ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
Вход

У меня есть логин и пароль

Регистрация

Я новый пользователь

 

Восстановление пароля

Я забыл пароль


Хотилово. Церковь Михаила Архангела.


Церковь. Действует.  
Престолы:Михаила Архангела, Флора и Лавра
Архитектурный стиль:Классицизм
Год постройки:Между 1763 и 1767.
Архитектор:С.И. Чевакинский и др.
Ссылки: Официальный сайт 
Адрес:
Тверская область, Бологовский район, с. Хотилово

Координаты:57.723441, 34.083295


Добавить фотографию
Сортировка:


Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
sasa_1941
16 августа 2018
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Харченко Геннадий
22 февраля 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Харченко Геннадий
22 февраля 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Илья Смирнов
22 октября 2017
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Михаил и Галина
22 января 2015
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Храм очень активно восстанавливают.
Николай
5 октября 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Верещагин
22 августа 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Харченко Геннадий
22 февраля 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Восточный фасад
Игорь Монаков
19 сентября 2011
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Общий вид с северо-запада
Игорь Монаков
19 сентября 2011
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
tianbao
25 октября 2007
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Наталия
18 августа 2007
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Наталия
4 августа 2007
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Наталия
4 августа 2007
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
-
23 августа 2006
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
-
23 августа 2006
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
-
23 августа 2006
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
-
23 августа 2006
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Василий Шелёмин
15 октября 2004
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Илья Смирнов
2 мая 2003
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Илья Смирнов
2 мая 2003
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
фото 1993
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Дворядкин Дмитрий
1 января 1993
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
сканировано с негатива
Игорь Герасимов
1 апреля 1987
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
сканировано с негатива
Игорь Герасимов
1 апреля 1987
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Верещагин
22 августа 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Юрий Верещагин
22 августа 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Харченко Геннадий
22 февраля 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Харченко Геннадий
22 февраля 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Харченко Геннадий
22 февраля 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Колокольня. Вид с северо-востока
Игорь Монаков
19 сентября 2011
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Харченко Геннадий
22 февраля 2012
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
фото 1993
Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Дворядкин Дмитрий
1 января 1993
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Часовня во дворе храма.
Алексей Александров
29 августа 2017
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Илья Смирнов
2 мая 2003
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Собственная съемка
Андрей Агафонов
1 июля 1986
Церковь Михаила Архангела - Хотилово - Бологовский район - Тверская область
Собственная съемка
Андрей Агафонов
1 июля 1986




Добавить статью/комментарий
Статью добавил(а): Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Василий Шелёмин,  26 февраля 2005

Церковь Михаила Архангела

Этот полуразрушенный храм видит всякий, кто проезжает по дороге из Петербурга в Москву. Он возвышается на холме прямо по оси шоссе, вливающегося в прямоугольную площадь села (Бологовский район Тверской области). Первый взгляд на храм уже говорит о незаурядном мастерстве его строителя, но изучение источников неожиданно открывает авторство одного из известнейших архитекторов барокко - С.И. Чевакинского. Церковь была сооружена в 1763-1767 гг. на месте старого путевого дворца. Основная сумма на строительство храма была дана императрицей Екатериной II. Только восточная часть памятника построена по проекту Чевакинского, тогда как колокольня и обращенный к дороге дорический портик, приставленный к старому фасаду, выполнены в отточенных и строгих формах петербургского ампира 1820-х гг. и могут быть связаны с именем В.П. Стасова, много строившего для Новгородской губернии, в которую прежде входило Хотилово. Трапезная, эклектический декор фасадов которой не очень умело имитирует фасадное убранство церкви, выстроена во второй половине XIX в.

Первоначальный храм имеет невысокий центрический объем с тремя ризалитами незначительного выноса, размещенными по центру боковых и восточного фасадов. Боковые ризалиты более высокие и имеют два уровня окон. Повышенные кровли соответствующих этим ризалитам "рукавов" вносят в центрическую композицию заметную поперечную ось. Над центром здания возвышается восьмигранный барабан, прежде завершавшийся железным куполом. Такая объемная композиция, сочетающая центричность с поперечной осью, своеобразным трансептом, восходит к петербургскому барокко второй четверти XVIII в.: можно указать на сооруженную М.Г. Земцовым церковь Симеона и Анны (1731-1734). Но в хотиловской церкви центричность выражена гораздо ярче и явно "перебарывает" уже почти атрофированную поперечную ось. Подобную схему мы видим в приписываемой Чевакинскому Владимирской церкви в имении Дылицы под Петербургом (1762-1766), но в этом усадебном храме "трансепт" играет еще очень значительную роль.

Декор фасадов церкви в Хотилове говорит о желании мастера оставить пышный стиль растреллиевского барокко эпохи императрицы Елизаветы Петровны и перейти к иной, более строгой манере. Это сказывается в ощутимой плоскостности всехформ, которые имеют незначительный рельеф и буквально распластываются по фасадам, лишь подчеркивая объемы.Рустованные лопатки по краям фасадов и ризалитов, арочные и лежачие окна с рамочными наличниками, профилированные карнизы и сдвоенные пилястры на барабане v вот и весь набор декоративных мотивов. За этой плоскостностью и скупостью, кажется, стоит намерение барочного мастера воспроизвести или придумать на месте ранний классицизм. Но барочность у Чевакинского в крови и потому приметы старого стиля проступают во всех деталях: наличники снабжены "ушками", замковые камни выступают наклонно, а лежачие окна второго света изогнуты дугообразно и кажутся частью наличников первого света. Великолепный памятник переходного стиля, редкое произведение с установленным авторством исчезает на глазах: уже утрачены купол и почти все перекрытия четверика, трескаются стены, падает штукатурка, почти полностью осыпалась масляная живопись в интерьере.

Вл.В. Седов http://projectclassica.ru/sos/01_2001/01_01_sos.htm


Статью добавил(а): Игорь Монаков,  14 января 2012

Кто хоть раз шел от Москвы на Питер по трассе М10 «Россия», не мог не обратить внимание на хотиловскую церковь. Она издалека видна. Вышний Волочок с его каналами уже давно остался где-то позади. До Валдая ещё пилить и пилить. За окном – уже ставший привычным пейзаж – поля, редкий кустарник, синеющие у кромки горизонта леса, сменяющие друг друга и похожие, как родные братья, небольшие населенные пункты с разными названиями. Как вдруг…

Где-то далеко-далеко впереди появляется сразу привлекающее внимание светлое пятнышко, по мере приближения потихоньку трансформирующееся в высокую трёхярусную колокольню и фасад храма, над основным зданием которого возвышается, поглядывая в сторону дороги пустыми глазницами арочных оконных проемов, восьмигранник барабана без купола.

