ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ

Иструть. Воскресенский мужской монастырь.


Монастырь. Действует.  (все монастыри в каталоге →)
Год основания:1849.
Адрес:
Россия, Челябинская область, Саткинский район, д.Иструть

Координаты:55.243396, 58.971943
Проезд:Автобусного сообщения нет. Описание проезда здесь




Добавить фотографию
Воскресенский мужской монастырь - Иструть - Саткинский район - Челябинская область
Фото из журнала "Нива"
Андрей Агафонов
1 января 1903
Воскресенский мужской монастырь - Иструть - Саткинский район - Челябинская область
Старинное фото из архива Г. Завьялова (подпись на фото "Вознесенский монастырь" ошибочна)
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Василий Артамонов
??
Воскресенский мужской монастырь - Иструть - Саткинский район - Челябинская область
Дореволюционная открытка из фондов Саткинского краеведческого музея
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Василий Артамонов
??



Карта и ближайшие объекты





Добавить статью

Статьи


Статью добавил(а): Владимир Уханов,  29 апреля 2014

В иллюстрированном сборнике «Европейская Россия» (Санкт-Петербург, 1906) говорится: «3латоустовский Воскресенский Единоверческий (православно-старообрядческий) мужской монастырь расположен на горах Среднего Урала в живописной местности, превосходящей по целебности климата Южный берег Крыма. Местность возвышена около версты над уровнем моря. Кроме того, еще горы поднимаются на огромную высоту. В монастыре соблюдается истовое служение по древнему чину, как ни в одном староверческом монастыре России. Монастырь расположен на берегу реки Аи (по-русски «Святой»), по чистоте своей не уступающей горным ключевым водам. В 6-ти верстах от монастыря — особая монастырская платформа «Единовер» на Самаро-Златоустовской железной дороге (между станциями Бердяуш и Сулея), Ближайшее почтовое отделение, «Айлино», Уфимской губернии». Готовясь к этому путешествию, мы узнали, что обитель сея была основана в 1849 году. Расположена она на склоне горы (которую, конечно же, именуют Монастырской) у деревни Иструть, на берегу одноименной реки. Раньше река Иструть была перекрыта плотиной и образовывала пруд. В монастыре блестели куполами две однопрестольные церкви: Воскресения Христова и Покрова Пресвятыя Богородицы. В настоящее время в монастыре проживают пять насельников: четверо из Миасса, один — из Златоуста. Старший из них пришел в монастырь 8 лет назад, младший — в позапрошлом месяце. Духовное руководство осуществляет священник из поселка Бердяуш отец Сергий(Ушаков). В хозяйстве монастыря скотное подворье, на котором живут лошади и коровы; послушники возделывают огороды и занимаются тем, что умеют из мирской жизни. Например, один из них чинит мотоциклы, второй на селе работает сварщиком. Зимой дороги в Иструть переметает, и насельники оказываются отрезанными от мира. В таких случаях выручают запасы, сделанные в старинных монастырских погребах.

Как по писанному
В историческом романе Николая Глебова «Даниил Кайгородов» (Челябинск, 1961) указывается, что монастырь будто бы возник в XVIII веке и во времена смуты 1773-75 годов сам Емельян Пугачев побывал в этих краях. Так описываются первые годы деятельности монастыря: «Основание скита положили приволжские купцы — владельцы медеплавильных и чугунолитейных заводов на Южном Урале братья Твердышевы. Помогая единоверцам, они отвели им большой участок земли со всеми угодьями, купленными за бесценок у башкир. Первые годы старцы разводили пчел, корчевали лес и ловили рыбу на озерах. Поток пострадавших за старообрядческую веру усилился. Скит обрастал постройками и превратился в большую монастырскую общину. Всю черную работу старцы возложили на приписанных к монастырю крестьян и послушников. Образовалась новая иерархия во главе с наставником Амвросием, негласным владыкой всего горнозаводского округа. Это был крепкий жилистый старик с лицом аскета. До фанатизма преданный уставным требованием старой веры, он держал раскольников в ежовых рукавицах. Приволжские миллионщики уважали Амвросия за начитанность и непримиримость к малейшим попыткам подорвать устои единоверия. Часто переправляли к нему тайком людей, гонимых за старую веру. Монастырь богател. Высокий заплот из остроконечных кольев, массивные ворота, обитые толстым листовым железом, сторожевые башни по углам, на которых день и ночь стояла стража из послушников, придавая ему вид маленькой крепости».

В монастырских подземельях
Далее Николай Глебов описывает, как повстанцы побывали в монастыре еще до прихода самого Пугачева и оставили его нетронутым, но подземелья все же посетили. В них монахи хранили свои сокровища и другие богатства, опасаясь набегов башкир. Под собором и часовней они вырыли глубокие подземелья с кельями, тайными ходами и выходами к Вишневой горе и Чулкову хребту в непролазную глухомань. Вот выдержки из романа с описанием таинственных подземелий: «Длинные мрачные коридоры имели несколько ходов, и в их лабиринте можно было легко заблудиться. Келья покойного Досифея помещалась в северной части подземелья с потайным выходом в тайгу. Дав обет молчания, старец Досифей прожил под землей шесть лет, не видя дневного света». Или: «Евлампия провела их и Кайгородова к старой заброшенной молельне. — Вот здесь,— сказала она, показывая на искусно замаскированный люк с железным кольцом. С трудом открыв ход в подземелье и оставив возле него охрану, Даниил с Камалом стали спускаться по скользким ступеням вниз. Нащупав ногами земляной пол, зажгли факелы, свет упал на длинный коридор. Над головой поднялась стая летучих мышей и бесшумно исчезла во мраке. Через некоторое время путники наткнулись на тупик. От него шли два хода. Шаг за шагом Даниил двигался вперед, завидев вдали факел Камала, он устремился к нему. Откуда-то повеяло свежим воздухом. Вот и келья Досифея».

