ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ ВХОД / РЕГИСТРАЦИЯ
Вход

У меня есть логин и пароль

E-mail или логин

Пароль

Регистрация

Я новый пользователь

 

Восстановление пароля

Я забыл пароль

E-mail или логин


Большие Поля. Церковь Казанской иконы Божией Матери.


Деревянная церковь. Действует. (вся деревянная архитектура в каталоге →
Престолы:Казанской иконы Божией Матери
Год постройки:1898.
Адрес:
Ленинградская обл., Сланцевский р-н, с. Большие Поля

Координаты:59.155537, 28.077208


Добавить фотографию




Добавить статью/комментарий
Статью добавил(а): Автор опубликовал свой список любимых храмов Каталога (Избранное)Василий Шелёмин,  28 мая 2006

Первоначально была построена в несуществующем ныне селе Низы, в 1941 закрыта, в 1946 возвращена Церкви, в 1954 перенесена на нынешнее место и открыта.

Статью добавил(а): Анонимный участник,  27 апреля 2010

В.И. БУДЬКО
СЕВЕР ГДОВЩИНЫ
ПСКОВСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ
2005
Никольский монастырь и храмы в Полях
Город Сланцы основан в 1930-м году на месте древнего Никольского погоста в местности Поля. От погоста ко временам атеизма сохранялись два храма и кладбище при них. Внехрамовое кладбище располагалось в четверть версты к западу от храмов, на перекрестье дорог. В левобережье реки Плюссы (встарь писали «Плюсы»), в Больших Полях, находилось Старое лютеранское кладбище в обрамлении древних курганов и жальников, где хоронили редких на севере Гдовщины иноверцев. К 1917 году уезд насчитывал уже 207 тысяч населения, из которых 45 тысяч составляли эстонцы. Пришлая из-за Наровы диаспора составляла значимую экономическую силу и стояла на пути капитализации в большей степени, чем русская крестьянская община. Эстонцы селились исключительно по хуторам, где в итоге более целесообразного разверстания земель обеспечивалась большая производительность труда, чем в деревенской общине. Миграция из-за Наровы инициировалась реформой 1861 года, когда прибалтийцам отменили ценз оседлости и появилась возможность избежать «баронского гнета» — немецкого и прочего дворянства, которого было в изобилии по всей Прибалтике.
Никольский монастырь в Полях основан при Плюсских бродах и неудобьях. В пределах современного города Сланцы существуют труднопроходимые речные пороги, о чем свидетельствует факт местной топонимики — д. Подпорожек. Зажатые плитняковой тесниной воды Плюссы несутся с бешеной скоростью, не давая отчаянному гребцу справиться с напором. В районе мыса Зеленая Роща стремнина чуть ли не обнажает огромные камни, преодолевая исключительно опасные перекаты. На них находчивые местники соорудили каменный закол – брод для ловли лосося, угря и прочей рыбы, которую ловили встарь возами. При этом броде в камне вырублено место для указующего костра. Не случайно, по Плюссе в этих местах существовал бурлацкий промысел проводки судов. Он исчислялся меньшим числом проведенных судов, чем аналогичный промысел на реке Нарове. Это объясняется большей сложностью плюсского фарватера, фактически, отсутствием такового у указанной Рощи.
Дата основания Никольского монастыря — 1424 год. Она удивительным образом совпадает с датой начала строительства Гдовской крепости. Об этом было известно из надписи на несохранившейся иконе Святой Троицы, что находилась в Дмитриевском соборе Гдова. Из надписи явствовало, что «В 1424 году начата строиться крепость в городе Гдове и окончена 1 ноября. Укреплена в 1434 году валами. Оную строили 300 человек пскович, заплачено за работу им 300 рублей и над висячими воротами Псковскими поставлена была сия икона Святой Троицы, которая и принесена в 1540 году в Дмитриевский собор».
