ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
Вход

У меня есть логин и пароль

E-mail или логин

Пароль

Регистрация

Я новый пользователь

 

Восстановление пароля

Я забыл пароль

E-mail или логин


Салехард. Кафедральный собор Петра и Павла.


Собор. Действует.  
Престолы:Петра и Павла, Николая Чудотворца, Василия Великого
Архитектурный стиль:Эклектика
Год постройки:Между 1883 и 1894.
Архитектор:Готлиб Цинке
Адрес:
Россия, Тюменская область, Ямало-Ненецкий автономный округ, г.Салехард, ул. Ного, 8

Координаты:66.524866, 66.5913


Добавить фотографию
Сортировка:


Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Сергей Трусов
4 февраля 2005
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
glazelki
28 января 2012
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Трапезная воскресной школы. Вид с юга.
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Трапезная воскресной школы. Вид с юго-востока.
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Воскресная школа.
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Трапезная воскресной школы. Вид с запада.
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Олег Гусаров
21 августа 2007
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Вид на храм в 1914 году
Сергей Ковров
1 января 1914
Кафедральный собор Петра и Павла - Салехард - г. Салехард - Ямало-Ненецкий автономный округ
Фото с сайта http://togeo.ru/main/salehard/kamennyi-hram.html
Андрей Агафонов
1 января 1900




Добавить статью/комментарий
Статью добавил(а): Сергей Трусов,  1 апреля 2012

Храм строился в Салехарде (Обдорске) по решению Тобольской Духовной Консистории, принятому в 1883 году. Контракт на строительство церкви с приделами заключил тобольский купец I гильдии Иван Никифорович Корнилов. В разработке проекта архитектора Полонского принял участие и священник Пётр Попов, предложивший использовать для постройки обдорский кирпич из глины высокого качества. Храм строился на средства Обдорской миссии, приношения инородцев, пожертвования купцов Трапезникова, Сибирякова, Корнилова. Петропавловскую церковь возводили долго, пока за дело не взялся архитектор из Магдебурга Готлиб Цинке. Он построил в Сибири несколько каменных церквей и уже собирался уезжать домой, когда представители обдорского купечества предложили построить храм. Архитектор долго не соглашался, но, прельщенный посулами, поехал в Обдорск. В письме домой Цинке сообщает о строительных планах: «15 лет назад до меня семь русских архитекторов строили эту церковь и, наконец, заявили о невозможности строительства. Теперь я должен снести каменный фундамент и за три года закончить строительство. И чтобы в этой отапливаемой церкви, даже при морозе в 50 градусов тепло достигало +16».

В 1893 году губернский начальник Богданович дал разрешение открыть храм. В сентябре 1894 года в торжественной обстановке, в присутствии большого числа прихожан, храм был освящён Тобольским епископом Агафангелом. Стены алтаря были украшены позолоченными резными изделиями. Собор опоясывала ограда, сложенная из белого камня в виде арок высотой в два человеческих роста. Внутри ограды у южной стены церкви располагалось небольшое кладбище, где хоронили наиболее уважаемых горожан. Обдоряне справедливо гордились каменным храмом, украшавшим село, но, по мнению Шемановского, были слишком склонны к преувеличению своего участия в деле сооружения этого храма, который обошёлся в 100 тысяч рублей. Основные капиталы были взяты из пожертвований богатых жителей и инородцев. 10 тысяч рублей пожертвовал купец Трапезников «на предмет постройки миссионерской церкви в Обдорске».

Известный сибирский деятель Сибиряков пожертвовал 30 тысяч рублей. Участвовало еще несколько человек, в основном их деньги ушли на украшение храма. Новый храм стал приходом для русско-зырянского населения. Он играл важную роль в жизни Обдорска, здесь проводились праздничные богослужения, различные церемонии. Священники вели метрические книги, регистрировали браки, занимались организацией народного образования, оглашали царские манифесты. В деятельности церкви большую роль играл приходской актив во главе со старостой. Церковный староста должен был заниматься хозяйственными и финансовыми вопросами, наблюдать за благочинием прихожан. Обдорский староста А.С.Протопопов заключал договоры с жителями села – тобольским мещанином Климентием Сергеевичем Москвитиным, крестьянами Тобольской губернии Черниговской волости д. Древляне Иваном и Матвеем Зданевич на выполнение столярных и малярных работ в храме. Москвитин «порядился сковать в Петро-Павловскую церковь северныя и южныя железные решещетные роспошныя двери по указанному чертежу хорошей чистой работы...», вместе с братьями Зданевич сделать «текущий летний ремонт храма».

В соборе проводились праздничные богослужения, различные церемонии, отмечались праздничные даты. Церковь выполняла ряд государственных функций: ведение метрических книг, регистрация брака и смерти, организация народного образования, оглашение царских манифестов. Петропавловская церковь занималась сбором средств на благотворительные нужды: в пользу Красного и Белого Креста, в пользу Общества по призрению детей лиц, погибших при исполнении служебных обязанностей. Храм был сделан приходским для русско-зырянского населения. В 1929 году храм был закрыт, а зданию нанесены значительные разрушения: снесены белокаменная ограда, колокола и колокольные башни, перекрыта крыша, изменена внутренняя планировка. В храме жили спецпереселенцы, позже был архив, склад, потом детская спортивная школа. И лишь в начале 90-х годов ХХ века началось возвращение духовных святынь верующим.

10 ноября 1990 года состоялось торжественное богослужение в честь долгожданной передачи верующим Православной русской церкви Петропавловского собора. А в 1991 году храм впервые посетил епископ Тюменской и Тобольской Епархии владыка Дмитрий. 11 июля рано утром было торжественное освящение храма Святых Первоапостолов Петра и Павла с большой праздничной службой. Через несколько лет храм был восстановлен в своем первозданном облике. В 1998 году была проведена реставрация храма. Зданию был возвращён первоначальный вид. В июле 2006 года в Салехарде впервые состоялся крестный ход, посвященный празднику святых апостолов Петра и Павла.

Источник: http://www.suvenirograd.ru/sights.php?id=476&lang=1


Статью добавил(а): Анонимный участник,  26 сентября 2016

Село Обдорск (г. Салехард) расположено по речке Пилуе, притоке реки Оби. Храм каменный, с каменной колокольней, построен в 1886-1894 гг. на средства прихожан и купца А.М. Сибирякова. Три престола: во имя св. апостолов Петра и Павла, во имя свят. чудотворца Николая и во имя св. Василия Великого.