Отец-основатель
В действительности своим основанием монастырь обязан недюжинному русскому человеку, вышедшему из самой толщи народной жизни — игумену Иоанну, по происхождению крестьянину села Ярославки Уфимской губернии, в миру — Василию Федоровичу Гордееву. Когда Василию Гордееву было 14 лет, отец женил его на 19-летней раскольнице Акулине Верзаковой. Брак оказался счастливым. Супруга оказалась верной помощницей мужу во всех его духовных исканиях. В результате в возрасте 37 лет Василий Федорович пришел к мысли «любви ради Божией оставить супружеское сожитие и вести жизнь уединенную». К этому он склонил свою супругу. Гордеев принял иночество и наречен был Власием. В 1838 году построил инок Власий на реке Юрюзань два скита: мужской и женский - для своей супруги, которую постриг с именем Александра. Вскоре, «воспламененный особою ревностию в строительстве церковном», Власий предложил в Уфимской епархии учредить единоверческий монастырь. В 1840 году Уфимская консистория подтвердила духовное звание Гордеева. При подтверждении пострига Гордеев (инок Власий) принял имя Иоанна. Поиски земли под будущий монастырь продолжались девять лет. Сначала начальство предложило монашествующим занять село Ельдяк с церковью в Бирском уезде, затем — в Сибири за Байкалом опустевший монастырь. Отец Иоанн даже съездил в те края. Но, не одобряя холодного климата, от предложения отказался. «В Кусинском заводе он узнал от одного обывателя об "Удобстве места, занимаемого ныне монастырем. Кусинский обыватель определил затишенность этого места простыми словами: «Тепло, ровно в конюшне». Здесь суждено было создаться монастырю. В 1849 году Указом Священного Синода последовало учреждение Воскресенского единоверческого монастыря. Высочайше пожалована была монастырю площадь земли в квадратную версту (1 кв. верста равна 1,138062 кв. км).

«Золотой век» обители
Монастырь понемногу обстраивался, народ привлекала на богомолье церковь; бывшая единственной в округе. Так же привлекался народ и подвижничеством иноков. Известен был, между прочим, некий Макарий, носивший на себе железные вериги в 15 фунтов (около 240 килограмм) весу. Был он постоянным молитвенником и молчальником. Кроме построенной самолично, монахи приобрели от жертвователей мельницы в селах Сикияз, Озерском и Леузах. В собственности монастыря находилось 304 десятины 400 саженей (331,54 га), в конце XIX в. - 414 десятин 400 саженей (550,4 га). К началу XX века штат монастыря состоял из 34 человек: настоятель, казначей, пять иеромонахов, два иеродиакона, 25 монахов. В 1919 году Саткинский волостной революционный комитет объявил монастырю «молочную» повинность: каждый день доставлять для Саткинской больницы молоко. Игумен Антоний ходатайствовал перед волревкомом об отмене повинности, мотивируя это тем, что монастырь сохранил лояльность к советской власти, и во время Гражданской войны монахи не пустили в монастырь колчаковцев. В ответ на эти ходатайства в 1924 году монастырь был закрыт. В 1935 году в стенах обители открыли Саткинский дом инвалидов № 1, позднее преобразованный в подсобное хозяйство Саткинского психоневрологического интерната. В 1993-м остатки Воскресенского монастыря передали Челябинскому епархиальному управлению.

И все-таки подземелье существуют
В середине 1980-х годов один из рабочих-сантехников психоневрологического интерната во время работы в очистном колодце в здании столовой обнаружил в подполье темное отверстие. Из любопытства он решил проверить, куда оно уходит. Рабочие спустили парня в это отверстие по веревке на глубину восемь метров. Там оказался каменный коридор. В одну стороны он уходил в неизвестном направлении, и до конца его парень не прошел. В подземелье молодой сантехник обнаружил 18 икон, которые он поднял наружу и вскоре продал прихожанам Бердяушской Никольской церкви по 30 рублей за «доску». Отверстие, которое вело в подземелье, после этого наглухо засыпано.

Как проехать к монастырю
От населенного пункта Теплицы Тельмана, расположенного на автотрассе Сулея—Романовка, две дороги ведут на север. Одна из них (та, что слева) ведет в деревню Старая Пристань, вторая — в Иструть, где и располагается монастырь. Если окажетесь в тех местах, рекомендую осмотреть еще и развалины так называемой Пугачевской плотины на речке Иструть. Поговаривают, что это гидротехническое сооружение взорвал сам «бачка осударь».

Илья Пересветов, автор статьи


Статью добавил(а): Криницын Владимир,  19 октября 2020

Игумен Иоанн (Гордеев Василий Фёдорович) «.02.1801- 1.06.1866. Религиозный деятель. Настоятель монастыря 08.05.1849 - 21.06.1866. Своим учреждением в нашей местности Воскресенский монастырь появился только благодаря величайшему иноческому подвигу простого русского человека, выходца из глубинных народных масс крестьянского сословия Гордеева Василия Федоровича. Как это происходило рассказано выше. Но в « Трудах Оренбургской учёной комиссии» и, в частности, в исследованиях активного участника этой комиссии Николая Чернавского приводится письменный рассказ внука игумена Иоанна (Гордеева) священника села Шаламова о. Александра Николаевича Гордеева об их семье, присланного им в эту комиссию. Далее будем пользоваться материалами этого письма. Василий Федорович Гордеев по происхождению крестьянин села Ярославка, Уфимской губернии родился в феврале 1801 года. По семейному преданию, родитель его Фёдор Ильич Гордеев был православный, но вероятно из среды старообрядцев (в точном смысле слова), не отлучавшихся при держании старых обрядов от церкви. 14 лет Василия женили на девице Акилине Евфимовне Верзаковой ( род. 1897-98г), раскольнице беглопоповского упования. Именно такое имя ей дано при рождении и так её называет внук о. Александр. Родом она из села Суксунь, Пермской губернии, расположенного в 4 верстах от соименного завода. Но свадьба была, кажется, в селе Ярославке. Брак оказался счастливым, супруги жили в любви и взаимоуважении. У них родилось трое детей: Дмитрий, Николай и Марфа, но Дмитрий умер в младенчестве. Однажды, возвращаясь с поля, Василий упал с коня и сломал ногу. Для лечения его перевезли в село Тастубу, где в то время жила его тёща с братом. Они были грамотные и в доме имели много церковных книг. Рассматривая картинки, он так же решил обучиться грамоте и самостоятельно сделал это и усвоил письмо, правда только полууставным шрифтом (печатным), которым и писал всю жизнь. Супруга же его была и осталась безграмотной. Однажды, когда он ходил на поклонение мощам праведного Симеона, Верхотурского Чудотворца, встретился ему юродивый, который припрыгивая вокруг него, кричал ему вслед: «Эх, Васька, Васька! Продал ты Царствие небесное!». Незадолго до этого он уклонился от военной службы, заменившись наёмщиком. Такое тогда было возможным, но слова юродивого он связал именно с уклонением от службы. Чтение книг привело его к переходу в раскол беглопоповства, где он блуждал около 10 лет, утверждаясь, что ради любви Божьей надо оставить супружеское сожительство и вести жизнь уединённую, иноческую. К этому он склонил и свою супругу и они всей семьёй отправились в знаменитые раскольнические монастыри на Иргиз, Саратовской губернии. Далее вся жизнь Василия Федоровича подвижническая, посвящена служению церкви Христовой, является иноческим подвигом, приведшим к созданию Златоустовского единоверческого мужского Воскресенского монастыря. Был он твердого характера, строг и, иногда, крут в своих действиях, если дело касалось церковных дел и веры. Его внук о. Александр сообщает семейное предание о своем крещении. Произошло это в 1854 году в селе Сикияз Уфимской губернии, куда игумен Иоанн прибыл на крещение внука. Осмотревшись и пообщавшись с прихожанами, он заявил сыну, священнику Николаю, что намерен назавтра служить литургию и положит начало перед вечерней. При этом сказал отцу: «Я буду служить, а ты становись на поклоны». Тот беспрекословно повиновался, и пока служилась продолжительная вечерня, клал поклоны в виду своих прихожан. По окончании он осмелился спросить: «За что, батюшка?» и получил ответ: «Не води дружбы со становым». Становой же Николай Андреевич Пыхтев, приглашённый в восприемники (крёстный отец), на утро всю продолжительную службу принуждён был выстоять с его отцом Николаем Васильевичем. В 1864 году игумен Иоанн отправляется в Сибирь с целью ведения миссионерской деятельности в Забайкалье и создании там ещё одного монастыря. По пути он посещает своего сына Николая, священствовавшего в то время в Сладкокарасинском селе. Это была их последняя встреча. В Сибири он пробыл год и возвратился снова в Воскресенский монастырь, намереваясь взять с собой половину братии и вместе с ними отправиться для организации нового монастыря. Но в 1866году 21 июня после восьмидневной болезни, напутствованный и пособорованный, игумен Иоанн в Бозе почил, будучи похороненным близ алтаря деревянной церкви. Ходили слухи, что смерти его поспособствовал кто-то из монашествующих, не хотевших следовать за ним в Сибирь. В последующем, рядом, там же за алтарем будет похоронена и его жена Акилина Евфимовна. Это сделает её крестник Иоанн ( Корионов). Он же построит над могилами своего учителя, духовного отца и крёстной матери каменную часовенку и сам будет похоронен рядом, чуть севернее от неё. Эта часовенка была цела до 1955 года и пока в бывшей обители был расположен спецлагерь для осужденных «западников», внутри всегда горела лампадка. Но мы ребятишки монастырские боялись туда заходить, как и не понимали надпись на большом каменном кресте, возвышавшемся над могильной плитой рядом: « Настоятель...архимандрит ......». Церковь монастыря восстанавливается в наше время и уже практически восстановлен алтарь! Часовня эта от него была метрах в восьми в сторону горы Чулковой и чуть севернее. При входе в Покровскую церковь с севера она хорошо была видна. Сейчас там куча строительного мусора, а ещё раньше был загон для бычков. Восстанавливается весь монастырский комплекс, со временем, наверное, можно восстановить и эту достопримечательность.

