лесной деревне» проливают свет на этот факт. Объясняя, почему в деревнях Заболотье и Васютино так много людей грамотных, выписывающих газеты, исследователи писали: «Эти деревни, населенные карелами, принадлежащие к старообрядчеству нескольких толков, имели всегда хороший заработок на лесных заготовках, издавна пользовались школами, а также старообрядческими начетниками. Таким образом, интерес к книге, к слову там был велик. Число грамотных в Заболотье в 1925 г. – 42 %, а в Васютине – 53 %, что значительно превосходит среднюю норму грамотности по району».

До 1917 года формально Заболотье и Васютино входили в состав прихода с. Спас-Забережье, расположенного в Вышневолоцком уезде. В сведениях за 1901 г. указывалось, что в Заболотье 24 двора, 94 мужчин и 87 женщин, в Васютине 23 двора, 51 мужчин и 64 женщины. Число староверов по деревням не указано, но указано общее количество по приходу – 69 мужчин и 69 женщин. Кстати, в Заболотье имелась и деревянная часовня преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, приписанная к Спас-Забережскому приходу.

По данным журнала «Церковь», 8 марта 1907 г. Тверским губернским правлением зарегистрирована община «Стараго поморскаго согласия старообрядцев, приемлющих по своему обряду браки, в Весьегонском и Бежецком уездах».

В 1925 г., когда Верхне-Моложская экспедиция обследовала эти деревни, в Васютине особо была отмечена существовавшая на тот момент «многолюдная и сознательная» комсомольская ячейка. Причём среди окрестных деревень комсомольская ячейка существовала только в селе Лощемля и в самом Васютино. И если в Лощемле «комосомол находился в совершенно зачаточном состоянии», то круг деятельности Васютинской ячейки был «шире, работа сложнее». Причём особую активность комсомольцы проявляли «и на фронте антирелигиозном». «В последнее время Васютинский комсомол был поставлен в исключительные по трудности и сложности условия, – писали участники экспедиции, – Дело в том, что в лесных карельских деревнях, Васютине и соседнем Заболотье, огромное количество населения старообрядцы, при чем разных толков. Издавна существовала «беспоповщина» (поморского согласия) называемая в районе просто старообрядчеством, а так же «брачное согласие».

Традиционные «старообряцы» беспоповцы-федосеевцы описаны в работах экспедиции так: «У старообрядцев Васютина и Заболотья имеются «начетники». В избах Васютина и Заболотья в красных углах много старинных образков (особенно много литых). Под иконами висят лестовки, на лавках под образами лежат «подрушники». Между представителями различных вер происходят частые споры, и они вносят нередко большое оживление в быт старших поколений». «По нашим наблюдениям и рассказам местных жителей, большинство молодёжи даже в такой культурной деревне, как Васютино, всё ещё идет за стариками. По прежнему соблюдаются посты, обряды, предписания того или иного религиозного толка», – подводили итог исследователи.

Что же это были за толки и течения? Экспедиция ссылалась на комсомольскую стенгазету от 15 апреля 1925 г., где писалось: «Граждане деревни Заболотье и Васютино веруют в 6 вер различного сословия; веры: православная, старообрядческая (т.е. беспоповщина), брашницкая (т.е. брачное согласие), рогожская, евангелистская и просто Ермиловская. Рогожскую и евангельстскую граждане приобрели уже при советской власти». При этом описан и случай появления «рогожской веры». «Уже в годы революции произошло очень большое событие, сильно взбудоражившее местных старообрядцев. Васютинский богач М.П. Цветов, от которого в прежнее время в экономическом отношении зависела вся беднота и вообще всё крестьянское население округа, один из ретивых сторонников беспоповщины, вдруг в Москве принял «поповщину» – «рогожскую веру». По возвращении на родину он увлек за собой очень многих односельчан, особенно из тех, которые привыкли жить и мыслить по его указке».

По свидетельству А.В. Кудрявцева, род Цветовых действительно имел особое влияние на жизнь местных крестьян. Это были купцы-лесопромышленники братья Цветовы Павел Фёдорович и Михаил Фёдорович, ещё одного брата звали Алексей и он жил в д. Сундуки. Самым влиятельным из рода Цветовых стал сын Павла Фёдоровича Михаил Павлович. «Он стал купцом первой гильдии, – писал А.В. Кудрявцев. – Имел дом в Заболотье. У него был двухэтажный дом в Малышеве. В нём в советское время была расположена участковая больница. После Великой Отечественной войны частично это здание сгорело. Теперь восстановлен только первый этаж. Имел Михаил Павлович дом в Рыбинске, а также лесопильный завод и, по некоторым данным, мельницу. У земляков о нем осталась хорошая память. На его средства в Васютине построено основное здание начальной школы. В школе крестьянские дети стали получать образование ещё до революции. Он же построил церковь в Васютине. Цветовым была построена часовня на Заболоцком кладбище».

