ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
Вход

У меня есть логин и пароль

E-mail или логин

Пароль

Регистрация

Я новый пользователь

 

Восстановление пароля

Я забыл пароль

E-mail или логин


Стокгольм. Домовая церковь Спаса Преображения.

Преображенская домовая церковь


Домовая церковь. Действует.  
Престолы:Спаса Преображения
Год постройки:Между 1906 и 1907.
Архитектор:В. Дэн
Адрес:
Стокгольм, ул. Биргер Ярлсгатан (Birger Jarlsgatan), 98.

Координаты:59.346638, 18.061594
Проезд:От станции метро Odenplan пройти по ул. Odenplan до ул. Биргер Ярлсгатан, повернуть налево, пройти 1 квартал.


Добавить фотографию
Домовая церковь Спаса Преображения - Стокгольм - Швеция - Прочие страны
Домовая церковь Свято-Преображенского прихода расположена на первом этаже обычного доходного дома.
Павел В. Воробьев
16 января 2013
Домовая церковь Спаса Преображения - Стокгольм - Швеция - Прочие страны
Домовая церковь Свято-Преображенского прихода
Павел В. Воробьев
16 января 2013




Добавить статью/комментарий
Статью добавил(а): Марина Зуйкова,  3 октября 2018

Церковь Преображения Господня. Стокгольм, Швеция. Kristi Förklarings ortodoxa kyrka

Не зная точного адреса, непросто найти в Стокгольме русскую православную церковь. Шестиэтажный жилой дом, где она находится, не имеет в архитектуре ничего «церковного». Лишь золоченый восьмиконечный крест в синем окладе над дверью, из которой по ступенькам надо спуститься вниз, указывает, что здесь размещается храм. На нынешнем месте он существует с 1907 года, однако его история намного длиннее: она восходит к началу XVII века, и потому Свято-Преображенская церковь может считаться старейшей русской церковью из действующих ныне в Западной Европе.

У русского храма в Швеции были средневековые предшественники. В XII–XIII вв., когда действовал торговый путь «из варяг в греки», в древней шведской столице Сигтуне и в ганзейском городе Висбю на о. Готланд существовали русские фактории, где «торговые люди» из Новгородской Руси имели свои православные храмы.

В Стокгольме русская колония появилась после заключения Столбовского мира (1617), по которому купцам из Новгорода и Москвы позволялось иметь торговый двор, а в нем – православную церковь. Спустя 25 лет этот двор переехал на новое место, которое и по сей день именуется Рюсгорден (Russgarden), т. е. Русский двор. Церковные службы совершались здесь «молитвенном» амбаре. Священника в Стокгольм на торговый сезон (июль–сентябрь) направлял новгородский митрополит.

Когда летом 1670 церковь перевели в более удобное помещение, в ее жизни случилось дивное событие. У одного шведа русские купцы приобрели небольшую икону – копию чудотворной Тихвинской Божией Матери. Икону перенесли в храм, отслужили молебен, а спустя некоторое время отправили на корабле в Тихвин. Случившуюся в пути страшную бурю укротила лишь молитва к Божией Матери. В память об этом чуде день перенесения иконы в Спасо-Преображенский собор Тихвина (13 ноября 1670) вошел в церковный календарь, а саму икону стали именовать Стокгольмской Божией Матерью.

С началом Северной войны, Карл XII повелел подвергнуть домашнему аресту с конфискацией имущества не только русского посланника, но и всех русских купцов. Богослужения в стокгольмском храме прекратились; лишь изредка происходили службы для русских военнопленных, среди которых были знатные генералы: кн. Я. Ф. Долгорукий, кн. И. Ю. Трубецкой, граф А. М. Головкин. В этот период церковь в шведских документах именуется «генеральской» с престолом в честь Похвалы Пресвятой Богородицы.

В 1721 Северная война закончилась, и дипломатические отношения между странами были восстановлены. Храм в Стокгольме из «купеческого» стал «посольским» и перешел в подчинение русской миссии при королевском дворе. Частые войны между Россией и Швецией, однако, надолго останавливали в нем богослужения. В 1733 посол М. Бестужев-Рюмин просил прислать священника, так как «в Стокгольме немалое число российских купцов … живет года по три и по четыре без выезду». Церковь в Гостином дворе в это время была «малая и обветшалая».

После заключения Абоского мира (1743) Король Фридрих удовлетворил просьбу русского посланника бар. Н. А. Корфа, и в 1748 вернувшаяся в Стокгольм церковь переехала в одно из помещений Городского дома – кирпичное трехэтажное здание, построенное в 1670 архитектором Н. Тессином по соседству с Рюссгорденом для ратуши южного района столицы – Седера. Сейчас в нем находится Музей истории Стокгольма.