Думаю, что уместным будет сказать несколько слов о попытке устройства женского единоверческого монастыря. Попытка эта принадлежала бывшей супруге и верной сподвижнице во всех делах Христового служения игумена Иоанна (Гордеева) инокине Александре. В 1832 году она с только что родившейся дочерью Марфой на руках, а также с мужем и сыном отправилась на Иргиз в один из женских старообрядческих монастырей, где была послушницей, а дочка при ней значилась белицей. Именно малолетство дочери и создаваемые этим трудности при послушании явились причиной непродолжительного полуторагодичного пребывания Василия и Акилины в Иргизских монастырях. После принятия иноческого пострига с именами Власий и Александра в конце1833 года они возвращаются на родину. В следующем году инокиня Александра основала на правой стороне реки Юрюзань, Дуванейской волости, Бирского уезда ( а не Дуванской волости, Троицкого или Златоустовского уезда, что чаще всего указывают) женский раскольнический скит. Всего монахинь было 5 человек-сама она, дочь Марфа, и три девицы, построившие себе деревянные кельи рядом с мужским скитом инока Власия. В 1838 году инок Власий, по присоединению к церкви на правах единоверия и по возвращению из Екатеринбурга, убедил и бывшую супругу свою с живущими при ней сестрами в количестве уже 15 человек, присоединиться к единоверию. В 1849 году обращение это заставило сестер покинуть настоящее уединённое место, как отстоящее далеко от единоверческого храма. Они переселились на новое вблизи деревни Айлиной, которое значилось как Караульный участок Саткинского завода ( бывшая Айская Пристань, сейчас Старая Пристань). К этому переселению побудило их и естественное прежнее близкое сообщество с родным им по духу новоучреждённым единоверческим мужским Златоустовским Воскресенским монастырём. Там они построили себе 5 келий и ввели общежительное устройство, получая средства к жизни от занятий в основном огородничеством и рукоделием (обеспечивали мужской монастырь овощами и одеждой), а так же через приток пожертвований. Всем устройством общины заведовала инокиня Александра под наблюдением самого иеромонаха Иоанна и при участии дочери Марфы. Долгое время община эта носила частный характер и существование её не признавалось легальным в глазах гражданского начальства, которое не раз предлагало сестрам, что бы они перешли в какой- нибудь, уже существующий монастырь или даже разошлись по местам своего прежнего жительства. Но никто из сестер этого не желал, а было великое стремление получить официальное признание на своё существование. В 1856 году сестры единодушно просят Преосвященного Антония, епископа Оренбургского « принять их общежитие под своё покровительство и учредить его законным порядком», как женский единоверческий монастырь. Дело это не имело успеха, главным образом за неотводом земли под монастырь, что консистория считала существенным необходимым условием. Об этом оповещается им в февральском указе 1861 года. Большое наводнение того года, когда прорвало плотину в Саткинском заводе, разрушило до основания общинские постройки и, не видя перспектив учреждения в этом месте своего монастыря, община прекратила своё существование. Инокиня Александра, тогда уже схимонахиня Афонасия, думала затем основать женскую обитель вблизи единоверческого кладбища в Златоусте. Но это дело также не удалось, отчасти в виду ослабления энергии с преклонным возрастом. 6 октября 1877 года схимонахиня Афонасия скончалась в Воскресенском единоверческом монастыре, куда её перевёз его настоятель Иоанн (Корионов), её крестник. Похоронена рядом с бывшим мужем недалеко от алтаря первой деревянной церкви, сгоревшей в 1897году и построенной на её месте Каменной Покровской Церкви. Последние свои годы схимонахиня Афонасия жила уединенно в кельи у монастырского коровьего двора, но связи со своими сестрами не теряла и посещала их общины. Сестры же образовали две женские единоверческие общины: Тихвинскую в Златоусте и св. благ. Анны Кашинской. Это в 10 км от Сатки вниз по течению реки Большая Сатка у подножия хребта Зюраткуль. Выбор этого места был сделан, чтобы быть поближе к своей Наставнице (ныне посёлок Мраморный). Дочь её Мавра проживала в Кусинском заводе, приняла в августе 1900 года пострижение с именем Маргариты. Со временем нашлись меценаты и в этих общинах построили единоверческие церкви и в них проводились службы по чину, как в Воскресенском монастыре. Монахи Воскресенского монастыря наблюдали за жизнью этих общин, опекали их и помогали чем могли, в частности, давали реликвии на время, которые хранились в монастыре. В Уфимской Губернской книжке № 11 за 1913 год я нашёл такую информацию: «Взыскание. Иеромонаху Златоустовского Воскресенского единоверческого монастыря Симеону Его Преосвященством 8 числа сего мая запрещается священнослужение за самовольное пострижение в монашество послушниц Саткинской Анны-Кашинской общины». В материалах Челябинской епархии есть сообщение: «В 1920 году были закрыты и обе единоверческие женские общины Уфимской епархии. Тихвинская община была реорганизована в с/а « Единение женщин» а община Анны Кашинской в с/а «Саткинская». Однако обе эти общины окончательно ликвидированы только в 1924 году, но часть сестер - монахинь поселились в Воскресенском монастыре и были там до 1931 года.