Крыши нет ни на звоннице, ни на трапезной. Но это, как и местами обвалившаяся штукатурка, обнажившая ровные прямоугольнички кирпичной кладки, остается где-то там, за пределами внимания. А в глаза бросаются выступающие за основную линию фасада, симметричные по отношению к центральной оси здания и идущие во всю его высоту ризалиты восточной (алтарной) и южной стен храма. Последний не только парадно украшен пристроенным к нему портиком, но и по росту – выше своего алтарного собрата, что визуально очень хорошо видно за счет выстроенных в два ряда окон. Учитывая, что с другой, не просматриваемой с трассы, северной стороны храма точно такой же высокий и выступающий из общего фасада сооружения ризалит, становится понятным, что перпендикулярный центральной оси здания поперечник двух ризалитов образует так называемый трансепт, делающий храм в плане крестообразным. Но в хотиловской церкви эта поперечная, трансептная ось практически атрофирована и только оттеняет значительно более ярко выраженную и явно преобладающую центричность и монолитность храма, как единого целостного сооружения. И это – несмотря на то, что отдельные его части выполнены в разных архитектурных стилях.

Сдвоенные пилястры на барабане, арочные, дугообразно изогнутые окна второго ризалитного ряда с рамочными наличниками, снабженными «ушками»… Всё это – элементы позднего барокко, хорошо просматривающиеся на основном здании храма. В то время как трапезная более соответствует позднему классицизму. А колокольня и портик южного ризалита – стилю ампир. Правда, отдельные элементы декора хотиловской церкви тяжело рассмотреть, когда буквально в несколько десятков секунд проскакиваешь её и идешь дальше, к Валдаю. Тем более, если эта скорость, чего уж тут скрывать, на пару-тройку десятков километров выше разрешенной правилами дорожного движения в пределах населенного пункта. А что сделаешь? Трасса-то… Москва – Питер. Грузов по ней идёт… И каждый из них должен быть доставлен к месту своего назначения как можно быстрее. Так что какие мелочи, естественно, остаются за пределами внимания. Но вот общее впечатление… Оно не уходит назад, вместе с удаляющимся, но ещё хорошо видным в зеркало заднего обзора, зданием церкви. Остается в машине и потихоньку входит, вливается в тебя, создавая ощущение целостности, монолитности, красоты и силы. Если точнее, то даже не силы. Мощи. Царской, императорской мощи.

И как-то не увязывается эта архитектурная силища с небольшим населенным пунктом, расположенным на серьёзном удалении не только от Москвы или Питера, но и от двух соседних областных центров – Твери и Новгорода. Кто, когда построил эту церковь? И почему именно в Хотилове? Может, местные крестьяне? Вообще-то для Русского Севера довольно типичное явление, когда жители нескольких сел, сгруппированных у какого-либо погоста, всем миром сбрасывались, нанимали бригаду профессиональных плотников, которые и возводили заказанное им культовое сооружение. Так, например, были построены знаменитые церкви Кижского погоста. Или, менее известные, – в селе Лядины, нынешнего Каргопольского района Архангельской области. И многие, многие другие. Но… Так строились исключительно деревянные церкви. А в Хотилово она – каменная. Да и не настолько богато жил здесь народ, чтобы даже если всем миром скинуться, можно было бы построить такое архитектурное чудо.

Дело в том, что есть несколько версий происхождения нынешнего названия села. По первой оно в XIV-XV веках входило в состав Деревской пятины Господина Великого Новгорода и было вотчиною новгородского посадника Хотилы. Может, конечно, оно и так, но нам более интересна другая версия, согласно которой великий государь Московский Иван III повелел в 1560 г. заложить на почтовом тракте Москва-Новгород специальные станции для отдыха пассажиров и подмены уставших лошадей – так называемые ямы. Для охотников, которые выказывали готовность служить ямщиками, в непосредственной близости от места их постоянной работы – дороги – нарезались «ямские» земли. Отсюда и известное с XVI века название села – Хотиловский Ям. Так что не скудные клочки полей, что лежали справа слева от дороги, а именно он, почтовый тракт, кормил хотиловских крестьян.

В XVIII веке, с основанием Санкт-Петербурга, движение между Москвой и новой столицей Империи стало значительно более оживленным, а в самом селе появились торговые лавки, трактиры, постоялые дворы и даже Путевой дворец для останавливающихся в Хотилове на ночлег особо благородных персон. Но на благосостоянии местных ямщиков это ни коим образом не сказалось. Вот как в главе «Хотилово» своего знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву» описывает тогдашний быт местного населения А.Н. Радищев: «Стены, потолки, лавки, – все покрыто черным налетом сажи. Печь без трубы и каждое утро дым наполняет избу... В избе жарко, стоит тяжелый запах, жужжит множество мух. В люльке, в грязном тряпье кричит младенец… Рядом оборванные голодные ребятишки. Вечная скорбь и нищета». «Скорбь и нищета». Вечные. Нет, не под силу было хотиловским крестьянам построить дошедшую до наших дней изумительную по своей красоте каменную церковь.

Тогда, может, купцы? Как ни как, Хотилово когда-то входило в состав Господина Великого Новгорода. А ведь многие новгородские церкви построены именно на пожертвования конкретных купцов или купеческих династий. Опять не срастается. Не сохранила нам история имен хотиловских купцов. Ямщики, станционные смотрители, даже трактирщики здесь были, а вот представителей торгового капитала… Нет, может, конечно, и они были в Хотилове, но, по всей видимости, не настолько солидного уровня, чтобы отметиться чем-то серьёзным. Типа каменной церкви во имя Михаила Архангела. Но если не крестьяне… И не купцы… Кто тогда построил Хотиловскую церковь? Кто?!