Указанное совпадение дат может свидетельствовать о некой единовременной стратегическо-колонизационной акции Пскова на самом севере псковских земель. Псковская церковная власть утверждала в пограничье, в местной, отчасти финской среде, изрядный анклав Православия, что являлось обычной практикой тех времен. Аналогично поступал и Великий Новгород, приблизительно в это же время XV века. Им возведен силами монахов некоего Рождества Богородицы Лисицкого монастыря деревянный храм во то же Имя Рождества Богородицы в погосте Пенино. В погосте располагались военно-таможенные службы, сидел управитель места, подчинявшийся напрямую Москве, минуя сам Новгород. Таможенная ловкость местных властей вызывала неудовольствие шведов — когда те стали по реке Луге и реке Пяте.
Утверждение монастыря в Полях собственно создало поля в буквальном понимании этого слова. – Лес нещадно вырубали для строительства Иван-Города, который был основан для нужд «наровского плавания» Иоанном III - Грозным. Современные историки зовут Грозным его внука — Иоанна IV, построившего в завоеванной Ливонии 80 православных храмов. Основание Иван-Города — 1492 год. Тогда и появились многочисленные деревни под названием Поля. Из них недавняя история сохраняла память о Полях Тепликовых, Ковригиных, Павловых и Полях при сельце Кроймость (вдоль реки Кушелки, правого притока Плюссы).
В местности Старополье (на восток от современного города Сланцы) были после известных конфискаций земель обеими царями Иванами размещены т.н. «поместчики-пятиобежники.» Они являлись новоявленными жителями Иван-Города, чаще военного звания (праобраз северо-западного казачества). Набирались эти поместчики из окрестного люда незнатного происхождения, ибо бояр псковоновгородских московские государи сводили (ссылали) в срединные уезды государства. Особо непокорные были уничтожены вместе с семьями и челядью.
Из самого названия видно, что в Старополье с незапамятных времен активно рубили лес. И здесь образовались какие-то Поля (отсюда собирательное название местности «Старополье» уже в 1498 году; уже тогда «поля» существовали и были «старыми»).
Никольский Польской монастырь — старейший к северу от Пскова. Ранее его основана лишь Спасо-Елеазаровская обитель (XIII век).
Храмоздателем монастыря стал псковский посадник Николай Павлович, который, очевидно, курировал работы и в Гдовской крепости. Между тем, «Гдовский городок» упоминается псковскими летописями еще под 1323 годом. Академик А. Н. Кирпичников считает, что Гдов был основан и вовсе не позже 1300 года. На въезде же в город стоит стела с датой — 1431 год. Для несведующих в истории – полная неясность. — Предоставим досужим спорить о дате основания города. Нас даты могут интересовать только в плане их совпадения, а совпадают даты, касательно 1424 года.
Первыми настоятелями монастыря были архимандрит Пахомий и игумен Иннокентий. Всего до времен упразднения монастыря в 1736 или 1737 году в Полях настоятельствовало 20 игумнов и 2 архимандрита. Часть из них покоится в нашей земле, оскверненной строениями по храмовым и кладбищенским местам. От такого расположения жилищ счастья не будет. — Так гласит народное поверье.
До времен упразднения монастырь существовал 312 лет. В XVI веке близ монастыря существовала деревня Карпино, являвшаяся монастырской вотчиной. В Клировой ведомости 1866 года крестьяне Карповщины указаны еще «Его Величества Константина Николаевича». Автор 1885 года вспоминает, что деды тогдашних жителей ходили обрабатывать «архиерейские полоски» — монастырскую, к тому времени Гдовского Никольского монастыря землю. Принадлежавшие Великим князьям указывались в XIX веке деревни Карповщина (при церкви), Свиридово (при церкви), Подкино и Вязовое. Примечательно, что вплоть до самой Революции крестьяне указанных деревень указывались в Клировых ведомостях «великокняжескими». — Такова была сила храмовой традиции. Деревни входившие в XVI веке в Никольский погост полностью или частично являлись принадлежностью различных храмов и монастырей. Пустошь Поткино (бывшая деревня Подкино) была совместным владением «Николского монастыря Полского, да Николского монастыря изо Гдова, да Офонасьевского девича монастыря, да Дмитрея Святого изо Гдова» — «значительное присутствие гдовского компонента». Деревня Карпино (старая деревня Карповщина, к югу от храмов) принадлежала ввиду исключительной близости монастыря только ему. Кроймость по реке Кушелке с некими Полями имела множество владельцев, в том числе представителя известной тогда династии Скудиных. Скудин Александр Семенович владел в Кроймости двенадцатью пустошами «да вопче» с церковными владельцами еще двенадцатью пустошами. Частью владельцами деревень были псковские церкви из т.