Архимандрит Иоанн (Корионов Иван Несторович), 1823 - 29.01.1915) Религиозный дятель. Настоятель монастыря: и.о. 21.06.1866, настоятель 1868 - 20.12.1911. Иван Несторович также уроженец села Ярославка, Оренбургской губернии, Златоустовского уезда из крестьян- старообрядцев. Родитель его был беглопоповец, а мать-«федосеевка» из беспоповцев, отрицавшая всякую обрядность. Родители не могли достигнуть согласия меж собой и мальчик рос не крещеным. Он был погодок Коле Гордееву и дети с детства были очень дружны. Когда инок Власий Гордеев организовал старообрядческий скит под Юрюзанью, то там оказался и его сын. Ваня Корионов скучал по своему другу и постоянно просился тоже в этот скит к нему у родителей. В возрасте 12 лет он поступил в Юрюзанский скит. Крестил его там инок Власий. Он же стал его духовным отцом и учителем. В 1838 году, при объявлении скита единоверческим, Ваня становится его послушником. Став уже юношей, всегда и везде сопровождает инока Иоанна (Гордеева) в его подвижнических делах. 12 июня 1849 года в числе первой братии он прибыл на место, где был учреждён Златоустовский единоверческий мужской Воскресенский монастырь. В 1851 году принял монашество с именем Иоанн, с 1852 года иеродиакон, с 1855 иеромонах, с 1860 казначей монастыря. Он почти всегда сопровождал своего учителя при сборах средств на нужды монастыря. Известен его рассказ о том, как им приходилось принимать при сборе пожертвований оскорбления и побои. Однажды в Москве зашли во двор одного купца и натолкнулись на сынка хозяина, который велел дворнику выгнать их с побоями в «шею». Но досталось только игумену Иоанну и он сказал Иоанну (Корионову): «Вот видишь какой я счастливый, мне хотя и не дали ничего, так всё-таки побили, а с тобой ничего не сделали». Этот рассказ я привожу только для того, чтобы ещё раз показать в каких тяжелейших условиях строился монастырь, какие испытания терпели его насельники и сам настоятель. После внезапной и скорой смерти игумена Иоанна (Гордеева), исполняющим обязанности настоятеля Воскресенского монастыря становится именно Иоанн (Корионов), а с 1868 года Определением Св. Синода он официально назначается на эту должность. Ученик и последователь славных дел своего духовника, он активно продолжает сбор средств на развитие монастыря. С этой целью он лично побывал в 18 губерниях России. Добивается он и троекратного увеличения монастырских земель. При нем обители в дар поступают 4 мельницы в селах Сикияз, Озерки, Леуза и при самом монастыре на пруду. При настоятеле Иоанне (Корионове) часть склона горы была приспущена. Этим грунтом и грунтом из специально созданного карьера на склоне горы была отсыпана большая горизонтальная площадка и на ней построены новые монастырские строения. Многие из них теперь имели нижние каменные полуподвальные этажи с надстроенными деревянными верхними кельями. Нижние этажи в основном использовались как складские и для хозяйственных нужд. Это позволило убрать все хозяйственные постройки с низменной части, поднять монастырскую ограду вверх по склону и создать большой, красивейший пруд с лилиями и посадками черёмухи вокруг монастыря. Болота вблизи частично осушили и гать по болотистой долине Иструти, что служила дорогой, разобрали. Южнее, на некотором удалении была отсыпана земляная дамбы и построено два моста через ручей и речку Иструть. Теперь дорога проходила там, на некотором удалении от монастыря. После строительства каменной Покровской церкви вид на Воскресенский монастырь совсем изменился. Теперь он на фоне водной глади пруда и окружающих его лесов смотрелся возвышающимся на взгорке солидным монастырем, а не скитом. Таковым церковно-хозяйственным комплексом он собственно и стал. Известный единоверческий монастырь, почитаемый за особый чин ведения службы и строгость в Богослужении, ради чего здесь старались побывать старообрядцы со всей России. Благодаря трудам настоятеля Иоанна (Корионова), посреди этой глуши появилась одна из жемчужин Южного Урала с прекрасным каменным храмом и не менее прекрасным древле-русским иконостасом в нём! Сам настоятель не чурался физического труда и принимал активное участие в строительстве. Ещё до 1868 года от речки Иструть была прорыта канава и им лично построена небольшая монастырская мельница. Ниже фото из интернета. В быту он был аскетичен, скромен и не прихотлив. Однако строг если дело касалось монастырского устава. Приветлив и не заносчив с монастырской братией. Гостеприимен и доброжелателен с посетителями монастыря.


Статью добавил(а): Криницын Владимир,  24 октября 2020

В селе Иструть, Саткинского района, Челябинской области восстанавливается Свято-Воскресенский мужской монастырь. Ранее здесь располагался Златоустовский Воскресенский единоверческий мужской монастырь. Событие, что совершается в наше время, неординарное, долгожданное. Особенно для людей там родившихся и выросших. Сбываются пророческие слова настоятеля Воскресенского монастыря Антония (Миловидова), что данная обитель обязательно возродится, сказанные при её закрытии. Монастырь был известен не только на Южном Урале, но и далеко за его пределами. Славился он особым чином проведения церковных служб, своей опрятностью и особой аурой, создаваемой окружающей его местностью. В последние годы появилось много публикаций, авторы которых не утруждают себя кропотливой работой в архивах, переписывают уже ранее написанное о Воскресенском монастыре, вольготно добавляя свои предположения, выдавая надуманные легенды за действительно происходившие события. Это не может не возмущать людей, родившихся и выросших в тех прекрасных местах, любящих их как свою малую родину, интересующихся её историей. Я один из таковых. В 2017 году в соавторстве с историком Павловым С.Д., бывшей жительницей поселения Беловой (Шестаковой) Н.В., используя воспоминания других жителей села, детских и юношеских друзей, написана книга «На берегу тихой речки Иструть». Продолжая собирать архивные документы, пришёл к мысли возвратиться к истории Воскресенского монастыря на речке Иструть, рассказать обо всех его настоятелях, других известных людях, судьбы которых связаны с данной обителью, о его церквях. При написании данного материала использованы в основном труды Оренбургской учёной архивной комиссии, письменные воспоминания о своей семье внука первого настоятеля монастыря о. Александра, воспоминания архимандрита Иоанна (Корионова), архивы Златоустовского и Саткинского краеведческих музеев, Определения Св. Синода, материалы журнала «Русский инок», «Правда православия», исторические исследования Н. Чернавского, Н. Зимина.