Чтобы ответить на этот вопрос, нам придётся перенестись в уже так далеко отстоящий от нас век XVIII. Если конкретнее, то в 1742 год, когда 15 ноября российская императрица Елизавета Петровна во время торжеств по случаю коронации объявила наследником престола Карла Петера Ульриха Гольштейн-Готторпского. Сына своей старшей сестры – Анны Петровны, которого мы больше знаем под именем Петра Федоровича. Будущего императора Петра III. До императорства, конечно, ему ещё было ждать и ждать. Долгих 19 лет. Но уже в том же, 1742 году, Карла Петера привезли из Киля в Москву, перекрестили в православие, дали новое имя и… И до поры, до времени оставили в Первопрестольной. Но ненадолго. Всего на два года.

В декабре 1744 года кортеж наследника престола и его будущей супруги, урожденной принцессы Ангальт-Цербстской – Софии Фредерики Августы, более известной нам, как Екатерина II, отправился из Москвы в Петербург. 18-го путешественники были в Твери. Там они благополучно отпраздновали день рождения императрицы и на следующий день двинулись дальше. К вечеру наследник и сопровождающие его лица достигли Хотилова Яма, где и остановились на ночлег. Ночью великому князю стало плохо. У него поднялась температура, начался сильный жар, а к утру, что самое страшное, появились... Оспенные пятна! Вот как этот эпизод вспоминает будущая Екатерина II: «Так как у меня не было оспы, мать живо увела меня из комнаты, и было решено, что мы с ней уедем в тот же день в Петербург, оставив великого князя и его приближенных в Хотилове»…

Да-да, вот так всё и было. Ну и что, что заболел не просто юноша, молодой мужчина, а наследник престола? И даже не столько великий князь, сколько возможный, в не таком уж и далеком будущем, супруг. Ну и что? Ничего страшного. С ним же остались «его приближенные». А супруга, пусть и будущая, она – не «приближенная»? И вообще – не близкая? Очень яркая характеристика Софии Фредерики Августы. Она, похоже, совсем не тот друг, который, как правило, познается в беде. Или к друзьям сердечным это правило не относится? Или, если относится, то не ко всем?

Елизавета Петровна, та повела себя совсем по-другому. Как только посланный из Хотилова курьер доставил в столицу весть о страшной болезни наследника, она тут же, не мешкая, помчалась к нему. И больше месяца, пока стрелка судьбы великого князя колебалась между жизнью и смертью, неотлучно была подле него. Именно там, у постели больного, императрица и дала обет, что если всё закончится благополучно и выздоровеет Петр Федорович, то построит она в Хотилове церковь, в знак великой благодарности Господу. В Петербург Елизавета Петровна вернулась в начале февраля вместе с великим князем. Наследник, как вспоминала его будущая супруга, «…очень вырос, но лицом был неузнаваем: все черты его огрубели, лицо еще все было распухшее, несомненно было видно, что он останется с очень заметными следами оспы». Но всё это – и распухшее лицо, и его огрубевшие черты, и заметные следы оспы… Всё это было такой мелочью! Наследник был живой. Здоровый. И императрица сдержала свой обет. В этом же, 1745 году, повелела начать в селе Хотилово строительство каменной церкви. Но, как это частенько бывает по жизни, слово и дело могут отстоять друг от друга на какую-то дистанцию. Иногда чуть большую, иногда – меньшую. И императорские повеления не всегда являются исключением из общего правила.

Наверное, в том числе и поэтому активное строительство Хотиловской церкви развернулось в 1763-67 гг., уже во времена правления Екатерины II, пожаловавшей на богоугодное дело значительные средства. И тем самым, финансово подкрепившей слово Елизаветы Петровны. Но деньги деньгами, слова словами, а возводили храм живые люди из крови и плоти, имена которых донесла до нас история. Проектирование Хотиловской церкви и её строительство велось уроженцем села Вешки Новоторжского уезда Тверской губернии – Саввой Ивановичем Чевакинским. Довольно известным архитектором того времени. Достаточно сказать, что именно Чевакинским в 1753-1762 гг. построен Никольский морской собор Петербурга. А ещё -Морской госпиталь в Кронштадте. И Шуваловский дворец, что стоит на углу Малой Садовой и Итальянской улиц Санкт-Петербурга. Кунсткамеру и ту… Нет, не строил. Но перестраивал именно Савва Иванович. Вот и Хотиловская церковь – тоже творение его искусных рук. И не только его. Сооружение дорического портика, пристроенного к южному фасаду храма около 1837 года, связывают с именем Василия Петрович Стасова, довольно много и успешно строившего в то время и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Новгородской губернии, к которой тогда относилось Хотилово. Но портик, колокольня, трапезная с приделом Флора и Лавра – более поздние постройки. А основное здание освященной в 1768 году церкви Михаила Архангела – это всё-таки творение С.И. Чевакинского. Благодаря которому до нас дошло оригинальное архитектурное сооружение. И дополнением к нему – маленький, но очень интересный осколок нашего прошлого. Кто знает, как повернулась бы и по какому пути пошла история России, умри тогда, в декабре 1744 года, в маленьком селе Хотилово наследник престола, ставший 17 лет спустя императором Петром III? Которого сменила на троне (а могла ведь и не сменить!) его супруга – Екатерина II. Великая.

А сколько ещё таких «осколков» разбросано по бескрайним российским просторам, мимо которых мы зачастую проезжаем, не останавливаясь, даже не подозревая, что это – наша история?

При подготовке материала использованы статьи Константина Кучера, опубликованные в интернет-журнале "Школа жизни" - 11.09.2010 и 12.09.2010


Статью добавил(а): Денис Ивлев,  2 января 2019

Михаил Сердюков и Савва Чевакинский в истории Хотиловской церкви

В самом центре села Хотилово Бологовского района, на обширной сельской площади, расположился величественный храм в честь Архангела Михаила. Ещё недавно каждый проезжающий по автодороге Москва - Санкт-Петербург видел его остов, лишенный кровли. Ныне же храм возрождается и уже установлены купола и кресты. Всем, кто касался истории Хотиловского храма, известно, что церковь выстроена по указу Елизаветы Петровны в память спасения наследника престола – Петра III от чёрной оспы и что строил храм Савва Иванович Чевакинский. Но до сих пор документов об этом было немного, и сегодня мы впервые публикуем любопытные подробности из истории храма в «Хотиловском яму».