24 октября совершается в селе крестный ход, установленный 20 лет тому назад в память избавления населения от эпидемии тифа. Всего в приходе 87 дворов, прихожан муж. пола 349, жен. пола 385.

Церковной земли не имеется. Церковный капитал 38448 руб. 14 коп. хранится в кредитных учреждениях. Жалованье: священнику 250 руб., псаломщику 120 руб. Кружечных доходов получается в год до 1400 руб. Кроме того, причт пользуется процентами в количестве 31 руб. 86 коп. с капитала вечных вкладов. Для причта имеются два деревянных дома. Один двухэтажный, купленный на церковные средства у купца Трофимова, второй одноэтажный, приобретенный неизвестно у кого и когда. Штат: священник, псаломщик.

В приходе три школы: церковно-приходская с 1898 года, 2-х классная министерская с 1902 года и миссионерская одноклассная с 1898 года. 31 августа 1907 года указом Свят. Синода учреждена женская община во имя Царицы Небесной «Всех Скорбящих Радость», на содержание ее идут проценты с капитала 25000 руб. Ближайшая церковь в селе Мужевском (175 вер.). Расстояние от Консистории 1500 верст, от благочинного и уездного города 500 верст.

Справочная книга Тобольской епархии к 1 сентября 1913 г. /Издание Тобольского Епархиального Братства Св. Великом. Димитрия Солунского/ Тобольск. Типография Епархиального братства, 1913 г.


Статью добавил(а): Денис и Виктория Фёдоровы,  29 июля 2017

В сентября 1894 года каменный храм в честь первоверховных апостолов Петра и Павла был освящен Агафангелом, епископом Тобольским и Сибирским. Архитектором каменного храма является Г.Б. Цинке. Приходской храм был действующим до лета 1930 г. Долгое время, в советский период, храм приспосабливался под различные нужды. В восьмидесятых годах в Салехарде появилась православная община. Одним из первых священников во вновь образованной православной общине был отец Зосима из Тобольска. В 1991 году епископ Тобольский и Тюменский Димитрий совершил чинопоследование Великого освящения престола Петропавловского храма. В 2011 году была образована Салехардская епархия. С этого момента Петропавловский храм стал кафедральным храмом правящего архиерея.

http://salehard-1.cerkov.ru/


Статью добавил(а): Сергей Ковров,  10 октября 2017

4 сентября 1894 г. в с. Обдорск (Салехард) был освящен храм во имя первоапостольных Петра и Павла, он стал первым каменным храмом на Ямале. Кроме него в селе была деревянная миссионерская церковь. В Салехарде есть уникальное для наших краев здание – храм святых апостолов Петра и Павла, возведенный на вечной мерзлоте. Путешественники, прибывавшие в с. Обдорск (ныне г. Салехард) еще в прошлом веке неизменно восхищались красотой этого полярного храма. Его золотые купола было видно далеко окрест, никто из них даже предположить не мог, что в этом селе, расположенном где-то на самом краю ойкумены может быть такое большое и красивое сооружение, к тому же выстроенный из кирпича.

О строительстве новой церкви в селе говорили давно. Уже в середине XIX в. обдорянам стало ясно, одной церкви уже недостаточно, к тому же она принадлежала Обдорской миссии, а значит, православным прихожанам приходилось во время церковных служб стоять рядом с инородцами-язычниками. Не всем это нравилось.

Первоначально, еще в 1813 г., обдорское общество вроде бы решило, вполне достаточно перестроить старую, Васильевскую церковь, но уже с приделами во имя первоверховных апостолов Петра и Павла, однако оставить старые приделы: угоднику Николаю Чудотворцу и Василию Великому, как бы отвечая требованиям и пожеланиям инородческому населению. Пока шли обсуждения, в обществе созрело решение о постройке нового храма, куда бы вход имели только обдорские православные.

В Тобольской консистории, видимо, были немало удивлены, получив в середине марта 1871 г. рапорт членов временного комитета по постройке Обдорской церкви. Оказывается, уже были готовы план и смета, собраны деньги на строительство деревянного храма, но уже на каменном фундаменте. Оставалось только заготовить строительный лес и доставить на место. Но, как далее пишут священники в этом рапорте: «… сколь ни кажется операция удобоисполнимою и сколь ни вожделенно устройство храма Божия на конце вселенной, однако указанные консисторией члены, купцы Плеханов, Неволин и Корнилов, отказались от участия в построении его».

Хозяйственные купцы Обдорска, имея перед глазами печальный опыт постоянного ремонта и реконструкции деревянной Васильевской церкви, решили подойти стройке рачительно, заявив, в селе нужно ставить каменный храм. Доводы инициативной группы оказались убедительными. Во-первых, покупка и доставка сюда «строевых материалов» обойдется гораздо дороже, чем изготовление кирпича прямо на месте. Кроме этого, все хорошо понимали, доставка по воде всего стройматериала «небезвредна и небезопасна». А во-вторых, дальновидные купцы резонно указывали, на такой немаловажный фактор, как строительный материал, из которого тогда велось строительство. Ведь деревянное здание «как бы ни было хорошо и упрочено, просуществует не более 50 или 60 лет, а сумма по смете употребится значительная – 7259 руб. 41 коп.». И в то же время на церковь, возведенную из кирпича, придется затратить не более 20 тыс. руб., «но будет существовать вечно».

Но одного желания и энтузиазма было мало. Главная проблема была в том, что местным зодчим явно не хватало опыта в подобном строительстве. После окончательного утверждения сметы тобольский купец первой гильдии Корнилов, занимавшийся в Обдорске рыбодобычей, в 1883 г. заключил контракт со строительным комитетом на возведение каменного храма, обязуясь в течение пяти лет закончить строительство, но к работам смогли приступить лишь через три года. Увы, он переоценил свои возможности, без архитектора и других, сведущих в этом деле специалистов, возведение столь сложного сооружения на вечной мерзлоте оказалось невозможным. Поэтому все работы были приостановлены.