Воскресенский монастырь основан был в 1840 году иноком Иоанном (Гордеевым), выходцем из крестьянского сословия, который самостоятельно обучился грамоте и, читая священные книги, особенно увлекаясь житиями святых, Василий Фёдорович пришел в 30 лет от роду к мысли взять на себя подражание тем угодникам, которые «при временной жизни любви ради Божьей, оставляли супружеское сожитие и вели жизнь уединённую, иноческую». К этому он склонил и свою супругу. В этих мыслях, взяв с собой детей сына Николая и малолетнюю дочь Марфу, они отправились в Иргизские монастыри, Саратовской губернии, бывшие тогда центром старообрядчества. В Иргизских монастырях Василий Федорович и Акилина Евфимовна (именно такое имя ей дано при рождении и так называет свою бабушку внук её о. Александр) прошли иноческий искус в послушании и примерно через полтора года приняли постриг по старообрядческому укладу. При этом Василий с именем инок Власий, а Акилина- инокиня Александра. Сын Николай проходил послушание трудником, а дочь Марфа значилась как белица при монастыре с матерью. Пострижение дети не принимали. В конце 1833 года семья возвращается на свою родину в село Ярославка. К этому времени переселенцы этого села вместе с выселками составляли более 4,5 тысяч человек. Они обжились, семьи разрослись и выкупленных у башкир земель не хватало. В крестьянских хозяйствах появился переизбыток свободных рабочих рук, готовых потрудиться на заводах при сохранении образа жизни по старому обряду. Инок Власий отправляется в Юрюзанский завод, центр раскола в нашей местности и с его владельцами княгиней Суханет Е.А и её мужем Суханет И.О. договаривается о выделении земли в Юрюзанской заводской лесной даче для организации двух старообрядческих скитов.

Место было выбрано уединённое, глухое при впадении речки Большой Морган в реку Юрюзань. Это недалеко от завода и вблизи села Александровка, ныне Катав- Ивановского района, Челябинской области. Владельцы заводов с радостью согласились на это, так как скиты по замыслу должны были стать большими поселениями и их жители стали бы рабочими завода и их рудников. Старообрядцы вели праведный образ жизни, не пили и не курили, были ответственные и трудолюбивые и уральские заводчики закрывали глаза на их раскольничество и зачастую даже относились к нему с уважением. Укоренившееся утверждение, что инок Власий выкупил эти земли у заводчиков Твердышевых и их компаньона Мясникова и что они помогли в последующем ему приобрести земли для Воскресенского монастыря, неверно. По закону того времени земли заводских лесных дач могли продаваться только вместе с заводом. Твердышев И. и Мясников И. к этому времени более 60 лет как уже умерли и никаких переговоров, естественно, с ними не могло быть. Не было на месте организации Воскресенского монастыря и раскольничьего скита старца Амвросия, так как земли эти ещё в 1753 году выкупил у башкир Айлинской волости барон Строганов С. и ниже на речке Иструть построил накопительный пруд для Саткинского завода. К моменту образования там монастыря они числились как казённые земли Кусинского завода и решение об их передаче могло состояться только Высочайшим указом. Видимо, наши уважаемые саткинские краеведы Ю.Н. Горячев и В.П. Черенцов, найдя упоминание о селе Александровка Катав-Ивановского района, решили что речь идет об Александровке, Саткинского района и используя сюжет из художественного романа Н.А. Глебова о ските старца Амвросия в своем труде «Сатка в прошлом и настоящем» придумали и написали историю Воскресенского монастыря, которая переписывается во всех путеводителях и документах по краеведению в таком виде до сих пор.

Вот уже четверть века эта выдумка гуляет во многих публикациях и даже в википедии монастыря! Кстати, в юности мы дружили с В.П. Черенцовым! Я до сих пор очень уважаю эту дружбу и сохраняю светлую память о нём. Неоднократно он бывал в Иструти в гостях у меня, слушал рассказы моего отца. Он талантливый человек и проделал огромную краеведческую работу. Но откуда взялись его такие легенды о нашей местности. Ну хотя бы его рассказ о жизни монахов в буйном пьянстве и разврате в Воскресенском монастыре. Ему рассказывали об удивительной атмосфере, присущей этой обители. О том, что посещение монастыря для александровских ребятишек было великой радостью. Они дружили с монастырскими воспитанниками, катались с ними на вёсельных лодках по красивейшему пруду, играли в детские игры. Монахи всегда угощали их чем-нибудь вкусненьким в своей трапезной. Порядки же в монастыре всегда были очень строгими. Но он повествует о монашеской жизни, как о сплошном пьянстве и разврате. Откуда всё это! Старообрядцы всегда вели трезвый образ жизни. Ежедневные многочасовые молитвы в церкви, тяжелый физический труд, так как монахов всегда было меньше, чем определено по штату, особая строгость в Богослужении, вот чем славился Воскресенский монастырь. С его стороны это клевета и низкий навет. Оскорбление тех, кто молился не только за себя, но и за спасение мирских душ их окружающих. Но давно нет Виталия Петровича, а написанное и изданное им о жизни в обители осталось и тиражируется. Существующие архивные документы, показывают, как всё в действительности происходило. Есть воспоминания настоятеля монастыря архимандрита Иоанна (Корионова). Он рассказывает как насельники Юрюзанского скита прибыли на новое пустынное место, привязали своих лошадок к колышкам на поляне и начали рубить редкие сосенки, растущие на ней. Не встречал их старец Амвросий! Не нашли они и его скита с подземными ходами и схронами.

В историческом исследовании о жизнеописании священомученника Симона епископа Охтенского Н. Зимин даёт такую информацию: Воскресенский монастырь был учреждён в 1849 году по Высочайшему соизволению Указом Святейшего Синода от 28 февраля и устроен инициативой и подвижническими трудами первого игумена обители Иоанна в миру Василия Федоровича Гордеева (1801-1866 ). Первой постройкой новооснованного монастыря на совершенно пустом месте явилась деревянная церковь Воскресения Христова- единственный единоверческий храм на десятки вёрст кругом в местности «зараженной» расколом.