Но прежде скажем о предыстории строительства. В декабре 1744 г. в Хотилово произошло событие, которое можно считать из ряда вон выходящим в жизни целой губернии. В Хотиловский ям и ранее проезжали императорские «поезда», состоящие из многочисленных подвод, но чтобы в селе останавливался целый императорский двор – такого ещё не было. А причиной была болезнь наследника престола «Его Императорского Высочества» Петра Феодоровича – чёрная оспа. Узнав об этом, в Хотилово прибывает сама Императрица Елизавета Петровна. Екатерину II удаляют в Санкт-Петербург, а Елизавета неотлучно прибывает у постели больного. Обеспечивать быт Императорского двора - а это почти тысяча человек - доверено «Вышневолоцких слюзов содержателю» Михаилу Ивановичу Сердюкову и сыну его Ивану. Тот не только должен был доставлять провиант, но и строительные материалы для нового Путевого дворца. Хотя двор занимал и старый дворец, стоявший на сельской площади рядом с храмами, но, видимо, места не хватало и пришлось строить и новый.

«Банкетные журналы 1745 г.» упоминают о встрече нового года в Хотилове и участии Императрицы в Божественной литургии в «онаго яма церкви Чудотворца Николая». Молились в храме и накануне Богоявления: «5 генваря в Хотиловском яму Ея Императорское Величество изволила служить часы, а при том имелось освящение воды, а при погружении Святаго Креста имелась пальба из пушек». На следующий день – в сам праздник Богоявления – «за отдаленностью реки в оном Хотиловском яму не имелось, только Ея Императоское Величество изволила служить в помянутой церкви литургию, а во Дворце кушать обще с кавалерами». Когда болезнь наследника престола отступила, 23 января «пополудни в 3-м часу Ея Императорское Величество и Его Императорское Высочество соизволили шествие иметь из Хотиловскаго яму». 26 января все прибыли в Санкт-Петербург.

Остаётся не ясным тот факт, когда храмы в Хотиловском яму сгорели – об этом упоминают документы об освящении существующей каменной церкви. И не стало ли это причиной того, что Елизавета указывает выстроить новый каменный храм? Но разберёмся в документах последовательно.

«О постройке Михаилом и Иваном Сердюковыми церкви в Хотилове»

Дело с таким названием хранится в Российском государственном архиве древних актов. Долгое время об истории этого храма были известны лишь отрывочные сведения, но благодаря этим документам удалось восстановить его полную историю от момента закладки до освящения.

Итак, 23 января 1744 г. Императрица покинула Хотилово, перед эти успев дать распоряжение насчёт постройки нового храма. И выбор Императрицы пал на уже известного нам Михаила Сердюкова, как на подрядчика к новому строительству. «Ея Императорское Величество в сем Генваре месяце в бытность тои в Хотилове указала построить каменную церковь в Хотиловской ямской слободе и ко оному строению приготовление потребных припасов кирпича, извести, камня, дерева всякаго, тако ж для того строения завесть кирпичной завод», - писалось в личном Указе Ея Величества «из кабинета дворянам Михаилу и сыну ево Ивану Сердюковым». Елизавета поручила не только начать работы по приготовлению строительных материалов для Хотиловской церкви, но и повелела Сердюковым «принять вам здесь ис кабинета на постройку кирпичнаго заводу и на прочее приготовление денег тысячу рублёв. Из которых наемными работниками отыскав удобную глину, что б и вода недалеко была сею зимою выколить глины до двухсот сажень кубических и оную скласть, свалы двор заготовить до двухсот кубических сажень».

Особо указ говорит о построении кирпичного завода и о мастеровом человеке, способном изготовить кирпич: «соноваго лесу на строение и покрышку кирпичнаго сарая такого величиною что б возможно зделать одним летом до 500 тысяч кирпича, а для делания онаго прислан к вам будет мастер, которой в обнаружении глины, в постройке сараев, печей и обжигании кирпича и черепицы силу знает».

Указ Сердюковым был дан 24 января 1745 г. «в Хотиловском яму». Из переписки выпадает довольно большой кусок. Из последующей переписки видно, что дело поручено курировать барону Ивану Антоновичу Черкасову – личному кабинет-секретарю Елизаветы Петровны. Сердюков пишет, например ему, что «письмо от Вашего Высокопревосходительства отпущенное от 16 (мая – Д.И.) здесь 20 числе и при том с контракту экстракт с должнейшим моим почтением получено». Контракт касался десяти человек каменщиков, с которыми был учинён договор. Сердюкову прислали «с контракту их экстракт» и велели сообщить о прибытии каменщиков.

В письме, датированном 25 мая 1745 г. и отправленом из Вышнего Волочка, Михаил Сердюков донёс, что «каменщики десять человек сюда и поныне не бывали, а слышно от проезжающих водяным путём каменщиков, что оные подрядчики прошли в Санкт-Петербург сухим путём на Тихвенку». Вместе с тем, 29 мая Сердюков получил ещё одно письмо из кабинета Ея Величества, где ему поручено было «прислать известие немедля о том, что кирпичные заводы для зжения кирпича построены для церкви на Холовском яму и со всем ли приуготовлены, и печи зделаны ль, глины сколько наготовлено, мастеровые есть ль, и работа зачата, и что кирпича зделано».

12 июня 1745 г. из Вышнего Волочка последовал ответ от Сердюкова на этот запрос. Любопытно, что Сердюков пишет о том, что письмо от 29 мая получено 7 июня «и на оное я до сего числа не ответствовал затем, что я с сыном своим при Березайской работе обретался». Березайская работа стала часть большой работы по расчистке русла реки Мсты и Боровицких порогов, начатой по указу Елизаветы Петровны от 1 февраля 1744 г. Далее следует развёрнутый ответ Сердюкова, адресованный самой Императрице, в котором он указывает на трудности, связанные с исполнением указа: «Всепресветлейшая Державнейшая Великая Государыня Императрица Елисавет Петровна Самодержица Всероссийская Государыня Всемилостивейшая. По высочайше Вашего Императорскаго Величества указу велено мне и сыну моему для строения в Хотиловской ямской слободе каменной церкви приуготовить потребных припасов… и на прочите приуготовления дана мне и от Высочайшего Вашего Императорскаго Величества кабинета денег тысячу рублев… А понеже для обыскания удобной глины и для постройки сараев и печей, мастер и кирпичники десять человек, которые из Ерославля наряжены и поныне не бывали. А глина, хотя мною и обыскана на ямской земли, но токмо оная двух рук между собою в немалом разстоянии находится, и которая из них на делку кирпича годна, такого знающего мастера здесь нет, и для того сараи не построены. И ежели для осмотру и учреждения глины прислан будет мастер. То б кирпичники по примеру сколько надлежит зделать кирпича, присланы были, а сараи, где годна будет глина, построятся. А для приуготовления глины и протчаго, что б с Хотиловскаго яму и с окольных поблизости к оному яму деревень крестьян чьи б оные ни были, повелено было брать в работу за платеж … до тридцати человек с лошедми, для того, что в тамошнее за пустотою места охотников в работу сыскать не можно…».