В Рыбинском краеведческом музее сохранились фотографии из семейного архива М.П. Цветова, а также документы, дополняющие сведения о нём. Родился Михаил Павлович в 1856 г., выходец из крестьян, в религиозном отношении указывался как «старообрядец поповского толка – одной из самых поздних ветвей старообрядчества, возникшей под Ярославлем». По государственному реестру имел статус купца II гильдии. В 1909 г. М.П. Цветов подал прошение в Ярославскую строительную комиссию о разрешении построить лесопильный завод и мельницу в д. Мягкое Ивановской волости Рыбинского уезда. До этого успешно торговал лесными материалами в России и за границей. Имел репутацию солидного торговца, знатока лесного дела, пользовался уважением в купеческой среде. Кредитовался в Рыбинском отделении Государственного банка на суммы, доходившие до 100 тысяч рублей, кредитом пользовался правильно и умеренно.

М.П. Цветов состоял попечителем Заболотского училища в Весьегонске, выстроенного на его же средства, Краснораменского земского училища в Бежецком уезде. Являлся членом учетно-ссудного комитета по торгово-промышленным кредитам Рыбинского отделения Государственного банка в течение 18 лет. Имел золотые медали для ношения на шее на Александровской ленте, Станиславской ленте. Женат был на купеческой дочери Евдокии Леонтьевне Романовой. В семье было четверо детей: дочери Анна, Мария, Вера и сын Владимир.

«После Октябрьского переворота 1917 г. мельница не работала, – значится в сведениях, собранных музеем, – а после всеобщей национализации в 1918 г. владельцем лесопильного завода признано Рыбинское лесопромышленное общество. М.П. Цветов с семьей уехал в Тверскую губернию. Вернулся в родное село Малышево, где у него было имение и лесные угодья, потом переехал в деревню Заболотье Лесного района, но везде имущество Цветовых попадало под конфискацию новой властью. Вынужденно Цветовы осели в п. Максатиха, у дочери Веры, в доме, лес для которого заготавливали с его участием в его же бывших лесных дачах. Вера Михайловна после окончания курсов медсестер вышла замуж за доктора Николая Федоровича Козлова, жила в Максатихе. Михаил Павлович Цветов был незаурядным человеком: рослый, сильный, заядлый и опытный охотник, знаток лесного дела, человек, про которого можно сказать, что он "сделал себя сам", поднявшись из крестьян до купеческого сословия. Умер от саркомы пищевода в 1921 г. и похоронен на сельском кладбище у деревни Заболотье Лесного района Тверской области».

В сведениях, собранных А.В. Кудрявцевым, мы впервые встречаемся с информацией о построении кирпичного молитвенного дома в Васютине. Здание этого молитвенного дома сохранилось до наших дней. Это квадратное в плане кирпичное строение с двухскатной кровлей, сделанной уже в советское время. Здание не оштукатурено, с запада имеет входной тамбур, с севера и юга прямоугольные окна. Но даже с первого взгляда понятно, что оно имело некогда религиозное назначение, хотя алтарной апсиды в здании нет.

Свет на историю и самого здания молитвенного дома и его общины проливают документы, которые старожилы Васютина ещё в 1990-х гг. передали священнику церкви с. Алексейково Михаилу Ивлеву. Сейчас они хранятся в рабочем архиве автора и мы их впервые опубликуем.

Первый документ из этой небольшой папки «Проект старообрядческого молитвенного дома при д. Васютино Весьегонского уезда». К сожалению, на проекте нет даты, но все размеры указаны в дореволюционной метрической мере. Ещё один документ «Протокол собрания Учредителей Никольского религиозного старообрядческого общества в селениях Заболотье и Васютино Заручьёвской волости Бежецкого уезда Тверской губернии» датирован 16 января 1926 г. В особой графе «Время присоединения к данному культу» напротив подписей всех собравшихся значилось – 1925 г. Стоит предположить, что активное движение за официальную регистрацию общины началось тогда же в 1925 г. и особое активное участие в этом приняла дочь М.П. Цветова Мария Михайловна. Как мы увидим позже, она стала не только первым председателем общины, но и в здании церкви было много вещей, переданных ею лично.