В 1834 году инок Власий организовал два Юрюзанских старообрядческих скита. Наставником мужского скита стал он сам, а женского инокиня Александра. Между тем дальнейшее чтение книг вселило в него убеждение, что подвижники Христовы не удалялись от церкви Христовой и что истинная церковь со священством и таинствами будет существовать вечно и это привело его к истинности православия. В 1838 году инок Власий прибыл в Екатеринбург к Преосвященному Евлампию Екатеринбургскому, первому викарию Пермской епархии (1834-40г.), пользовавшемуся широкой известностью за пределами своей епархии. Он поделился с ним о своем желании присоединиться к православной церкви на правах единоверия, что и было Преосвящённым Евлампием с им совершено тогда же. Инок Власий там высказался впервые и о своей задумке построить единоверческий монастырь и получил совет обратиться по этому вопросу в Оренбургско- Уфимскую консисторию, по месту его жительства. Возвратясь домой, он приводит к единоверию свою общину и общину инокини Александры вместе с её сестрами. Следуя совету Преосвящённого Евлампия, он посещает Уфимскую епархию с предложением о создании единоверческого монастыря. Мысль его, впрочем, не встретила большого сочувствия у Епархиального начальства «в виду казавшегося неосуществимым естественности её». Однако именно в это время в Оренбургской губернии серьезно рассматривался вопрос об усилении борьбы с расколом и объединении совместных усилий в этом деле светских и церковных властей. Была создана специальная комиссия по этому вопросу. От лица Преосвященного Иоанникия (Образцова) всё же было доложено в Св. Синод о просьбе инока Власия по учреждению на основе существующих скитов единоверческого монастыря. Указом от 30 ноября 1838 года Св. Синод предложил « через благонадёжное лицо кротким убеждением изъяснить иноку Власию и его супруге неправильность их положения от близости совместной жизни и затем донести вновь каким образом приведено это дело с истинной пользой желающим спасения душ». На новое донесение Преосвященного Иоанникия указом Св. Синода от 17 мая 1840 года предписано было подтвердить пострижение инока Гордеева и его жены благословением архиерейским, причислить их к существующим единоверческим монастырям и вместе с тем дозволить Гордееву быть в устроенном им ските под надзором Епархиального начальства, как временной меры, и предоставить ему отыскивать способы к устроению там единоверческого монастыря. Женский скит в том месте предлагалось ликвидировать.

Ещё раньше в апреле 1840 года Оренбургская Палата Государственного Имущества дала разрешение на увольнение Власия и его сына Николая из податного сословия для поступления в единоверческое монашество. Консистория в указе от 20 июня 1840 года объявила им о принадлежности к духовному званию с правом временного проживания в единоверческом ските вблизи Юрюзани. При подтверждении пострига Василий Гордеев принял имя Иоанна. Первоначальная задумка о преобразовании Юрюзанского скита в единоверческий монастырь не смогла осуществиться, так как этому воспрепятствовали владельцы завода. При заводе уже была единоверческая церковь и православный монастырь. Продолжая хлопоты об устройстве единоверческого монастыря, в 1840 году он с сыном ездил в Петербург. Лично подал прошение на Высочайшее имя, написанное собственноручно полууставом, как он всегда писал (печатными буквами).

Его хлопоты увенчались успехом. Высочайшим повелением будущему монастырю дарована была 1 кв. верста земли в выбранном под строительство месте. Долгих 9 лет инок Иоанн( Гордеев) искал место под свой монастырь. Уфимская Консистория сначала предложила место в селе Ельдяк. Там уже была церковь, а казаки этого села были переведены под Челябинск. Он со своим учеником Ваней Корионовым даже жил там, пахал землю, сеял хлеб, пытался организовать единоверческий приход. Но переселенцы из Казани вытеснили их оттуда. Затем начальство предложило опустевший монастырь в Забайкалье. Инок Иоанн ездил туда, но от этого предложения отказался в виду холодного климата. Он побывал во многих местах своей малой родины. Читая об известных монастырях, жизни отшельников, пришел к убеждению, что место монастыря в лесной пустыне. Пустынный монастырь признавался совершеннейшей формой общежития, а основание такого монастыря высшим подвигом инока. Найти место, где можно было уединиться от людей, предаться молитве, было важной заботой настоятеля. Манили его дебри, где « леса гарны, блата, мхи богаты». Однажды в Кусинском заводе он услышал разговор двух обывателей. Один из них рассказывал другому о прекрасном, тихом и уютном месте и подытожил свой рассказ словами «тепло там, словно в конюшне». Заинтересовавшись разговором обывателей, инок Иоанн расспросил, как найти это место. Оказалось, что это не так сложно. Надо идти левым берегом реки Ай по течению до большой излучины и в конце её перед горой подняться на крутой береговой суходол у небольшого прибрежного озерца. Далее пологим склоном горы, через лес пройти с версту до небольшой речки. Инок Иоанн сразу же отправился по указанному маршруту. Именно такое святое место, о котором постоянно думал все последние годы и нашел он на взгорке у речки Иструть, среди болот и небольших озёр, голубых гор со всех сторон, богатых добротными сосновыми и листвяными лесами со мхами. Тишина и Божья благодать окружали его, завораживали своим нетронутым естеством.

Решение о создании монастыря именно в этом месте пришло к нему сразу и далее он не отступал от этой мысли. Тут он и построил свою обитель! Силой своей веры и с помощью единомышленников, намолил её, превратив в место богоугодное, которое в последующем на долгие годы станет родной и любимой обителью людям истинно верующим, добрым пристанищем для людей сирых, больных, осужденных, подпитывая их нелегкую жизнь Божьей защитой. С помощью Преосвящённого Иоанникия в Св. Синод было подано прошение, что на основании Высочайшего повеления о выделении земли в 1 кв. версту, отвести её в Кусинской лесной даче, в месте избранном иноком Иоанном. В 1849 году 28 февраля последовало и Высочайшее соизволение на устройство здесь монастыря с переселением Юрюзанского скита. Инок Иоанн 8 мая 1849 года посвящён был в священноинока и затем был определён настоятелем монастыря с рукоположением в сан иеромонаха. Монастырь получил название Златоустовский единоверческий мужской Воскресенский (общежительный). По штату при монастыре положено: настоятель, казначей, 5 иеромонахов, 2 иеродьякона и 25 монахов. Всего 34 человека Монастырь создавался с миссионерскими целями вовлечения в единоверие рабочих уральских заводов из раскола и магометан в христианство. Сразу определён был как общежительный. Это очень строгий порядок монастырской жизни, всё подчинено воле и слову настоятеля, ежедневные 5-6 часовые службы в храме, обязательные для всех, общая трапезная. Монах не имел права выйти за ограду без разрешения настоятеля.