К этому времени штат церкви состоял из четырех человек: священника, дьякона и двух причетников. В инструкции священнику, между прочим, было предписано совершать молебен «о державном великом Короле» Швеции. Церковь значилась «при российской резиденции», а священник – «пребывающим в Стокгольме при дворе шведском, у министра». Внутреннее убранство храма оставалось крайне бедным, не хватало даже утвари.

Лишь при Екатерине II Коллегия иностранных дел выделила средства на ремонт, и летом 1768 обновленный по проекту архитектора И. Э. Карлберга храм освятили в честь Преображения Господня. В церкви был поставлен барочный иконостас, привезенный из прусского города Мемеля (ныне Клайпеда) вместе с ризницей, частью утвари и богослужебными книгами. Этот иконостас принадлежал русской гарнизонной церкви. Прежний иконостас передали в церковь Либельского погоста в Восточной Финляндии. По словам документа, в это время церковь была «не только всякого церковного утварью изобильна, но еще многие вещи находятся, которые без всякого употребления лежа тлеют». Среди этих вещей находилась фамильная икона Спасителя, принадлежавшая русскому полководцу Г. Чернышеву и захваченная в 1706 в битве при Бриссене. В 1774 икону вернули гр. З. Г. Чернышеву, сыну бывшего владельца. В 1769–1782 служил в храме о. Петр Иоаннович Причетников, получавший 500 руб. в год.

После издания в 1781 Густавом III указа о свободе вероисповедания русская церковь превратилась из «аки бы публичной» в действительно общедоступную, и богослужения стали совершаться при открытых, а не «замкнутых» дверях. Однако уже через семь лет, по случаю новых «военных со Швециею обстоятельств», службы вновь прекратились. После заключения очередного мира храм был 24 ноября 1793 года заново освящен в присутствии посла графа С. П. Румянцева. Настоятелем в это время был о. Алексий Яковлев, прослуживший в храме до 1806 четверть века. Приход был невелик – в 1802 к причастию приступили всего 12 человек.

Когда разразилась русско-шведская война 1808–1809 гг., причт вернулся в Россию, и церковь до осени 1812 снова стояла закрытой. На следующий год в отремонтированный храм из Петербурга привезли новую ризницу, пожертвованную Кабинетом Ее Величества, а также церковные книги.

К середине XIX века Городской дом пришел «в самое запущенное состояние», и русскую церковь в 1846 решили временно перенести в наемное помещение. В ее жизни наступил период странствий – за полвека церковь сменила пять адресов. Ввиду сравнительно больших расходов на содержание не раз (особенно серьезно в 1882) возникал вопрос о ее закрытии. Стремясь привлечь в храм шведов, настоятель прот. Арсений Судаков в 1852 выпустил первый шведский перевод православной литургии.

Спокойные дни для храма начались с назначением в 1888 нового настоятеля – о. Петра Павловича Румянцева (1854–1935), который прослужил в нем без малого полвека, написал основательное исследование по его истории, был членом нескольких исторических и археологических обществ России. Ему удалось добиться от Министерства иностранных дел дополнительных ассигнований, и 14 ноября 1892 церковь на 200 человек, с небольшой главкой и крестом, была освящена в особом церковном флигеле, примыкавшем к доходному дому на Оденгатан, который построил арх. Г. Фристедт. Отделкой интерьера руководил арх. Ф. Боберг. Спустя несколько месяцев в Стокгольм доставили из Петербурга новый иконостас, который стоит в церкви и поныне. Прежний был отослан в Гамбург, где он до 1990-х находился в домовой церкви свт. Николая Чудотворца.

Постоянное помещение русская церковь получила лишь в начале ХХ века, когда был заключен контракт с архитектором В. Деном, который заложил на Биргер Ярлсгатан, 98 по собственному проекту большой доходный дом, пристроив со двора церковный зал с квартирами для настоятеля и псаломщиков. Освящение храма на новом месте произошло 14 апреля 1907 года. Дом тогда стоял в одиночестве – вокруг была незастроенная территория.

Храм невелик (он вмещает около 200 человек), но светел и красив. Белый одноярусный с шестью иконами иконостас, покрытый легкой резьбой, отделанные светло-желтым искусственным мрамором стены с тосканскими пилястрами, льющийся через стеклянный потолок свет, светлый паркет – все создает ощущение умиротворения и радости. Вечером помещение освещается небольшой серебряной люстрой.