И вот тут обдорянам повезло. Как раз в это время в Сибири работал немецкий вольнопрактикующий архитектор Готлиб Цинке, он уже возвел несколько каменных храмов в Тобольской губернии и собирался домой, когда к нему обратились уже отчаявшиеся ямальцы. После долгих уговоров он все же согласился. Цинке обратился к губернатору за разрешением «принять на себя наблюдение за постройкой церкви», после чего, 16 июня 1889 г. был заключен договор. Не откладывая дела в долгий ящик, в начале июля архитектор осмотрел строительную площадку. Сохранилось его письмо, где он объясняет своему брату причины своей задержки, и сообщает о планах по возведению полярного храма: «Пятнадцать лет назад до меня семь русских архитекторов строили эту церковь и, наконец, заявили о невозможности строительства каменной церкви. Теперь я должен снести каменный фундамент и за три года закончить строительство. И чтобы в этой отапливаемой церкви, даже при морозе минус в пятьдесят градусов, тепло достигало плюс шестнадцати».

В результате многолетних усилий, новый собор озолотил своими куполами село Обдорск. В 1893 году строительство было успешно закончено, и как гласят документы: «…на открытии собора Святых Апостолов Петра и Павла с приделами по бокам во имя Светлейшего Василия Великого и Николая Чудотворца присутствовали все почетные жители Обдорска и Тобольска. Площадь перед церковью была переполнена празднично одетым народом. Посетил вновь выстроенную церковь Господин Начальник Губернии Его Превосходительство Николай Модестович Богданович в сопровождении Губернского прокурора и инспектора Тобольской Временной Управы».

Оставалось приложить еще немного усилий, чтобы в храме можно было начинать проводить службы. Ведь надо было повесить иконы, обустроить алтарь, и еще многое и многое надлежало сделать, соблюдая строгие церковные каноны.

Прошёл год, и в начале сентября 1894 г. в селе снова было очень празднично, сюда приехал преосвященный Тобольский епископ Агафангел, осматривающий Березовский край. Здесь ему предстояла ответственная миссия – освятить новый храм. 4 сентября Агафангел освятил средний престол церкви во имя первоверховных апостолов Петра и Павла, на следующий день им был освящен придел во имя святого Василия Великого, а 7 сентября – придел во имя святого Николая Мирликийского.

Размеры нового храма поражали неискушенных обывателей села. Толщина стен превышала полтора метра, от пола до купола было около пятнадцати метров, а колокольня взметнулась в северное небо более чем на пятьдесят метров. По воспоминаниям современников стены алтаря были украшены резными изделиями, позолоченными золотом 96-й пробы. Собор опоясывала ограда, сложенная из белого камня в виде арок, высотою в два человеческих роста. Внутри ограды у южной стены церкви располагалось небольшое кладбище, где хоронили наиболее уважаемых и влиятельных односельчан.

Ворота были сделаны тобольским мещанином Москвитиным, жившим в Обдорске. Он подрядился «сковать в Петропавловскую церковь северные и южные железные решеченные распашные двери по указанному чертежу хорошей чистой работы».

Наверное, жители очень гордились собой, раз все же сумели довести начатое до конца, но как правильно заметил И.С. Шемановский: «Обдоряне, справедливо гордясь этим храмом, составляющим лучшее украшение Обдорска, слишком склонны к преувеличению своего участия в деле сооружения этого храма, обошедшегося около 100000 р. Этот храм выстроен главным образом на образовавшиеся при миссионерской церкви капиталы, от денежных и др. приношений инородцев в церковь, на средства, собранные в разных местах членами Обдорской миссии, на пожертвованные 10000 р. купцом Трапезниковым «на предмет постройки миссионерской церкви в Обдорске», на 30000 р., пожертвованные известным сибирским деятелем А.М. Сибиряковым, на ушедшие преимущественно на украшение храма пожертвования обдорского купца Ф. Н. Карпова и еще очень и очень немногих обдорян; на долю же подавляющего большинства обдорского общества … выпали лишь одни разговоры и болтовня, часто тормозившая ход построек и доставлявшая не мало неприятностей заведовавшему постройками купцу И.Н. Корнилову, без наличности участия которого в постройках Обдорску никогда бы не видать не только каменного храма, но и каменных домов в селе».

Новый полярный храм с самого начала играл важную роль в жизни Обдорска. Здесь проводились праздничные богослужения, различные церемонии. Священники вели метрические книги, регистрировали браки, занимались организацией народного образования, оглашали царские манифесты.

В начале тридцатых годов XX в. храм Петра и Павла сильно пострадал, были разрушены колокольни и купола. Без них он стал похож на большой приземистый каменный сарай, побеленный снаружи. В этих освященных стенах жили спецпереселенцы, позже был архив, склад, потом на долгие годы здесь разместилась детская спортивная школа.

В конце века в стране произошли коренные изменения, можно было снова без опаски для своего будущего ходить в церковь. И вот пойдя навстречу салехардской религиозной общине Русской православной церкви 6 октября 1990 года Салехардский городской Совет народных депутатов постановил «вернуть здание бывшего собора Святых Апостолов Петра и Павла общине верующих г. Салехарда». На следующий год состоялось его торжественное освящение епископом Тюменской и Тобольской Епархий владыкой Димитрием. Через несколько лет храм был восстановлен в своем первозданном облике, снова став украшением Салехарда, а его колокола вновь зазвонили под северным небом.

http://togeo.ru/main/salehard/kamennyi-hram.html


Статью добавил(а): Сергей Ковров,  19 октября 2017

В сентябре 1894 года в Обдорске (прежнее название Салехарда) Тобольским и Сибирским Епископом Агафангелом был освящен уникальный храм Петра и Павла, построенный в условиях вечной мерзлоты без свай. Его строительство было связано с именем Готлиба Цинке, архитектора из Германии. Его имя так бы и осталось в тени событий Обдорска, если бы ни письма племянника Готлиба в музей г. Салехарда, датируемые 1984 годом. Гельмут Фельдхайм из Магдебурга интересовался: «дом, построенный нашим дядей, ещё стоит, та самая каменная церковь, в Салехарде построенная в 1890–93 годах — на вечной мерзлоте?…" Предыстория этих писем такова: Гельмут случайно нашёл письма прадеда его жены, датируемые январём 1890 года, присланные из Тобольска и Обдорска (Салехарда), и решил узнать о судьбе постройки...