Разрешение на созыв собрания дал председатель Дымцевского районного сельсовета А. Чуркин 16 января 1926 г. Председателем собрания выбрали Матвея Семеновича Орлова, товарищем председателя Дмитрия Емельяновича Смирнова, а секретарём Марию Михайловну Цветову. Всего рассматривали три вопроса: 1) устав Никольского старообрядческого общества, 2) избрание уполномоченного от общества, 3) текущие дела. По первому вопросу выступила Мария Цветова, «которая указала, что религиозное общество имеет чисто религиозные задачи, и мы старообрядцы должны идти по пути указанному нам Христом». Прозвучало предложение «Обществу именоваться Никольским религиозным старообрядческим обществом приемлющим священство Белокриницкой иерархии». «Выслушав доклад, мы старообрядцы единогласно принимаем наименование общества Никольким старообрядческим религиозным обществом», – записано в графе постановлений.

Председателем общества избрали Марию Михайловну Цветову, товарищем председателя Дмитрия Николаевича Лисицына, членами Ивана Филипповича Виноградова, Евдокию Михайловну Смирнову, секретарями Федора Емельяяновича Смирнова, Павла Федоровича Лисицына. Собрание закрыли в 9 часов вечера. Под протоколом стоят подписи 65 человек – крестьяне середняки и бедняки из деревень Васютино и Заболотье. Все показали, что к «данному культу присоединились» в 1925 г. кроме Образцовой Анны Гавриловны, которая в «рогожской» вере пребывала с 1903 г. Муж её Образцов Филипп Фёдорович «крестьянин бедняк» вместе с Лисицыным Дмитрием Николаевичем «служил в советских войсках».

Среди документов также есть не датированные списки из 127 фамилий членов общества из Васютино, Заболотья, Быков, Дымцова, а также хуторов Сысойкино и Кулякова. Этот список даёт наиболее полное представление о составе общины.

Мария Михайловна Цветова – дочь строителя здания Никольской церкви в Васютино купца Михаила Павловича Цветова. В описи имущества, принадлежащего общине, которая сохранилась среди документов из Ваютино, есть упоминание и о личных вещах Марии Михайловны. Так под № 20 значатся «3 штуки Подставок лампадных, принадлежащих Марии Михайловне Цветовой» и далее «№ 21. 1 штука Подсвечник металлический, № 22. 2 штуки Аналоев деревянных, № 24. 1 штука Чайник эмалированный, № 25. 2 подсвечника металлических больших, № 26. 1 завеса зеленая, № 27. 1 штука Пертчер, № 28. 1 штука Битон под дер. маслом, № 29. 2 штуки Воронок жестяных».

Здание Никольской церкви по закону того времени было национализировано и при регистрации община получила его в пользование вместе с имуществом. Так «получено при получении часовни согласно распоряженияЗаручьёвской волости Исполнительного комитета» следующее:

1. 5 икон в металлических окладах – 6 вершков.

2. 7 икон без окладов.

3. 3 иконы в раме – 5 вершков.

4. 1 икона 16+8 вершков.

5. 16 икон медных мелких разного размера.

6. 1 книга Евангелие в бархатном переплёте.

7. 2 книги Шестоднев и Минея общая.

8. 3 аналоя.

9. 5 штук Покров на аналой.

10. 5 штук Платков шелковых.

11. 25 штук полотенцев разных.

12. 2 штуки скамеек деревянных.

13. 2 штуки вешалок деревянных.

14. 15 штук медных подставочек для лампад.

15. 1 штука икона 16+12.

Из имущества общины, которое было принесено в церковь, можно отметить «№ 16. 2 штуки металлических подсвечников больших, № 17. 2 штуки аналоев раздвижных, № 18. 1 штука табуреток деревянных, № 19. 1 штука Крест…, № 30. 29 стаканчиков лампадных, № 31. 1 штука кружек жестяных для сборов, № 32. 1 штука лестница деревянная малая, № 33. 1 штука умывальник жестяной».

2 ноября 1926 г. Тверской административный отдел зарегистрировал «Устав Никольского старообрядческого религиозного общества в селениях Заболотье и Васютино Заручьевской волости Бежецкого уезда Тверской губернии». Этот документ также сохранился среди бумаг Никольской церкви. Он типовой для религиозных организаций того времени. Первым пунктом в нём значилось, что «Никольское религиозное общество имеет целью объединение граждан Старообрядческого исповедания в районе селений Заболотья и Васютино» и с «этой целью Никольское религиозное общество 1) устраивает молитвенные собрания, 2) управляет имуществом, полученным по договору от местных органов Советской власти, 3) заключает сделки частно-правового характера, связанные с управлением культовым имуществом, 4) участвует в съездах религиозных обществ, 5) назначает служителей культа для совершения религиозных обрядов».