н. Довмонтовой Стены. Эта Стена – своеобразная административно-храмовая структура при псковском Кремле, который называется «Кром». Церкви-владельцы с Крома: цц. Воскресения Христова, Святого Афанасия и Святого Егория. Гдовскими владельцами были: церковь Святого Дмитрия Солунского и Афанасьевский девичий монастырь. Само собой, тут же совладел и Никольский Польской монастырь.
Пустоши вместо населенных дворов могли образоваться в результате боевых действий, повальной болезни или по другой причине. Впрочем, факты говорят о значительной освоенности места ко времени составления псковских писцовых книг времен Скудина. Скудины владели рыбными ловлями на Нарове, Кушельских озерках и, очевидно, на Плюссе. Во Гдове у них было жилое место и лабаз - склад и торговля в одном месте. Есть лабаз в смысле «солельня» (рыбы), а есть в смысле «мучная и крупяная лавка» (Даль).
Наличие стольких церковных владельцев вокруг Польского монастыря говорит о значимости места для Пскова, Гдова и псковской церковной власти. Монастырь был форпостом Гдова, а тот в свою очередь был форпостом Пскова. Псков иногда именовали даже в официальных документах младшим братом Великого Новгорода.
Налицо приграничная военно-церковная инфраструктура, включавшая в себя: Иван Город, Ям, Копорье, Поля, Пенино, Ложголово, Старополье и несколько т.н. «сиженей» — воинских поселений с какими-то храмовыми местами. В ряду Сиженей известны; Большое (современная деревня Нагинщина), Архангельское (современное село Сижно), Васильево (близ деревни Монастырек) и «Песье Офоносово Седенье» (село Песье на озере Самро). Новгородская военно-церковная инфраструктура (очень большая по составу храмовых земель) известна по новгородским писцовым книгам конца XV века в среднем Полужье. Здесь русскими создавался настоящий «Православный буфер перед лицом экспансивного папства». Антипапские настроения в средневековой Руси были чрезвычайно сильны. Об этом говорит часть житийной литературы и антирусские буллы самого Папы. Никольские предания доносят до нас глухие сведения о разорении Никольской обители «в Литву». В ХIХ веке негатив о Литве и поляках был в ходу и составлял непременный фольклор места. Повсеместно тут помнили грабительский рейд авантюриста Лисовского, известного из литературных источников. Жаль, что братья-славяне и наши соседи забывают былую общность между народами и даже кровное родство (те же поляки и та же литва). - Всему виной различие веры и раздоры властителей. Народ всегда жил в мире и согласии. Сегодня жители Эстонии приезжают в Сланцевский район навестить родные могилы. Для приездов создаются специальные «временные коридоры» — на короткое время (время посещения погоста Ольгин Крест - около 4-х часов). По недостатку и отсутствию эстонских лютеранских храмов, эстонцы посещали православные храмы (в Скамье, Рудно, Ложголово). В местах компактного проживания эстонцев на православных кладбищах, даже при церквях, имелись эстонские участки (Гдов, Заянье, Большие Поля, Рудно, Ольгин Крест, Скамья). Отдельно стоящие эстонские кладбища известны в Дехино, Ложголово и в заброшенной деревне Волчий Остров (Гдовский район). Небольшой эстонский храм был в селе Заянье. Изредка между русскими и эстонцами случались смешанные браки, но они особо не приветствовались эстонцами. В пришлой диаспоре до поры жила неприязнь к русскому соседу. Причины межэтничной розни очень и очень древни. Их надо искать в истории отношений обоих стран. Политики России и Эстонии до сих пор создают между государствами более чем прохладный климат. Очень существенно, что в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Эстония воевала на стороне немцев. Эстонские же хуторяне и русские сельчане некогда помогали друг другу в труде, обменивались знаниями и навыками. После Революции межэтничная общность (во многом конструктивная) пропала. Для этого появились объективные причины идеологического порядка.