Но Сердюков не был бы Сердюковым, если бы не нашёл выхода из этой ситуации. Закончив излагать причины неисполнения указа, Сердюков приступил к изложению своих действий: «Однако ж я не хотя того упустить, что сего лета кирпича делать не начал, то на своих готовых кирпичных заводах, готовым струментом и готовыми же дровами подрядил я кирпичников двадцати четырем человек зделать и обжечь двести пятьдесят тысяч кирпича весом каждой по четырнадцати фунтов, которой на месте ценою встанет не более рубля тридцати копеек тысеча. И ежели кирпич повелено будет зимним путем в Хотиловский ям перевозить, то где оной там складывать, что б от церкви, где оная будет строиться, недалеко быть, дабы во время строения церкви тому кирпичу излишней перевоски не было». Коснулся в отчёте он и поисков извести: «А на обжиг же извести годной плиды по близости к Хотилову не отыскал, а сыскал по Тверце реке около города Торшка и подрядил наломать и в готовые барки нагрузить пятьдесят сажень кубических ценою по рублю по тридцати копеек за сажень на месте, которую за пять вёрст до Хотилова водою надеюсь поднять (по реке Шлине – Д.И.). А на фундамент, ежели повелено будет, приготовить дикаго камня. То онаго около Хотилова поблизости есть. Вашего Императорскаго Величества всенижайший и всеподданнейший раб Михайла Сердюков. Июня 12 дня 1745 г. Вышний Волочёк».

20 июня из Кабинета Елизаветы Петровны последовал ответ, в котором содержались сведения о «пропавших» каменщиках, которые, как оказалось «пошли в Тихвин и уже все здесь на работах». Кроме этого последовало известие о том, что на постройку завода будет прислан «мастер италианец» Дементий Осипов и вместе с ним надлежит осмотреть «при Хотилове все места, где есть глина, и которую глину годною удостоить в том месте строить завод немедленно, чья б та земля не была…, а кирпичников на первой случай употребить вам из нанятых на свои заводы сколко будет надобно… буде же у Хотилова доброй глины нет, то делать кирпич на заводе вашем означенному мастеру с нанятыми ваши ж кирпичники».

23 июня из Петербурга выехал сам «мастер италианец», а вместе с ним «Ингенмарландскаго пехотнаго полку солдат Иван Арбузов». В этот период Михаил Сердюков находился на работах по Березайскому шлюзу. Отсюда «с березайской работы» 27 июня Сердюков пишет доношение. 27 июня указ был доставлен к нему в Рютинский погост солдатом Иваном Арбузовым. Сразу же по получении указа он «отрядил сына что б с присланным мастером ехал в Хотилово» для осмотра места и постройки сарая для завода, если то будет нужно. Ту же Сердюков объяснил и причину, почему не поехал сам: «А мне самому от производимой здесь работы отъехать невозможно, понеже устанавливал битье паженных свай, что весьма и не малого наблюдения приемлет для того, что вся крепость слюза в нем зависит». Ответ был отослан Сердюковым вместе с солдатом обратно в Петербург.

Завершив неотложные работы на Березайском «слюзе», Сердюков включился в работы по Хотиловскому храму. 6 июля он отправил новое доношение в столицу. В результате осмотра местности вокруг Хотилова оказалось, что глины «хотя и нашлось, однако ж весьма мало», так же мало оказалось и воды для работы – в Хотилове был один колодец. Осмотрел мастер и глину, «обретающуюся на собственном заводе», но и та глина оказалась не очень хороша «по ево усмотрению». Далее мастер отправился осматривать место, «где прежде был заведён завод для постройки ещё до моего содержания каменной слюзы на котором месте глины самой хорошей нашлось довольное число близ самой реки Цны и завод заводить весьма способно для перевозки онаго кирпича за семь вёрст до Хотилова водяным путём в вешнее время». Сердюков также указал, что реку надо в этом месте улучшить для судоходства, а сам завод он может построить «своим коштом», но с условием, что после построения в Хотилове церкви этот завод перейдёт к нему для его надобности. И на всё это он испросил позволения. При доношении Сердюкова было приложено и доношение «мастера кирпичного и черепичного дела Дементия Осипова», который повторил вкратце выводы Сердюкова. Кстати, подписано это доношение по-итальянски, но разобрать можно лишь имя Доменико.

28 сентября из Вышнего Волочка последовало письмо Сердюкова на имя барона Черкасова, где он по большей степени писал о «березайских работах». Видимо указа о начале работ по постройке завода так и не последовало, а поэтому в этом же письме Сердюков упомянул и о задержке в строительстве завода. «Работа наша нынешняго лета, - писал Сердюков, - происходила хотя и не без (задержки) за неимением довольнаго числа солдат для наряду и высылки и за малым числом плотняков, однако ж фундамент с Божиею помощию укреплён и тарасы совсем срублены, стоймя и вышнямя изготовлены и ежели благополучная погода простоит, то надеюсь поможет Бог и старую реку запереть; для того, что потребное к тому, как пажные сваи так и довольное число … соломы, моху, глины и каменья все заготовлено. При сем же с покорностию прошу милостивно напомнить о присылке позволительнаго указу о делании кирпича на Вышнем Волочке, что б заготовить ныне и будущему лету глины».