В запасниках Златоустовского краеведческого музея хранятся дела по Воскресенскому монастырю. С помощью директора Саткинского краеведческого музея Титовой Т. А. мне в электронном виде прислали часть из них. С большим трудом удалось прочитать все 44 присланных мне листа и привести к современной орфографии. Это оказалось «Дело № 21 с 3 августа 1861 года о Единоверческом монастыре» Канцелярии Лесничего Кусинского завода. По вложенной описи значится 52 листа, но часть документов изъято и в том числе по первоначальному отводу земли в 1849 году. Оставшиеся документы в основном касаются отвода дополнительных 200 десятин в 1868 году с его повторным перемером в 1870 и 1871 годах. Но есть копия с описания Пометрического специального плана отвода земель 1849 года, их состава и категорий, другие многочисленные ссылки на 1849 год, что дает представление как всё происходило.

12 июня 1849 года, по окончании весенней распутицы иеромонах Иоанн и ещё 8 насельников Юрюзанского скита прибыли на новое место и приступили к расчистке поляны от леса под строительство келий и церкви. Создается комиссия по нарезке земли в 1 кв. версту. Её возглавить, произвести отвод и межевание поручается горному мерильщику Степану Анисимову. 30 июня 1849 года утром члены комиссии и понятые от Айлинской волости прибыли на место и приступили к работе. Выбрали починный пункт на бугре там, где после построят дом мельника. (Жили Храмцовы и Никоновы). Установили астролябию (прибор для определения координат по солнечной полуденной тени или по звёздам с магнитным компасом для определения направления в градусах и минутах относительно сторон света). Определили координаты, вкопали починный столб. От него в одной сажени вырыли яму, уложив угли и 5 камней, для указания направления линии отвода. На столбе вырезали буквы З.В.Е.М. (земли Воскресенского единоверческого монастыря) и с другой стороны-Д.К. К.З. (дача Кусинского казенного завода.) По магнитной стрелке взяли направление на восток с отклонением в 10 градусов к северу. Думаю, это было сделано, чтобы в отвод попала уже очищенная от леса поляна и с целью максимально исключить болотистую местность с юга. Однако завод не желал делиться и богатой лесами Ягодной (в последующем Монастырской) горой. Межуется прямая линия в 1 000 саженей, которая заканчивается там, где после будет глиняный спуск к реке АЙ (зимняя дорога в Кусу). Здесь также устанавливается межевой столб с указанными литерами и выкапывается яма, указывающая направление на юг. По лугу отмеряется 250 саженей и также устанавливается межевой столб. Далее берётся направление на запад с отклонением в 10 градусов к югу. Линия в 1 000 саженей заканчивается там, где после будут посажены тополя и рядом построен дом Криницыных. Эта линия на всем протяжении прошла по болотистой местности с мелким кустарником. Так ромбом со сторонами 1 000 и 250 саженей было вымерено 100 десятин, но Высочайше дарована 1 кв. верста, а это 104,4 десятины. Тогда к югу от будущего монастыря нарезается участок примерно в 5 га.

Общий отвод составил 105 га и был приложен к Полевому журналу Пометрический специальный план отведённых земель с подробной их характеристикой. Перечислять сколько лугов, каких лесов, кустарников вошло в отвод нет смысла, но необходимо отметить, что леса были смешанные и было много лиственницы, которая в последующем при строительстве вся вырублена. По личному распоряжению первого настоятеля недалеко от церкви Воскресения Господня была оставлена лиственница, несколько сосёнок и ель в напоминание последующим поколениям о девственной природе этих мест. К сожалению осталась только лиственница. За этим деревом ухаживали монастырские воспитанники. Оно растет там и сейчас, но вокруг его выложили плиты и организовали стоянку машин. Под естественными прудками (видимо небольшими болотными озерками), двумя ручьями с канавами и речкой Уструдь ( такое её название на то время, ещё раньше Срюдь и Устрюм) было почти 4,5 га. Сразу не было земель пахотной категории и это стало проблемой на долгие годы. Настоятель монастыря, церковное начальство епархии обращались во все инстанции о переводе в отведенной земле участков под пахоту ( переводе земель из одной категории в другую), но дело затягивалось и это явилось одной из причин принятия игуменом Иоанном решения о создании ещё одного монастыря в Забайкалье.

Когда монастырь был определён с местом размещения и все документы оформлены, настоятель его Иоанн, взяв двух помощников, отправился по городам России для сбора пожертвований и это стало основным его занятием на последующие годы. Богатых покровителей при строительстве не было, средства собирали по копеечке. Строительством в отсутствии настоятеля занимался его сын Николай. Сам он и братия рубили лес, строили кельи и церковь на склоне горы в густом сосновом лесу. Кельи были небольшие. Келья настоятеля состояла из прихожей и гостиной (5х5 аршин, 3,5х3,5 м). Уже к 1951 году кельи и церковь были построены и в марте церковь была освящена. Первые несколько лет своего существования монастырь жил довольно бедно. Иноки его и послушники скудно ели, мало спали. Все необходимое для жизни делали своими руками. Косили траву, рубили лес и строились. Ловили рыбу в мелководных озёрах на болотах и каждодневно подолгу молились о просвещении душ своих и мирских. Больших податей от состоятельных добродетелей не имели и надеялись только на себя. Их безропотное служение с религиозной склонностью к старообрядчеству, вызывало уважение жителей близ лежащих селений, а молва об этом распространялась не только на Южном Урале, но и по всей России. Приходила к нему и известность об особом чине проведения служб в нём. В 1860 и 1863 годах Воскресенский монастырь посещает инспектор Оренбургской епархии Р.Г. Игнатьев. В отчётах он указывает, что Воскресенский монастырь возложенных на него миссионерских функций не выполняет и больше похож на старообрядческий скит. Земли под пахоту не было, а первоначальный надел занимали в основном болота, кустарники и леса. Такой вывод не устроил игумена Иоанна. За короткий срок сделано было многое. В Оренбургско-Уфимской епархии только им обращено в христианство 78 магометан и все они остались истинными христианами.

После смерти игумена Иоанна с 1866 года и.о. настоятеля определяется казначей и ученик его иеромонах Иоанн (Корионов). Он активно продолжает собирать пожертвования на нужды монастыря и обновляет большинство монастырских построек. Дважды добивается дополнительного отвода земли. Высочайший указ от 28 января 1868 года о прибавке 200 десятин Воскресенскому монастырю поступает в Уральское Горное Правление, но работа горных землемеров уже расписана по дням на оформление горных выработок и долго не могут найти специалиста. Только в апреле его пересылают Управляющему Кусинского завода, а к августу определяется состав комиссии. Её возглавляет Лесничий Кусинского завода Коллежский Асессор прапорщик Кулешов, которому поручается произвести отвод и оформить все положенные документы. От Златоустовских заводов в комиссию входит Коллежский Регистратор Боков, от Воскресенского монастыря его настоятель иеромонах Иоанн (Корионов) и 12 человек понятых из государственных крестьян деревни Айлиной: П.И. Лоскутов, В.А Севостьянов, Н.Е. Трясцин, М.П. Лоскутов, С.Ф Логинов, И.П. Привалов, А.Г. Стерляжников, Н.Ф. Петухов, С.Г. Щеколдин, А.С. Архипов, Е.М. Стерляжников, У.С Куляшов. Все они были приведены Коллежским Регистратором Боковым к присяге под роспись (за исключением У.С. Куляшова, который по какой то причине был из списка вычеркнут). 18 августа в 7 часов утра комиссия выехала на местность.