После завоеваний Петра граница России «откатилась» далеко на запад. Началось значительное запустение Гдова и даже Пскова. Коснулось оно и монастыря в Полях. Монастырь был упразднен вместе с другими в Чудском обозерье. Монастырскую церковь обратили в приходскую, а иноки разошлись кто куда.
Сегодня некоторые жители Сланцев указывают место монастырского пруда и каках-то пещер, якобы, вырытых монахами. Пруд и пещеры располагались за современным зданием общежития техникума. В связи со строительством его площадка была снивелирована, а пруд осушен. Есть еще люди 50-и лет, которым доводилось купаться в монастырском пруду и лазить в пещеры, которые были вырублены в плите. Очень возможно, что пещеры в какой-то части сохранились под грунтом. Со временем этот вопрос надо прояснить с помощью археологов.
О пребывании Петра в Никольщине упоминаний нет, но только он и его соратники не единожды проезжали Гдовской дорогой (впоследствии трактом). До Петра тут хаживал шведский король Густав Адольф (в 1614 году, для взятия Гдова), а после Петра – Екатерина – для дачи герба Гдову и далее — проездом в Белоруссию. Вот некоторые сведения о возможных проездах высокопоставленных вельмож через местность Поля. Около сотни лет после упразднения монастыря храм и место возле него беднели. Об этом живописует выскатский на протяжении тридцати лет церковный староста и старшина Ефим Андреев — примечательнейшая личность окрестных мест. Им написаны две книги по истории края. Книги включают важные сведения по Православию и впервые резюмируют сведения этническо-исторического порядка. О нем известно, что он был храмоздателем Выскатки, смолоду поновлял иконы, путешествовал в Святые места, имел общение с влиятельными особами (с некоторыми состоял в переписке), учредил и выстроил Выскатское училище (школу), при нем существовали церковная и большая личная библиотеки, Он был отмечен специальными наградами и благодарностями царских особ. Говорят, что Андреев публиковался в периодике своего времени. — Вот такой человек оставил бесценные труды- описания о Погосте в Полях, а так же о других Святынях и достопримечательностях северной Гдовщины. Е. Андреев отмечает, что погост Поля находился на пути из Нарвы к Новгороду, а впоследствии к Ямбургу. Вследствие близости границы погост неоднократно подвергался нападению неприятеля. Не случайно, писцовые книги описывают монастырские деревни как пустоши, т.е. из них народ ввиду опасности уходил. Так или иначе — впоследствии монастырь и деревни оживали — жители и насельники возвращались, или их место заступали другие.
Дорога от монастыря к Нарове оканчивается в селе Скамья. В связи со Скамьей существует ряд легенд о сидении здесь княгини Ольги или Петра. Иные легенды рассказывают, что Петр со скамьи рассматривал неприятеля на ливонском берегу (такой он был большой).
Касаясь топонима «Скамья», заметим, что в Сланцевском районе (и в соседнем Лужском) до сих пор изредка используются лодки, называемые «камейки». Это обыкновенные долбленки из одного или двух стволов дерева. Счаленные камьи служили некогда для переправ и артельного лова. Таковые помнят на небольшом озере Белом, что находится в приделах Гдовского района. Камьи из одного бревна имеют для остойчивости солидные дощатые «крылья», но и с ними лодки переворачиваются при перегрузе. Тут плыть надо осторожно. Такова иная версия объяснения названия Скамьи, не легендарная. Мы приводим ее в подтверждение того, что путь Скамья-Поля мог существовать издревле как стратегический и оканчивался стратегическими же бродами на Плюссе. Тут можно вспомнить, что броды в Выбутах и Киеве давали такую выручку владельцам, что ее хватало для решения градостроительных задач. Именно с этой выручки княгиня Ольга финансировала строительство Пскова, а Кий Киева. Оба они были перевозчиками — в утерянном понимании этого слова.