В 1873 году он приехал в Западную Сибирь (Тобольскую губернию — где прожил 20 лет) — причина его переезда неизвестна. В 1879 году был в Тюмени городским архитектором, жил там 10 лет. Сохранились его планы, чертежи фасадов культовых и гражданских зданий, как построенных так и не построенных. Под его руководством возводилось здание реального училища в Тюмени. Он является автором проекта Симеоновской домовой церкви Владимирского строительно-ремесленного заведения, построенной в 1880–85 гг. на средства купца С. М. Трусова. Во время его жизни в Тюмени началось строительство Екатеринбург — Тюменской ветки железной дороги, и комплекс зданий, связанный с её обслуживанием, создавался под руководством Готлиба Цинке.

С 1889 года (по другим данным с 1890 г.) он стал архитектором по церквям Тобольской Епархии (по табели о рангах эта должность соответствовала IX классу), и в течение 6 лет строил церкви и дома. До 1894 года он «построил 16 каменных церквей и 29 деревянных церквей, при этом из них 21 деревянная и 2 каменные мечети, в мавританском стиле» — писал брату Готлиб Цинке. Он уже собирался домой, когда представители обдорского купечества предложили построить храм в Обдорске. Готлиб долго не соглашался, но прельщённый посулами поехал в Обдорск.

В письме домой Цинке сообщает о строительных планах: «Пятнадцать лет назад 7 русских архитекторов строили эту церковь и, наконец, заявили о невозможности строительства каменной церкви. Теперь я должен снести каменный фундамент и за три года закончить строительство. И чтобы в этой отапливаемой церкви, даже при морозе в 50 градусов, температура в церкви достигала плюс 16-и. Так мне сказал тобольский губернатор во время ревизионной поездки…«1. Тобольским губернатором в то время был Н.М. Богданович, скорее всего именно он дал согласие на приглашение Готлиба Цинке в Обдорск для строительства нового храма. Н.М. Богданович использовал любые возможности для привлечения внимания правительства и даже российского самодержца к Тобольской губернии, что в конечном итоге способствовало оказанию с их стороны моральной и финансовой поддержки благих начинаний губернатора, направленных на улучшение жизни населения края. „Три года подряд каждое лето я ездил в северное поселение Обдорск и строил там, на вечной мерзлоте, русскую церковь“ — писал он в письме своему брату.

„Красивая русская церковь“ — так отозвался о построенном храме сам архитектор: „стены церкви — толщиной 51/2 футов (1,4 метра), колокольня высотой 170 футов (56,6 метра). Расстояние внутри колокольного свода от пола до вершины купола — 49 футов (около 15 метров). Стены алтаря со священными иконами, как это бывает в русских церквях, украшены резными изделиями и другими украшениями полностью позолоченные золотом 96 пробы, то есть совершенно чистым золотом“. Собор опоясывала ограда, сложенная из камня в виде арок, высотою в два человеческих роста. Внутри ограды у южной стены церкви располагалось небольшое кладбище, где хоронили наиболее уважаемых и влиятельных обдорян». «Великолепное строение особенного вида» — так оценивал он своё творение.

По окончании строительства в 1893 году, как гласят архивные документы, «на открытии собора святых апостолов Петра и Павла с приделами по бокам во имя светлейшего Василия Великого и Николая Чудотворца присутствовали все почётные жители Обдорска и Тобольска. Площадь перед церковью была переполнена празднично одетым народом. Посетил вновь выстроенную церковь Господин Начальник Губернии Его Превосходительство Николай Модестович Богданович в сопровождении Губернского Прокурора и инспектора Тобольской Временной Управы»...

Размеры нового храма поражали неискушённых обывателей. Толщина стен превышала полтора метра, от пола до купола было около пятнадцати метров, а колокольня взметнулась в северное небо более чем на пятьдесят метров. По воспоминаниям современников, стены алтаря были украшены резными изделиями, позолоченными золотом 96-й пробы. Собор опоясывала ограда, сложенная из белого камня в виде арок, высотою в два человеческих роста. Внутри ограды у южной стены церкви располагалось небольшое кладбище, где хоронили наиболее уважаемых и влиятельных односельчан. Петропавловский храм на долгие годы стал достойным украшением Обдорска. Многие путешественники восхищались его архитектурой, вспоминая, что его золотые купола видно за много вёрст окрест.

Новый храм с самого начала играл важную роль в жизни Обдорска. Здесь проводились праздничные богослужения, различные церемонии. Священники вели метрические книги, регистрировали браки, занимались организацией народного образования, оглашали царские манифесты.

В начале тридцатых годов XX столетия храм Петра и Павла сильно пострадал, были разрушены колокольни и купола. Без них он стал похож на большой приземистый каменный сарай, побелённый снаружи. В этих каменных, освящённых стенах жили спецпереселенцы, позже был архив, склад, потом на долгие годы здесь разместилась детская спортивная школа.

В конце этого же века в стране произошли коренные изменения. Пойдя навстречу салехардской религиозной общине Русской православной церкви 6 октября 1990 года Салехардский городской Совет народных депутатов постановил: «…вернуть здание бывшего собора Святых Апостолов Петра и Павла общине верующих г. Салехарда». На следующий год состоялось его торжественное освящение епископом Тюменской и Тобольской Епархий владыкой Димитрием.

По материалам: Еремеева Л.В. Электронный журнал "ОБРАЗОВАНИЕ ЯМАЛА". http://yamal-obr.ru/articles/obdorsk-pravoslavnyjj/


Статью добавил(а): Сергей Ковров,  9 ноября 2017

В сентябре 1894 г. в Обдорске (ныне Салехард) в торжественной обстановке, в присутствии большого числа обдорян Тобольский епископ Агафангел (Преображенский) совершил чин великого освящения новопостроенного каменного храма. Престол в главном приделе освящен 4 сентября 1894г. во имя святых апостолов Петра и Павла. На следующий день, 5 сентября, был освящен придел во имя св. Василия Великого, и 7 сентября – придел во имя св. Николая, архиепископа Мир Ликийских, Чудотворца.