За долгое существование в церкви собрано свыше 200 икон (среди них Казанская Божия Матерь XVI века, Нерукотворный Спас XVIII века), много ценной церковной утвари (дарохранительница 1775 года шведского ювелира Л. Бойе), старинные богослужебные книги (московское Евангелие 1707 года) и облачения (полная ризница 1812 года). В одном серебряном кресте XVIII века хранятся частицы мощей св. равноап. Константина и вмц. Екатерины, в другом – киевских угодников. Часть старых икон помещена в резные дубовые киоты у правого клироса. Рядом висит большой образ свв. Владимира и Константина, подаренный в 1897 русским отделом Международной выставки в Стокгольме в память о ее посещении вел. кнн. Владимира Александровича и Константина Константиновича. Запрестольный «Деисус» датируется серединой XVIII века.

После большевистского переворота 1917 стокгольмский храм вступил в период тяжких испытаний. До Первой мировой войны община насчитывала всего пять десятков человек: персонал посольства, несколько русских семей и священнослужители со своими семьями. В 1908–1914 в Стокгольме жила вел. кн. Мария Павловна (в ее дворце сейчас посольство Италии), супруга шведского принца Вильгельма, которая приезжала молиться в храм. С ней связывались надежды на постройку отдельного здания церкви. Был утвержден его проект, но тут разразилась Первая мировая война.

После 1917 в Швецию приехало несколько сотен русских эмигрантов, часть из которых осела навсегда или надолго.

Помощником прот. Румянцева в 1920-е стал прибывший из Петербурга Александр Рубец, воспитанник Александровского лицея, позднее рукоположенный в священники. Однако он не стал настоятелем из-за разногласий с прихожанами и служил в своем домовом храме. Только самоотверженные усилия верующих позволили сохранить Преображенскую церковь, которая с 1925 стала приходской, и предотвратить ее закрытие из-за нехватки средств. В хоре церкви в эти годы пел юный Николай Гедда, а среди прихожан находилась В. Н. Сагер, жена шведского миллионера, много помогавшая беженцам и общине. В 1947 художник-эмигрант В. Щепинский написал для храма «Распятие» в память о своих детях, погибших на Карельском перешейке в «зимнюю войну» при налете советской авиации.

Во время Второй мировой войны общину пополнили многочисленные беженцы из Финляндии и Прибалтики. Большую часть прибывших расселили в разных частях Швеции. Некоторые получили работу в фабричных городах: Оребру, Бурос и Эскильстюна. Часть русских из Финляндии обратилась к настоятелю о. Стефану Тимченко (он возглавил приход в 1936 после смерти о. Петра), который стал выезжать для богослужений и треб в районы, где работали эмигранты. Эту заботу о духовном окормлении попавших в беду людей советское посольство в Швеции заклеймило как «антисоветскую агитацию».

Первые требы в Оребру были совершены в 1950; походный иконостас общине прп. Сергия Радонежского пожертвовала русская церковь Христа Спасителя в парижском пригороде Аньер. Сейчас священник из Стокгольма приезжает в Оребру два раза в месяц. В Буросе, где службы начались в 1932, литургия совершается дважды в год – весной и осенью. Четыре раза в году православные богослужения происходят в трех других шведских городах: Упсале, Лунде и Гетеборге.

Своего кладбища в XVII–XVIII веках у православных в Стокгольме не было, и умерших хоронили при лютеранских кирхах св. Екатерины, св. Марии, Адольфа Фредрика. В XIX веке русские находили упокоение на кладбище при старинной Сольна-кирке. Здесь похоронены российские дипломаты гр. П. К. Сухтелен, Я. А. Дашков, Г. Н. Окунев, протоиерей П. П. Румянцев и др. Несколько могил есть на соседнем Северном кладбище, среди них самая известная в Стокгольме – математика С. В. Ковалевской (1850–1891). Главный некрополь русской эмиграции в Стокгольме (и во всей Швеции) – это Лесное кладбище, единственное городское кладбище с отдельными православными участками, хоронить на которых начали в 1920-е годы.

В 1967 приход торжественно отпраздновал свое 350-летие. В честь этого юбилея предполагалось возвести новый храм, но средства собрать не удалось.

До июля 2005 приход, который насчитывает около 1500 человек (в том числе новых эмигрантов), возглавлял покойный архим. Матфий (Норстрём), швед по происхождению, который сменил умершего в 1979 популярного епископа Стефана (Тимченко). Служат в храме на церковнославянском и раз в месяц по-шведски. Звона при церкви нет и крестные ходы в праздники не совершаются. Работает воскресная школа для детей и катехизаторский кружок для взрослых, издается приходской листок.

С 1996 в районе Седермальм действует небольшая домовая церковь прп. Сергия Радонежского, подчиненная Московской Патриархии. Она находится на первом этаже флигеля, предоставленного протестантской кирхой Марии Магдалины. Иконостас изготовлен в софринских мастерских Москвы.

http://www.artrz.ru/menu/1804649234/1805288804.html

Комментарии и обсуждение



Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографию

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.