Скамья известна некогда старинной крепостцой, входившей тоже в инфраструктуру Иван Город-Ям-Гдов-Поля и т.д. Отсюда некогда начинался наровский Царев берег, который тянулся до Ольгина Креста и далее, очевидно, к Омуту. Государственных интересов в правобережье Наровы было достаточно. Поэтому, Поля напрямую связывались с истоком реки. Именно здесь существовали дорожные и речные волоки (известны деревни: Переволок, Дюк-Переволок и Немецкий Переволок; была и речка Дюк-Переволок). Здесь же деревня Втроя. Одно из значений «троячить» — возить на извозчичьей тройке или перевозить через водную преграду на маленькой лодчонке из трех досок - тройке. — Довольно рискованный промысел перевоза на озере, но пригодный на реке (здесь на реке Втрое). Река эта пересекается старыми дорогами в нескольких местах. Скамья известна судовым промыслом. К середине XIX века скамейцы держали практически все чудское судоходство - кампания «Громов, Абрамов и Ко». Так же было и встарь, ибо в Скамье и Сыренце (в т.н. Устье) оканчивалось плавание озерное и начиналось плавание речное. Для этого здесь существовала смена судов озерных на речные (последние с мелкой осадкой). Скамья давала лоцманов и матросов, воинов и отчаянных рыболовов. Эти все могли отмахнуться от непрошенных гостей. С веками в селе сформировалась своеобразная вольница, звавшаяся во времена Пушкина «Товарищество вольных хлебопашцев», при всем при том, что хлебопашцев насчитывались единицы.
До строительства в Полях каменных храмов церковь была деревянная. Церковь, строенная по упразднении монастыря в 1736 или 1737 году, к 1799 году указана ветхою. Между тем, Ефим Андреев пишет, что: «в 18 столетии деревянная церковь Св. Николая в Польском погосте сгорела, и прихожане ее причислены к Сиженскому приходу». Создалось сложное положение для причта и верующих, возникли многие неудобства. Однако, это свидетельство не находит отклика в клировых ведомостях Никольской церкви и в епархиальных справочниках. В архиве (ЦГИА СПб) есть данные о приписке прихода Польского погоста к Сиженскому погосту. Дело начато 22 октября 1800 года и окончено 26 февраля 1803 года. Оно свидетельствует о обращении благочинного священника Лавра Стефанова к митрополиту Амвросию по поводу ветхости Польского храма «которые делают неблагопристойность Святому месту». Отец Лавр пишет: «В ведомстве благочиния моего, в Польском погосте, во имя Святителя Николая Чудотворца, деревянного строения церковь подобно в ветхом весьма имеется положение, так, что необходимо предложить надобность другую вновь построить…».
Через какое-то время на имя Амвросия из Духовной Консистории поступил доклад о приписке Польской церкви с приходом к церкви Сиженского погоста. При этом указуется: «В Польском погосте ревизских мужских душ 236 полагается по 4 души на двор, причитается 59 дворов, в т. ч. 84 души ведомства государственного и прочих крестьян помещичьих… Священника нет, а находившейся при той церкви священник Семен Алексеев в 1802 году переведен в Ольгин погост… Только при оной дьячок и пономарь и оба холостые… Наличную церковную сумму той ветхой церкви и имеющиеся там церковную утварь, ризницу и прочее имущество… благочинному отдать в упомянутую Сиженскую церковь под расписку священника и церковного старосты с подтверждением им, чтобы церковная сумма без согласия польских прихожан ни на что для церкви Сиженской употреблена в расходе не была. Дьячку и пономарю Польской церкви объявить, чтобы они приискивали для себя места» (26 января 1803 года). Приношение на имя митрополита от «приходских людей» Полей о строительстве «новой Николаевской каменной церкви» поступило 11 апреля 1804 года. На него было получено «одобрение», а 16 мая 1804 года за № 939 вышел указ СПб Духовной Консистории на разрешение строительства.