Обдорское общество ещё в конце шестидесятых годов 19-го столетия окончательно постановило: строить новый храм. Дело о постройке церкви было заслушано Тобольской Духовной Консисторией в мае 1869 г. Позднее была выдана от Консистории книга для сбора пожертвований на сооружение нового обдорского храма. В Консисторию было представлено несколько проектов и смет на постройку деревянной церкви. Оставалось только заготовить строительный лес и доставить на место… Но вышло по-другому.

В Тобольск был отправлен рапорт: «сколь ни кажется операция удобоисполнимою и сколь ни вожделенно устройство храма Божия на конце вселенной, однако указанные консисторией члены, купцы Плеханов, Неволин и Корнилов, отказались от участия в построении его». Купцы напрочь отказались благотворить недолговечной деревянной церкви и высказались «в пользу построения в Обдорске каменного храма. Мнение сие в принципе своем столь резонно и по средствам и времени столь удобоисполнимо, что с ним нельзя не согласиться».(ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 26. Д. 583. Л. 186-187 об.).

По сути, купцы отказались от негодной идеи строить деревянный храм: перед глазами у них был печальный опыт постоянного ремонта и поновления деревянной Васильевской церкви. Купцы твёрдо заявляли: в селе нужно ставить каменный храм. Их мнение и доводы оказались убедительными. Они доказывали, что, во-первых, покупка и доставка сюда «строевых материалов» обойдётся гораздо дороже, чем изготовление кирпича прямо на месте. Кроме этого, все хорошо понимали, что доставка по воде всего стройматериала «небезвредна и небезопасна». А во-вторых, дальновидные купцы резонно замечали: деревянное здание «как бы ни было хорошо и упрочено, просуществует не более 50 или 60 лет, а сумма по смете употребится значительная – 7259 руб. 41 коп». И в то же время на храм, возведённый из кирпича, придётся затратить не более двадцати тысяч рублей, но он «будет существовать вечно».

Комитет, занятый подготовкой к строительству, столкнулся ещё и с другой проблемой: где строить храм? Село постепенно расстраивалось, домов и амбаров становилось всё больше, а удобных для строительства участков – всё меньше. Конечно же, обдоряне хотели, чтобы новый храм стоял посередине села, на высоком месте, чтобы он был виден издалека. К тому же и само будущее здание требовало надёжного фундамента: ведь храм предстояло строить на вечной мерзлоте. Так что к этому выбору подошли ответственно. К январю 1872 г. площадку под будущее строительство всё же нашли. Священник Александр Тверитин так написал в своём отзыве: «Место, избранно комитетом под постройку церкви на площади в центре села, действительно более удобно и имеет преимущество то, что здесь требуется к сносу один только небольшой дом, без прислуги…».

Дело в том, что первоначально планировалось выстроить храм напротив памятника генерал-губернатору Г.Х. Гасфорту, то есть недалеко от конторы бывшего Речного порта, в районе улицы Ленина, тогда Кабацкой. Но уже в то время там всё было «занято многими обывательскими домами», которые пришлось бы в этом случае снести (и выплатить домовладельцам компенсацию в сумме сто рублей серебром). А на новом месте этих затрат можно было избежать.

К этому мнению присоединился священник Пётр Попов, к тому моменту уже служивший в Иоанно-Веденском женском монастыре. Кстати, Пётр Александрович и в дальнейшем принимал самое непосредственное участие в подготовительных работах. Он вошёл в состав временного комитета по постройке Обдорской церкви и стал его председателем. Прожив в Обдорске двадцать два года, он просто не мог оставаться безучастным к проблемам села, к тому же ему приходилось по делам службы сюда периодически наведываться, поэтому он горячо взялся за новое дело. Прочитав рапорт Тверитина, он записал: «имею честь почтительнейше дать свой отзыв в следующем: место, избранное комитетом под постройку в селении Обдорском, одно из самых удобных и пристойных для постройки и по моему соображению <…>. Потому с мнением Обдорского комитета относительно избранной оным местности я вполне обязан согласиться, имея в виду то важно значение, какое храм, построенный на этом месте, должен иметь в среде инородческого народнонаселения» (ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 156. Оп. 26. Д. 583. Л. 248-248 об.).

В пользу строительства каменного храма прот. Петр приводил следующие аргумены: 1. Кирпич для постройки можно производить тут же, на месте, в самом Обдорске; 2. При этом затраты на каменную церковь не будут чрезмерными; 3. Недостающие средства можно собрать, «если пригласить как прихожан обдорских, так и рыбопромышленников Березовского края и доброхотнодателей по всей Тобольской губернии к пожертвованию на сооружение храма». При этом он лично убедился в возможности обжига кирпича в Обдорске: «глина тамошняя, по отзыву г[осподина] архитектора Аполлонского, которому я представил образчик ее, высокого достоинства, годная даже для гончарной посуды, залежи которой находятся не далее одной версты от селения».

Тут будет кстати пояснить: «архитектор Аполлонский» появился в тексте ошибочно. На самом деле сметами и проектами Обдорской церкви занимался человек, имевший созвучную этой, но всё же другую фамилию: «Полонский». Архитектором Тобольской строительной комиссии с 1873 г. был Зелислав Егорович Полонский, молодой дворянин из поляков, католического вероисповедания. (В Тюмени на улице Первомайской, бывшей Голицынской, сохранились построенные им дома).

31 декабря 1874 г. Тобольская строительная комиссия рассмотрела проект церкви и три варианта сметы, составленные архитектором З. Полонским при деятельном участии протоиерея Петра Попова. 30 октября 1878 г. проект и смета были утверждены Тобольской духовной консисторией. Было принято окончательное решение о постройке в селении Обдорском Берёзовского уезда Тобольской губернии каменной церкви во имя святых апостолов Петра и Павла с приделами свт. Василия Великого и свт. Николая Чудотворца. (К сожалению, Зелиславу Полонскому так и не довелось увидеть построенным каменный Петропавловский храм: архитектор умер в 1882 г. на тридцать шестом году жизни).

В сентябре 1882 г. на сходе общины обдоряне вынесли приговор: «мы, нижеподписавшиеся жители с. Обдорского, прихожане имеемой вновь возводиться церкви во имя святых апостолов Петра и Павла, <…> единогласно постановили: просить преосвященнейшего епископа Василия благословить и разрешить постройку церкви», а рассмотренные и утверждённые документы «выдать доверенному нашему протоиерею о. Петру Попову, которому доверяем и подать от нас прошение с настоящим приговором и планом». К сему приговору поставили подписи: Павел Николаевич Росляков, Яков Ерлыков, Тимофей Александров, Иван Карпов и другие – общим числом 37 человек.