Прошло два года. 26 февраля 1748 г. Михаил и Иван Сердюковы составили документ на имя Императрицы Елизаветы, где обстоятельно описали все работы, произведённые ими за этот период. Мы его приведём полностью, потому, что это последний документ, касающийся построения церкви, подписанный Михаилом Сердюковым. «Всепресветлейшая державнейшая Великая Государыня Императрица Елисавет Петровна Самодержица всероссийская Государыня всемилостивейшая, - писали Михаил и Иван Сердюковы, - Высочайшим Вашего Императорскаго Величества указом, данным в Хотиловском яму 1745 года Генваря 24 дня, велено нам всеподданнейшим для построения в оном яму каменной церкви Божией приуготовить материалов на которое приуготовление выдано нам нижайшим денег тысяча рублев; а поныне приуготовлено по объявленному строению в разные числа триста тысяч кирпича и извести четыреста бочек двадцати пудов, тесу разных сортов тысяча сто пятьдесят досок, и на оные материалы с провозом в Хотилово издержано денег тысеча двести двадцать три рубля пятьдесят шесть копеек с половиной, в том числе сверх взятых тысячи рублев из кабинета Вашего Императорскаго Величества издержано собственных наших денег двести двадцать три рубля пятьдесят шесть копеек с половиною, и всенижайшее просим да повелят Ваше Императорское Величество оные издержанные деньги двести двадцать три рубля пятьдесят шесть копеек с половиною выдать. А на что имянно выше объявленныя деньги употреблены о том приложена при сем с ценою роспись февраля 26 дня 1748 г.».

Ниже стоит приписка к документу: «По сему прошению вышеписанные деньги двести двадцать три рубли пятьдесят шесть копеек с половиною выданы оному господину ассесору Сердюкову по ассигнации 1751 г. генваря в 24 день из кабинета». В приложенной описи расписано было по годам, что и когда доставлено в Хотилово на построение церкви. Доставкой грузов занимались вышневолоцкая община и вышневолоцкие ямщики, а так же крестьяне Хутынского монастыря. Стоит отметить, что Михаил Сердюков внёс серьёзный вклад в построение храма в Хотилове. Из всего вышеописанного мы видим, что если бы не старание Сердюкова, то заготовление строительных материалов для храма затянулось на длительное время.

«Поручить строение в Хотиловском яму церкви архитектору Чевакинскому»

Серьёзный вопрос, который стоит перед исследователем, изучающим построение того или иного храма – кто был архитектором. В данном случае всё оказалось гораздо легче, чем в подобных ситуациях. Имя архитектора указано в документе, а также и судьба проекта. Хотя остаётся не ясным, по каким критериям заготавливался кирпич для храма, если не было изначального проекта. В любом случае, известно нам одно: вопрос о проектировании храма был поставлен ещё во времена царствования Елизаветы Петровны, но решился только при Екатерине II.

10 апреля 1749 г. из кабинета Елизаветы Петровны в канцелярию «главной артиллерии и фортификации» последовало предписание выслать в Хотилово для составления плана села и выбора места под построение храма «одного инженер-офицера. Из документа за 13 апреля 1749 г. мы узнаём имя этого офицера – Иван Шишков. Ему повелено было «ехать на Хотиловский ям и по приезде положеннаго места всего онаго Хотиловскаго яму зделать план, на котором плане их назначить старой и новой дворцы… площадь таковых и то место, где приготовленный на построение вновь каменной церкви кирпич лежит».

План, видимо, был составлен. Но судьба его неизвестна, как не ясна и задержка в деле подготовки строительства на целых четырнадцать лет! Следующий документ дела датирован уже 9 июля 1763 г. Это доношение губернатора Новгородской губернии Степана Ушакова на имя уже новой Императрицы Екатерины II, которая лично заинтересовалась делом о постройке церкви. Кабинет новой Императрицы повелел собрать сведения о материалах и проделанной работе. Эти сведения представил управитель Хотиловского яма Агей Мельницкий. В своём рапорте он описал количество заготовленного материала. Количество его осталось прежним, заготовленным ещё М.И. Сердюковым. Добавилось лишь от приходских людей собранная сумма в триста двадцать один рубль. Интересен тот факт, что заготавливался изначально материал без всякого плана – «да и плану тои церкви не было, чего ради ныне внове учинен план». К плану храма приложена строительная смета, которую также выслали на рассмотрение Императрицы. В смете указаны все материалы, а также оценена работа каменщиков, штукатуров, плотников и столяров в 3480 руб. А с иконостасами цена постройки храма должна была составить 4480 руб.

К этой же смете приложена ведомость на церковную утварь, сделанную по «зеленой земле серебряными травы». Первоначально, видимо, планировалось всего два придела. В придел Флора и Лавра «на престол и жертвенник одежды по зеленой земле, покровы по красной земле, воздухи по зеленой земле и царским дверем завеса платняная зеленая. В главный придел Архистратига Михаила «на престол и на жертвенник одежды по красной земле, покровы по зеленой земле, воздухи по зеленой земле». В ризницу пошиты ризы «по красной земле, а оплечье и подник по зеленой земле, епитрахилей по зеленой земле, поручи по красной земле, подризник штучно по белой земле зеленые травы, а оплечье и подник по зеленой земле с разными цветами, подник шелковый тканый, дьячку стихарь штучной полушелковой по белой земле желтые травы и оплечье и подник по белой земле малиновые травы…».

Кто проектировал Хотиловский храм и наблюдал за его построением? Ответ на этот вопрос содержится на страницах дела в отношении из Кабинета Екатерины II в Адмиралтейскую коллегию: «Ея Императорское Величество указать соизволила поручить строение в Хотиловском яму каменной церкви оной коллегии архитектору Чевакинскому, по сочиненному им же плану, которой Ея Величеством и опробован и сем явить высочайший на то указ…». Речь идёт о главном архитекторе Адмиралтейств коллегии Савве Ивановиче Чевакинском, который был известен в Санкт-Петербурге своими постройками. Например, им спроектирован и выстроен один из символов Санкт-Петербурга – Николо-Богоявленский Морской собор, перестроена после пожара Кунсткамера, спроектирована Новая Голландия и т.д. Почему именно ему – военно-морскому архитектору императрица поручает проектировать храм в Хотилове? Возможно, именно из-за того, что родом он был из этих мест – из сельца Вёшки под Выдропужском.