По просьбе настоятеля начальную точку сместили к северу по линии соединяющей конечную и начальную точки отвода 1849 года. Это было сделано, чтобы исключить из монастырских земель болотистый участок, который не использовался. По этому отводу появилась пахотная земля в сторону болота к Единоверу и в сторону горы Чулковой. Кроме того добавлены покосы в сторону Айлино до горы Вишнёвой и по берегам рек Иструть и Ай. Отошла к монастырю и вся гора выше его с ключом (он в отвод 1849 года не вошёл, хотя от него уже был устроен деревянный желоб для подачи воды, скрытый в земле) и вдоль Ая, почти до Александровки. Эта часть горы в народе стала называться Монастырской. Интересно, что в Полевом журнале и Пометрическом плане, где всё очень подробно описывается, уже не упоминается о естественных прудках. Вода в результате вырубки леса и осушения болот от монастырских стен отошла. Но указывается о наличии естественной канавы и небольшой мельнице на ней, а также речке Иструть шириной 6,5 м, дороге по болотистой долине в виде гати из бревен на вертикальных столбах. При этом отводе южная линия по просьбе настоятеля была отнесено к северу, исключив неиспользуемый болотистый участок. Но у комиссии сразу возник вопрос в правомерности этих действий. Пришли к компромиссу – линию на схеме оставить в прежних координатах, а исключённые земли прирезать в другом месте. Это было грубейшим нарушением Закона о межевании земель. В 1886 году прибавили ещё 210 десятин.

План монастырских земель с просимыми к отводу в 1886 году

Документов по этому отводу не найдено, но в Саткинском краеведческом музее есть подробный План земель Воскресенского монастыря, на котором указаны земли, просимые к отводу в 1886 году. Теперь почти вся гора справа по течению речки Иструть до её устья отошла к монастырю. Появилась возможность обустройства большого пруда, мельницы и лесопилки с приводом от водяного колеса. Вошли в монастырские земли часть склона горы Чулковой и болота до границ с Саткинской дачей. Это почти до поселка Тельмана. При игумене Иоанне (Корионове) часть горы была приспущена и этим грунтом и грунтом из карьера на склоне Монастырской горы отсыпана достаточно большая горизонтальная площадка. На ней построены новые монастырские строения, многие из которых теперь имели нижние каменные полуподвальные этажи с надстроенными деревянными верхними. Канавы ручьев были углублены и расширены и болота отступили от монастырских стен. В монастыре появился свой глиняный карьер и организовано производство кирпича, высочайшего качества. Каждый кирпич имел монастырское клеймо. Монастырь занимался благотворительностью. Кроме воспитанников-сирот при нём содержались и одинокие старики из соседних селений и заводов. Они выполняли посильную работу в монастырских богадельнях: изготовляли свечи, плели верёвки из мочала, липовые туески, лапти, корзины и короба, изготовляли нательные крестики и многое другое. Даже была своя типография.

В 1891 году закладывается каменная церковь Покрова Пресвятой Богородицы с колокольней при 6 колоколах. В 1897 году при возведении её сводов сгорает деревянная церковь Воскресения Господня. Видимо она находилась внутри строящейся каменной церкви и служила для просушки её. Такое практиковалось в нашей местности. Строительство задерживалось, многие из первопоселенцев ушли уже в мир иной, другие монахи покинули монастырь из-за тяжелейших условий проживания. Да и настоятель был в почтенном возрасте и ухудшающемся здоровье. В это время в обители с настоятелем оставалось всего 5 монахов. Однако с Божьей помощью, при активном участии вновь назначенного епископом Уфимским Антония (Храповицкого) в 1901 году 30 июня состоялось торжественное освящение новой каменной Покровской церкви. Событие это свершалось Преосвященным Антонием (Храповицким) в сослужении трёх архимандритов и десяти местных единоверческих священников. Кроме того вызывался из Казани единоверческий священник, кандидат Богословия, Семен Иванович Шлеев. Всё служение, необычайно торжественное. От начала до конца совершалось по старопечатным книгам и обрядам. Такая строгая уставность богослужения произвела огромное впечатление на присутствующих православных и единоверцев, собравшихся громадною массою: «50-60 лет тому назад, говорили справедливо старожилы, об этом нельзя было и думать».

Сплошная людская масса наполняла и окружала монастырь со всех сторон. Торжество началось накануне служением всенощного бдения по строгому единоверческому чину и закончилось в 12 часов ночи. На литию и на полиелос выходили из храма в ограду. Дабы дать возможность принять участие в молитве всему народу. Здесь в ограде, пока народ прикладывался и помазался елеем, пришлось и завершить Богослужение под открытым звёздным куполом неба. На другой день по единоверческому же чину совершено было освящение храма, а затем и Литургия. Тогда же состоялись четыре известные миссионерские беседы отца Симеона (Шлеева), будущего епископа с саткинскими, кусинскими и златоустовскими старообрядцами. Как сообщал он в своем отчёте, обстановка на беседах была тяжелой, зачастую раздражительной. Продолжительность каждой беседы 6-8 часов. А одна, начавшись в 7 часов вечера, закончилась в 4 часа утра. Эти беседы - дискуссии сделали имя отца Симеона авторитетным в епархии. Для настоятеля монастыря архимандрита Иоанна это был праздник всей его жизни ( возведен в сан архимандрита был 1 мая 1849 года, за месяц до освящения храма).

В марте 1913 года настоятелем Воскресенского монастыря назначается иеромонах Антоний, человек очень неординарный, умный, образованный, прекрасный организатор и проповедник единоверия. Начинается новый период в жизни монастыря. Перестраивается Покровская церковь. Воскресенский монастырь становится идеологическим центром единоверия в России, на него возлагаются специальные функции в предстоящие тяжёлые времена. Официально светскими властями Воскресенский монастырь закрыт в 1924 году, однако он активно действовал до начала 1930-х годов и об этом будет рассказано в последующем, где речь пойдет о его настоятелях



Добавить комментарий

Комментарии и обсуждение


Ваш комментарий будет первым.



Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографии (можно загружать сразу несколько файлов)

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.