А епархиальные власти доверили П. Попову заниматься сбором средств на постройку храма. Жертвовали кто сколько мог: врач и судья – по 1 рублю, берёзовский отставной урядник внёс 25 рублей, а купеческая вдова – 2000 рублей. За три года, обращаясь с «пригласительным листом» для пожертвований к жителям Берёзовского уезда и к тобольским купцам, прот. Петр собрал 6 036 рублей. При пересчёте денег, сданных в консисторию, их сумма оказалась больше означенной в «пригласительном листе»: насчитали лишних 38 рублей. Недоразумение разрешилось, когда у прот. Петра Попова запросили пояснений. Он пояснил: 38 рублей – это его личное пожертвование на обдорский храм; а ставить свою фамилию в соответствующей графе он посчитал излишним: « когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:3-4).

Замысел производить кирпич для храма на месте оказался жизнеспособным. Вопрос с мастерами оказалось тоже можно легко решить на месте. К этому времени в Обдорск и Мужи переехали на временное жительство зыряне-ижемцы, то есть крестьяне из Архангельской губернии, кстати, имевшие большой опыт в строительстве кирпичных сооружений (их трудами на реке Ижим было построено несколько каменных храмов). В самом Обдорске тоже нашлись желающие взяться за производство кирпича. Об этом Попову заявил местный купец Трофимов. Он предложил изготовить кирпич по двенадцать рублей за тысячу штук. Разговоры о предстоящем возведении нового кирпичного храма дошли и до Берёзово. Там тоже нашлись желающие взяться за это дело: некий крестьянин Фома Никитин предложил свои услуги, но уже по пятнадцать рублей.

После окончательного утверждения сметы тобольский купец первой гильдии Иван Никифорович Корнилов, занимавшийся в Обдорске рыбодобычей, в 1883 году заключил контракт со строительным комитетом на возведение каменного храма, обязуясь в течение пяти лет закончить строительство, но к работам смогли приступить лишь в 1886 году. Увы, он переоценил свои возможности, без архитектора и других, сведущих в этом деле специалистов, возведение столь сложного сооружения оказалось невозможным. Поэтому уже на следующий год все работы были приостановлены.

В 1889 г. наблюдение за сооружением собора было поручено архитектору Готлибу (Богдану Богдановичу) Цинке. В 1891 г. он приехал в Обдорск, после этого представил в Тобольскую епархию новый проект и с её согласия руководил строительством.

В 1984 г. в адрес окружного музея пришло письмо из Магдебурга (Германия). Гельмут Фельдхайм интересовался: «Дом, построенный нашим дядей, ещё стоит, та самая каменная церковь, в Салехарде построенная в 1890-93 годах – на вечной мерзлоте?…» Предыстория этих писем такова: Гельмут случайно нашёл письма прадеда его жены, датируемые январём 1890 г., присланные из Тобольска и из Обдорска (Салехарда) и решил узнать о судьбе постройки.

В одном из писем домой Цинке сообщает о строительных планах: «Пятнадцать лет назад 7 русских архитекторов строили эту церковь и, наконец, заявили о невозможности строительства каменной церкви. Теперь я должен снести каменный фундамент и за три года закончить строительство. И чтобы в этой отапливаемой церкви, даже при морозе в 50 градусов, температура в церкви достигала плюс 16-и. Так мне сказал тобольский губернатор во время ревизионной поездки…». Тобольским губернатором в то время был Н.М. Богданович, скорее всего именно он дал согласие на приглашение Готлиба Цинке в Обдорск для строительства нового храма. «Три года подряд каждое лето я ездил в северное поселение Обдорск и строил там, на вечной мерзлоте, русскую церковь» – писал Готлиб в письме своему брату.

«Красивая русская церковь» – так отозвался о построенном храме сам архитектор: «стены церкви – толщиной 51/2 футов (1,4 м), колокольня высотой 170 футов (56,6 м). Расстояние внутри колокольного свода от пола до вершины купола – 49 футов (около 15 м). Стены алтаря со священными иконами, как это бывает в русских церквях, украшены резными изделиями и другими украшениями полностью позолоченные золотом 96 пробы, то есть совершенно чистым золотом». Собор опоясывала ограда, сложенная из камня в виде арок, высотою в два человеческих роста. Внутри ограды у южной стены церкви располагалось небольшое кладбище, где хоронили наиболее уважаемых и влиятельных обдорян». «Великолепное строение особенного вида» так оценивал Готлиб своё творение.

По окончании строительства в 1893 г., как свидетельствуют архивные документы, «на открытии собора святых апостолов Петра и Павла с приделами по бокам во имя светлейшего Василия Великого и Николая Чудотворца присутствовали все почётные жители Обдорска и Тобольска. Площадь перед церковью была переполнена празднично одетым народом. Посетил вновь выстроенную церковь Господин Начальник Губернии Его Превосходительство Николай Модестович Богданович в сопровождении Губернского Прокурора и инспектора Тобольской Врачебной Управы».

Путешественник К. Д. Носилов, побывавший в Обдорске в конце 19-го века, писал: «Два храма, один деревянный и другой, только что отстроенный, каменный, полуготической архитектуры, придают этому селу красивый вид. Обыкновенный сельский храм этот богато украшен иконами, между которыми видны дорогие серебряные ризы, украшения, свидетельствующие о религиозности жителей».

Не все отзывы, однако, были одинаково восторженными. «Обдоряне, справедливо гордясь этим храмом, составляющим лучшее украшение 06дорска, слишком склонны к преувеличению своего участия в деле сооружения этого храма, обошедшегося около 100000 рублей. Этот храм выстроен главным образом на образовавшиеся при деревянной'миссионерской церкви капиталы, от денежных и других приношений инородцев в церковь, на средства, собранные в разных местах членами Обдорской миссии, на пожертвованные 10000 рублей купцом Трапезниковым "на предмет постройки миссионерской церкви в Обдорске", на 30000 рублей, пожертвованные известным сибирским деятелем А.М. Сибиряковым, на ушедшие преимущественно на украшение храма пожертвования обдорского купца Ф.Н. Карпова и еще очень и очень немногих обдорян; на долю же подавляющего большинства обдорского общества в деле постройки обдорского храма выпали лишь одни разговоры и болтовня, часто тормозившая ход построек и доставлявшая немало неприятностей заведывавшему постройками купцу И.Н Корнилову, без наличности участия которого в постройках Обдорску никогда бы не видать не только каменного храма, но и каменных домов в селе» (И.С. Шемановский "Хронологический обзор достопамятных событий в Березовском крое. Тобольской губернии").