Екатерина II позаботилась не только о строителе и архитекторе храма, но и пожертвовала на построение церкви 1500 рублей. 11 июля 1763 г. тайный советник Адам Васильевич Олсуфьев писал губернатору Степану Фёдоровичу Ушакову, чтобы тот принял высланные деньги и «определил по Вашему разсмотрению добраго и надежнаго человека для збору же сверх того на оное строение от доброхотных подателей вкладу». 19 июля 1763 г. присланное в Кабинет Императрицы из Адмиралтейств коллегии сообщение чётко расписывает участие Саввы Ивановича Чевакинского в строительстве Хотиловского храма: «Адмиралтейств коллегия определили: объявленнаго архитектора Чевакинскаго для оной в Хотиловском яму каменной церкви закладки отослать к помянутому статскому советнику Ушакову с тем требованием, что б оной Чевакинской по учинении той закладки прислан был х команде без задержания, ибо за много положенными на него делами, более ему тамо быть невозможно, ибо и гезель (помощник архитектора – Д.И.) при Адмиралтействе имеется толко один, о чем для ведома сообщаем».

Итак, по настоянию Адмиралтейств коллегии Савва Чевакинский принял участие только в закладке храма, который строился «на том месте, где ныне дворец стоит». Нашли и человека, который стал заниматься сбором средств на постройку церкви. Начали строить и сам храм.

В мае 1765 г. от бывшего Новгородского, а на сей раз уже Санкт-Петербургской губернии губернатора Степана Ушакова последовал отчёт о ходе работ. В дополнение к 1500 рублям, пожертвованным Императрицей Екатериной II было собрано 442 рубля. «И по тому указу церковь как прошлаго 1764 г. строена, так и нынешняго году строитца и доведена до верхних перемычек, и употреблено в расход на поднятие материалов и за работу работникам тысяча семьсот девяносто рублев, а во остатие сто сорок шесть рублев для проведения каменной работы, нынешняго лета во отделку и покрытие кровель с прочими принадлежностями необходимо потребно на заплату до тысячи рублев, которых я ныне не имею, - писал Ушаков. Далее он направил просьбу Екатерине II: «А по окончании оноя работы впредь для проведения строением оноя церкви отделкою в совершенство, как наружным, так и внутренним убором, за отдалением моим от тово места не соизволит ли Ваше Императорское Величество на иждивении или доходах от подояния доброхотнаго и тутошних обывателей препоручить по способности в собственное смотрение и попечение того Хотиловскаго яму управителю майору Фадею Аничкову, котораго прилежание и способность к тому мне довольно известны». Завершается прошение просьбой выдать деньги на завершение строительства и отделку храма.

В ответ на это прошение последовал указ Екатерины II кабинету, где значилось: «Мы всемилостиво жалуя на достройку в Хотиловском яму в черне и на покрышку каменной церкви, повелеваем отпустить из комнатной нашей суммы в прибавок к прежним 1500 рублям еще тысячу рублев на сию достройку в одном нынешнем лете производят под ведомством ево Ушакова, а по окончании оной работы и по употреблении всех оной тысячи рублев в расход прочее наружное и внутреннюю отделку производить подаянием доброхотных дателей, по причине отдаления его Ушакова от того места, поручить по способности в смотрение и попечение того Хотиловскаго яму управителю майору Фадею Аничкову». Деньги решено было выдать двумя частями – 300 из кабинета, а 700 из соляной конторы с соляных сборов, которые производились в Вышнем Волочке. Деньги получил Фаддей Аничков 17 августа 1765 г.

Храм в Хотиловском яму и Яков Сиверс

На сем дело, хранящееся в архиве древних актов в Москве заканчивается. А вот завершение всей этой истории мы можем узнать из документов,  недавно обнаруженных в историческом архиве Санкт-Петербурга. И речь там идёт о завершении строительства храма и его освящении.

Завершать строительство «царской» церкви в Хотиловском яму пришлось новому Новгородскому губернатору Якову Ефимовичу Сиверсу. О завершении всех работ и готовности церкви ко освящению Сиверс донёс в Новгородскую духовную консисторию 19 сентября 1768 г. Вместо планировавшихся изначально двух приделов – тёплого Флора и Лавра и холодного главного в честь Михаила Архангела в храме устроили ещё два придела в честь мученицы Екатерины и апостолов Петра и Павла – небесных покровителей Петра III и Екатерины II, как бы напоминая об излечении наследника престола в далёком 1744 г.

В своём доношении Сиверс писал, что «в Хотиловском яму в каменной церкви придел в трапезе святаго Архистратига Михаила приведён ко освящению совсем в готовность, следовательно оной к 8 числу будущаго ноября месяца для нужды обывателей освятить». Упомянул Сиверс и о двух антиминсах, оставшихся от сгоревших «в том яму» церквей. Консистория велела те антиминсы освидетельствовать, а об освящении рапортовать в Синод. 10 октября 1768 г. Святейший Синод в лице своего председателя Гавриила Архиепископа Санкт-Петербургского и прочих членов благословил храм освятить, а ежели антиминсы «окажутся оба ветхи, то новой освященной антиминс выдать».

Антиминсы оказались вполне пригодными для дальнейших богослужений, а по сему освятить храм было поручено священнику соседнего села Едрово Никите Андрееву 22 октября 1768 г. Консистория отчиталась в Синод и Сиверсу, но тут случилась маленькая оказия. 8 ноября о. Никита рапортовал, что придел в зимней церкви вовсе не Михаила Архангела, а святых мучеников Флора и Лавра, о чём ему донёс «секунд майор и Хотиловского яму управитель Аничков». Прихожане возжелали придел этот освятить в честь Фрола и Лавра «того месяца 12 или 13 числа или прежде тех дней», что бы поспеть к празднованию памяти Архангела Михаила (18/21 ноября). Но не поспели, только 28 ноября 1768 г. Синод благословил придел освятить, а 8 декабря указ был отправлен в Едрово. Так что придел удалось освятить только к Рождеству 1768 г.

Наступивший 1769 г. ознаменовался полным освящением храма в Хотилове. Яков Ефимович Сиверс 9 февраля сообщал в Консисторию: «Вышепоказанная строящаяся церковь по имянному Ея Императорскаго Величества высочайшему повелению в совершенство приведена, и ко освящению как настоящая храмовая во имя Архистратига Михаила, так и приделы святыя великомученицы Екатерины и святых апостол Петра и Павла церковной утварию в готовности». На освящение решено использовать уцелевший при пожаре второй антиминс, а сам храм поручить освятить в мае архимандриту Иверского монастыря Пахомию. Для справки в Святейший Синод указали и количество ямских дворов в Хотилове – 160, «а в них мужеска пола четыреста одна душа».