В описи имущества общины указано священническое облачение, принадлежащее священнику Александру Устинову, а среди документов сохранилась анкета на имя Устинова Александра Егоровича, который являлся «служителем культа Никольского старообрядческого общества». О себе Александр Егорович показал такие сведения: «Родился в 1897 г., по 1916 г. конторщик фабрики, с 1916 по 1923 г. на военной службе, с 1923-27 г. не работаю, с 27 г. священнослужитель». Проживал священник в д. Заболотье Максатихинского РИКа. Среди судимостей значился «1 месяц принуд. работ за халатность». Анкета датирована 16 апреля 1929 г.

Из сведений, собранных священником Евгением Чуниным (г. Ржев), об священноиерее Александре Устинове известно также, что после восьми классов школы он обучался в старообрядческом институте на Рогожском посёлке. Окончив институт с отличием, он остался работать там же преподавателем. В 1926 г. повенчался с девицей Анной Яковлевной, которая была родом из д. Сальцы Новгородской области. 23 марта 1927 г. родился сын – будущий священноиерей Георгий Устинов. Возможно, отец Александр оказался в Заболоцкой церкви благодаря знакомству с М.П. Цветовым. После 1929 г. он оказался в Вышнем Волочке, где окормлял весь Вышневолоцкий район, был настоятелем молитвенного дома в д. Кузнечиха.

Осенью 1937 г. отец Александр был арестован и осужден на 10 лет лагерей. Заключение отбывал в районе реки Шексна. После 6 лет заключения он скончался в 1943 г. от непосильного труда и голода. 24 августа 1964 г. дело было пересмотрено и священноиерей Александр был реабилитирован. Русской православной старообрядческой церковью о. Александр канонизирован в лике священномучеников в 2001 г.

Анкету священник составлял, по-видимому, для перерегистрации общины. Так один из следующий из документов, приложенных к делу – это заявление за подписью 60 человек в Максатихинский административный отдел. «Для совместного удовлетворения религиозных потребностей, мы граждане в числе 60 человек принадлежащие к старообрядческому обществу БелокриницкойЕрархииВасютинской Никольской церкви, – написано в заявлении, – Район деятельности настоящего объединения будет распространяться на селения Заболотье, Васютино, прилегающих к селению посёлков и хуторов Федорцево, Сысойкино… В соответствии с постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 8/IV – 29 года о религиозных объединениях и инструкции НКВД от 1 октября 1929 г. за № 328 о правах и обязанностях религиозных объединений просим зарегистрировать Старообрядческое общество верующих Васютинской Никольской церкви Белокриницкой Ерархии».

Под заявлением стоят подписи председателя общины Егоров Николай, а секретарём Андрей Иванович Шибалов. Они же заверили своими подписями анкету священника Устинова. Её же заверил и председатель Васютинского сельсовета 24/V – 30 года. Это последний документ, который проливает свет на длительность существования Никольской старообрядческой общины в Васютино. Когда и как община была закрыта, а также каковы подробности судьбы её членов и священника ещё предстоит установить. Известно о священнике лишь немногое – служил в 1930-х гг. в д. Кузнечиха Вышневолоцкого района, там был арестован и расстрелян…

Здание молитвенного дома в Васютино, которое местные продолжают по старой памяти называть то «часовней», то «церковью», является одной из немногих культовых построек, дошедших до нас из числа зданий, построенных в первые десятилетия XX века местными купцами для белокриницких общин Вышневолоцкого уезда. На сегодняшний момент мы знаем о существовании церкви в Вышнем Волочке, а также молитвенного дома в Кузнечихе Вышневолоцкого района. Но эти здания не сохранились. На территории же верхнего помоложья это фактически единственное здание, связанное с молитвенной жизнью местной белокриницкой общины. Оно, да ещё кладбище, что сохранилось при въезде в бывшую д. Заболотье, ныне вошедшую в состав Васютина, где похоронен строитель Никольской церкви Михаил Павлович Цветов.

Уходят свидетели былой истории местных старообрядческих общин, уходят носители старого обряда из числа жителей берегов Мологи, но память об истории старообрядчества в этих местах будет жить и, надеюсь, будут возращены из небытия имена людей, пронесших верность заветам отцов и дедов и сохранивших в твердости и нерушимости заповедь протопопа Аввакума хранить старую веру.

Денис Ивлев, историк

Автор благодарит протоиерея Евгения Чунина (г. Ржев) за помощь в подготовке материала.



Добавить комментарий

Комментарии и обсуждение


Ваш комментарий будет первым.



Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографии (можно загружать сразу несколько файлов)

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.