В соборе проводились праздничные богослужения, отмечались знаменательные даты, различные церемонии. Как и все церкви царской России, обдорская Петропавловская выполняла ряд государственных функций: ведение метрических книг, регистрацию браков и смерти, организацию народного образования, оглашение царских манифестов и т.д. Церковь также занималась сбором средств на благотворительные нужды: в пользу Красного и Белого Креста, в пользу Общества по призрению детей лиц, погибших при исполнении служебных обязанностей, на увековечивание памяти погибших воинов и т.д. Об этом свидетельствуют документы, сохранившиеся в окружном музее. (Среди них есть интересный документ, не разрешавший служить панихиды по графу Льву Толстому).

Одним из первых документов, которые приняла молодая советская власть, был декрет 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Все церковные и религиозные общества получили статус частных обществ и союзов. Имущество церковных и религиозных обществ объявлялось народным достоянием. В мае 1922 г. на основании декрета СНК РСФСР было произведено изъятие церковных ценностей «на нужды голодающих». Уже 5 мая 1922 г. из двух обдорских церквей было изъято 11 пудов 5 фунтов драгоценных металлов. По описи, которая проводилась в конце 20-х годов, в Обдорском Петропавловском храме значилось имущества на сумму 4303 рубля. В церкви была 121 икона и пять колоколов: один весом 101 пуд 1 фунт, второй – 36 пудов, третий – 25 пудов, четвертый– 14 пудов, пятый – 3 пудаи два малых колокола. Здания и предметы культа, предназначенные для богослужебных целей, стали отдаваться по особым постановлениям местных или центральных властей в бесплатное пользование религиозных обществ.

В селе Обдорск были зарегистрированы две религиозные общины. Петропавловская религиозная община объединяла русскую часть населения, зырян, а также часть коренного населения.

Имущество церковных и религиозных обществ объявлялось народным достоянием. В окружном архиве хранится договор, заключенный 25 марта 1923 года между религиозной общиной и Советом рабочих и крестьянских депутатов в лице председателя Совета Ивана Константиновича Капрайтиса, о передаче в бесплатное пользование каменной церкви в Обдорске с богослужебными предметами. При этом верующие обязуются: «...Беречь переданное нам народное достояние и пользоваться им исключительно со-ответственно его назначению, принимая на себя всю ответственность за целостность и сохранность. Храмами и находящимися в них богослужебными предметами мы обязуемся пользоваться исключительно для удовлетворения религиозных потребностей. В принятых нами в заведовании богослужебных помещениях мы обязуемся не допускать: а) политических собраний враждебного Советской власти направления; б) раздачи или продажи книг, брошюр, листков и посланий, направленных против Советской власти или её представителей; в) произнесение проповедей и речей, враждебных Советской власти или ее отдельным представителям; г) совершение набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения его против Соввласти, ввиду чего мы обязуемся подчи¬няться всем распоряжениям местного Совета рабочих и крестьянских депутатов относи¬тельно распорядка пользования колокольнями.

Мы обязуемся из своих средств производить оплату всех текущих расходов по содержанию храма и находящихся в нём предметов, как по ремонту, отоплению, страхованию, охранению, по оплате долгов, налогов, и т.п. Мы обязуемся иметь у себя инвентарную опись всего богослужебного имущества, в ко¬торую должны вносить все вновь поступающие предметы религиозного культа... За непринятие всех зависящих от нас мер к выполнению обязанностей, вытекающих из сего договора, или же за прямое его нарушение, мы подвергнемся уголовной ответственности по всей строгости революционных законов, причём договор этот Советом рабочих и крестьянских депутатов может быть расторгнут».

Обдорская Петропавловская религиозная община по договору с Советами в марте 1923 г. получила право на бесплатное пользование зданием церкви в обмен на обязательство беречь народное достояние и пользоваться им исключительно по назначению. Такие договоры и акты на передачу церкви заключались и в последующие годы. В обязательном порядке стали страховать религиозное имущество.

В 1929 г. на места пришла директива, в которой подчеркивалось, что религиозные организации являются «единственной действующей легально контрреволюционной силой, имеющей влияние на массы». Была объявлена регистрация «всех фанатичных существующих на территории района религиозных объединений, независимо от того, были ли они ранее зарегистрированы в органах власти или нет». Очередной ежегодный договор между Петропавловской общиной и Советом рабочих и крестьянских депутатов больше не заключался.

В 1930 г. Малым Президиумом ОблИКа было принято решение о закрытии и ликвидации Петропавловской церкви. После официального закрытия каменной церкви обдорские власти стали употреблять здание для своих нужд. Например, в связи с тем, что в Обдорске, в бараках для спецпереселенцев вспыхнула эпидемия сыпного тифа, решено было использовать храм под жилье для них (до лета 1931 г.). С организацией окружного центра в с. Обдорск начался квартирный кризис, и церковь вновь была использована как временное жилье для рабочих. Потом в нём было овощехранилище.

Из дневника Владислава Григорьевича Григорьева, который после окончания второго курса техникума устроился на работу в Северную экспедицию Ленинградской конторы Желдорпроект Главного Управления лагерей железнодорожного строительства МВД СССР и работал летом 1949 г. в Салехарде: «В Салехарде нашли штаб экспедиции, он располагался в бывшей церкви. Там же располагалось Управление 501-го строительства. В штабе нас ждали…».