24 марта 1769 г. последовал указ с дозволением храм освятить. Указ за подписью Обер-Секретаря Михайло Остолопова ушёл в Великий Новгород 27 марта 1769 г. Так закончилась во многом непростая история создания храма в с. Хотилово, которая растянулась на два десятилетия. С образованием Вышневолоцкого уезда в 1772 г. Хотиловский ям вошёл в его состав, хотя и ненадолго. Но от того далёкого теперь времени сохранилось свидетельство из церковных документов: «Ведомость Вышневолоцкаго уезда села Хотелова о священно и церковнослужителях и их детях и о прочем учиненная 1782 года. В селе Хотелове церковь каменная во имя Святаго Архистратига Михаила с тремя престолами Святых Апостолов Петра и Павла и великомученицы Екатерины и Святых мучеников Фрола и Лавра, кроме крыши, в многих местах течу впущающыя, во всякой твердости утварию довольна построена в 1769 году. При оной церкви священо и церковно служителей: Священник Антип Никифоров, 56 лет, в школах неучился, в чтении и пении средствен, вдов, состояния хорошаго, в настоящий чин посвящен в 1753 году. Диакон Алексей Васильев, 24 лет, уволен из Богословии, женат, состояния изряднаго, посвящен в 1781 году. Дьячок Агафон Миронов, 38 лет, в школах неучился, в чтении и пении средствен, женат, состояния хорошаго, посвящен в 1760 году. Понамарь Гаврил Миронов, 32 лет, в школах неучился, в чтении и пении средствен, женат, состояния хорошаго, определен в 1769 году».

Ныне храм, выстроенный при участии Михаила и Ивана Сердюковых, а также заложенный и спроектированный Саввой Чевакинским и при участии другого известного героя вышневолоцкой истории – губернатора Якова Сиверса, возрождается. И дай Бог ему ещё долго «течи не пущать» в кровле, а стоять на радость всем людям.

Денис Ивлев, историк

Источники: 1. РГАДА, Ф. 796, Оп. 18, Д. 132 «О постройке Михаилом и Иваном Сердюковыми церкви в Хотилове, 1745 г.». 2. РГИА, Ф. 796, Оп. 49, Д. 249. «1768 г. Октября 6. По доношению Новгородской духовной консистории коя требует благословения о освящении построеннаго в Хотиловском яму камянной церкви придела во имя святаго архангела Михаила».

Комментарии и обсуждение

ПОМОГИТЕ ВОССТАНОВИТЬ ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРАМ.

Один из самых значительных по своим художественным достоинствам памятников архитектуры Храм свв. апп. Петра и Павла с пределами Архангела Михаила и пророка Ильи в Бологовском районе. Храм расположен на площади, в центре села Хотилово у шоссе Москва - Санкт-Петербург.

Благословление Архиепископа Тверского и Кашинского Виктора:
"25.01.2011 г. Такое святое дело нами поддерживается и благословляется.
Архиепископ Виктор."

"Чем я могу помочь?" - спросите Вы. Сейчас требуется: Рассказать о том, что храм восстанавливают своим друзьям, знакомым, всем, кому это интересно. Рассказать о восстановлении храма через контакты, блоги, рассылки, сообщения. Возможно, найдутся добрые люди, которые готовы помочь. Помочь другим образом (Знанием (нужен проект, храм является памятником архитектуры), машиной (помочь с перевозкой строительных материалов, людей), руками (потрудится во славу Божию несколько часов во время выполнения работ), скидками на строительные материалы, в компании в которой Вы можете сделать скидки, печатью информационных проспектов для распространения по храмам, распространением информационных проспектов по храмам (проспекты можно получить позвонив по телефону контактов), по-другому. Пишите, звоните, предлагайте.) Любая Ваша помощь будет принята с благодарностью!

Контакты:
Тверская епархия Московского Патриархата Русской Православной Церкви:
+7 (4822) 32 35 57 г. Тверь, ул. Советская, д. 10
Благочинный Бологовского округа протоиерей Василий Ярославович Садженица
+7 (48238) 2 25 09, +7(48238) 2 32 67, +7 (981) 833 45 99 г. Бологое, ул. Кирова, д.55
Настоятель Преображенской церкви с. Куженкино Сергей Евгеньевич Лакутин +7 (915) 207 48 41
Ушаков Виктор Николаевич +7 (926) 249 05 99, +7 (921) 191 00 55
E-mail: hotilovohram@yandex.ru
Храни Вас Бог!

18 марта 2011.

Назову часть известных мне фамилий, живших в селе Хотилово: Головкины, Гоголины, Маросеевы, Кропоткины, Сердюковы, Ягановы, Тишковы, Кормишины, Бавилины, Поташкины. Что-то напоминают? Да-да, это обедневшие потомки бояр и князей Ивана III, чьих предков он переселил в Новгородскую губернию после разгрома Господина Великого Новгорода и определил на службу по Ямскому Приказу. Село Хотилово упоминается в 1534 г. по Ямскому Приказу как Хотиловский Ям. Земли Новгородской республики после покорения были поделены на пять частей, отсюда и название: Деревская пятина, Бежецкая пятина и т.д. Слышал семейную легенду, что название Хотилово как раз и дали те давние переселенцы, они пересекли границу Тверского княжества и сказали: ХОТИМ здесь стать. Но есть и чистая арифметика: Ямские станции ставились не просто так, а учитывалась такая расчетная единица "лошадиный скок", это когда лошадь могла пробежать не запалившись 33 версты. Проверял по километражу от Москвы до Питера, сходится такая арифметика. 

Посмотрел фото: Фадюшин пруд. Это же пруд моего пра-пра-пра-деда Фадея Терентьевича Осьмеркина, 1806 г.р. В пруду был родник, вода вытекала в ручей Студенку. Дом Фадея стоял на берегу пруда, по правой стороне до церкви (от В.Волочка).
13 февраля 2012.

сайт храма http://hotilovohram.ru/
25 ноября 2012, Николай.


Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографию

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.