Как и многие церковные сооружения в стране, Петропавловский храм был безжалостно перестроен. Снесли белокаменную ограду, исчезли купола и колокольня, изменена внутренняя планировка. В восьмидесятых годах в Салехарде появилась православная община. Ее основали игумен Зосима (Горшунов) и Акилина Евгеньевна Есняцкая из Тобольска. Вначале собирались на частных квартирах. Но число верующих увеличивалось, и в 1990 г. на престольный праздник – память св. апп. Петра и Павла – здание освободили на три дня для проведения богослужений. А затем отдали окончательно, в постоянное пользование.

10 ноября 1990 г. состоялось торжественное богослужение в честь долгожданной передачи верующим Русской Православной Церкви здания Петропавловского храма. 10-11 июля 1991 г. в Салехарде впервые в истории Ямало-Ненецкого округа побывал Димитрий, епископ Тюменский и Тобольский. Во время этого визита состоялось освящение храма св. апп. Петра и Павла; была совершена Божественная Литургия. Храм вновь стал украшением города.

С этого времени началось возрождение Петропавловского храма. Длилось оно с переменным успехом до 1997 г. Распоряжение губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Юрия Неёлова, подкрепленное активным финансированием, а также неподдельная заинтересованность городских властей способствовали скорейшму завершению работ по реставрации храма.

Рождество в 1998 г. верующие праздновали в красивом здании бело-голубого цвета с позолоченными устремленными ввысь куполами. Иконостас и внутреннее убранство заказали в Минске, в Белоруссии. Все было сделано и привезено к Пасхе в этом же 1998 г. 26 апреля 1998 г. преосвященнейшим Димитрием, епископом Тобольским и Тюменским, храм был освящен с приделами во имя свт. Николая Чудотворца и прп. Сергия Радонежского. В воссоздании храма принимали участие многие салехардцы: кто своим трудом, кто пожертвованиями. Члены православной общины благодарят мирян, не посчитавшихся со своим временем и нуждами во славу Божию.

Несколько лет в салехардской церкви не было настоятеля. По ходатайству православной общины власти города обратились к владыке Димитрию, и на приход был назначен священник иерей Вадим (Баранов). Люди потянулись в храм. Начала работу Воскресная школа для детей.

После образования в 2011 г. Салехардской епархии Петропавловский храм стал кафедральным храмом. Одной из святынь Петропавловского храма является новообретенная икона свт. Николая, архиепископа Мир Ликийских.

В своем интервью высокопреосвященный Николай, архиепископ Салехардский и Ново-Урегойский, рассказывал: «Икона святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, была написана и привезена в селение Обдорск (ныне город Салехард) переселенцами ещё в XVIII веке. Лик угодника Божьего, покровителя путешественников, сопровождал в дальнем походе русских первопроходцев, охраняя их от многочисленных невзгод и опасностей.

До революции образ Николая Чудотворца стоял в приделе салехардского храма святых апостолов Петра и Павла. Очень скоро он стал общей святыней, завоевав почтение у хантов, ненцев, селькупов, принявших святого угодника наравне с богами своих предков. В записках знаменитого полярного исследователя Константина Носилова встречаются рассказы кочевников, повествующие о том, как святитель Николай являлся им и спасал коренных северян от бед, после чего многие из них давали обеты креститься. И многие принимали крещение. Возможно, именно это обстоятельство уберегло бесценную реликвию от гибели в революционном угаре.

В декабре 2014 г. в епархию пришло письмо от промысловика-охотника из Красноселькупа. В нем автор выражал желание передать храму старинную икону. Он писал о том, как в 30-е годы XX века в верховьях реки Таз поселилась ненецкая семья из Обдорска. Среди домашнего скарба эти люди бережно хранили и передавали из поколения в поколение бесценные реликвии, под покровом ночи, вынесенные из гибнущего храма в последние дни его существования. Это были богослужебные книги (которые позже передали в Красноселькупский краеведческий музей), а также та самая икона святителя Николая. После обретения иконы она была передана на реставрацию в иконописную мастерскую Троице-Сергиевой Лавры. В течение полутора лет иконописцы и мастера-реставраторы трудились над восстановлением образа. Сейчас мы можем совершать молитвы перед этой старинной иконой…»

К 120-летию Петропавловского храма в Салехарде было найдено еще несколько святынь – пять икон из иконостаса. При реставрации усадьбы купца Макара Осиповича Терентьева (ул. Ламбиных, 1) в стене дома строители нашли иконы. По всей вероятности их спрятали во времена, когда ликвидировали обдорские церкви. (Кстати, купец М.О. Терентьев был членом Братства Святого Гурия, в его жена, Анна Николаевна Терентьева, преподавала в школе при Обдорской православной миссии). Эти иконы находятся на реставрации в иконописной мастерской г. Тобольска.

При храме Петра и Павла на протяжении многих лет действует детская воскресная школа. В жизнедеятельности школы сложились свои интересные традиции: организация и участие в ежегодных Пасхальных и Рождественских спектаклях и концертах. Эти мероприятия стали визитной карточкой воспитанников и большой радостью для жителей окружной столицы. Проведение ежегодных благотворительных акций и многое другое.

14 сентября 2015 г. для салехардцев произошло историческое событие – столицу округа посетил Святейший Патриарх Кирилл. По прибытии в Салехард, Святейший Патриарх посетил кафедральный собор святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Он обратился к собравшимся в храме с Первосвятительским словом: «Рад, что Господь сподобил меня вступить на землю Ямала и войти под своды этого исторического храма. Верю, что и сегодня, в XXI веке, когда человек стал более могущественным, он не менее нуждается в силе духа и в силе веры. Пусть Господь хранит Салехард и этот исторический Петропавловский храм».

Людмила Липатова, ст. научный сотрудник ГБУ «Ямало-Ненецкий окружной МВК им. И.С. Шемановского», Заслуженный работник культуры РФ; Петр Казанцев, редактор-консультант ОГТРК «Ямал-Регион», Заслуженный работник культуры РФ.

Список использованной литературы: Липатов В.М. Ночной директор. Екатеринбург,2011. С.236-244. Шемановский И.С. Избранные труды (Составитель Л.Ф. Липатова) / ГУ «Ямало-Ненецкий окружной музейно-выставочный комплекс им. И. с. Шемановского. – М.: Советский спорт. 2005г. Темплинг В.Я. Церкви Обдорска: летопись в документах. Тюмень: Мандр и К, 2005. http://yamalrpc.ru/pages/id/388

Комментарии и обсуждение



Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографию

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.