По другим источникам 28 ноября 1800 года Консистория издала указ на имя благочинного Доможирского храма, священника Лавра Степанова, в котором писалось, что надо «прихожанам немедленно приступить к построению новой церкви». К 1804 году каменный храм был готов. Он был прост и невзыскательной архитектуры. Потолки возвели накатом. Спасенный от пожара иконостас водрузили опять (по Андрееву). Все говорит о небогатом строительстве, однако, в 1850 году к церкви пристраивается каменная колокольня, а место обводится каменной же оградой. Об иконостасе пишется, что он «возобновлен». Это значит, что иконостас, возможно, поновлен, возможно, сделан новый. Освящение каменного храма состоялось 8 или 9 декабря 1805 года. Антиминс освящал епископ Венедикт (21.10.1834). Как реликвии в храме сохранялись древние, еще набойчатые, крашенинные ризы. Причт с 1876 года состоял из священника и псаломщика. Просфорня была упразднена по штату 1843 года.
С 1799 года «никто не желал поступать сюда (в Поля) в священники». Почему — епархия не уточняет. В связи с этим, по построении в 1804 году каменного храма прихожане официально обязались платить причту 100 четвериков ржи и ячменя (т.н. «руга»). Статисты с мест писали, что положение священства польской церкви было бедственным. Прихожане мало посещали храм (едва 100-200 человек). Многие ходили в отход – для торговли и работы в Нарву. Не редкость, когда священник работал и кормился у крестьян. В 1822 году у священника было беспокойство, ибо не имелось хорошей рясы для явления к архиерею.
Близкое личное знакомство с бытом прихожан, душевное сочуствие им привели к тому, что в год декабрьского выступления в С.-Петербурге (1825) в Никольском погосте, когда произошло выступление крестьян, оно было неблагоразумно поддержанно священником Иваном Тарасовым. Крестьяне под присягой, произведенной самим пастырем «поклялись крепко стоять за свою волю» и отказались работать на помещика. Присяга могла производиться в храме.
Это имело серьезнейшие последствия. Смутьяны были наказаны. Многие сосланы в Сибирь. О Иване Тарасове известно, что «в 1826 году он был сослан в Сибирь». Е. Андреев пишет: «Священник умер в тюрьме». Лояльный властям священник соседнего Сиженского прихода, о. Федор Филимонов, «действовал среди помещичьих крестья как ангел-увещеватель, и за то награжден монаршею милостию» — орденом Владимира 4-й степени. Могила его, известного храмостроителя Сижно и усмирителя бунта, сохранилась доныне и чтится прихожанами. На ней стоит древний крест с Голгофой, именем Христа и датой преставления о. Федора – 1838 год. Годы служения о. Федора - 1795-1836 гг. – целых сорок лет в одном храме. Сей человек обладал даром успокаивать мятежные души. О часовнях в 1885 году писалось, что они есть в деревнях Вязовое, Гостицы и сельце Гавриловском (на мызе). Строились часовни около 1800 года. В 1844 году местный помещик Карл Мейер, владевший Гавриловским, Ковригиными, Тепликовыми и Павловыми Полями, а так же частью Карповщины, запретил крестьянам давать церковную ругу (натуральную оплату по уговору). Отчего это произошло сегодня сказать трудно. Возможно, очередной священник принял сторону угнетаемого крестьянства. Для производства оплаты потребовалось вмешательство Духовных властей и плата зерном в конце концов была произведена из личных магазинов (хранилищ) Мейера. Вдову ли, сестру Карла ещё долго помнили и звали «Мейерша».
О какой-то часовне, основанной некими отшельниками, упоминает Ефим Андреев. Он локализует её не совсем ясно: «Между Большими и Малыми Полями часовня во имя Покрова». Скорее всего часовня стояла у брода, сплавной запони или переправы, которые издавна существовали в этих местах. Многометровую широкую сцепку из бревен называли еще «кошель». Возможно, некие монахи поставили своего рода часовню-памятник в знак существования здесь монастыря.
Праздник Покрова Божьей Матери являлся престольным днём деревень Большие и Малые Поля, Подкино, Уткино и Тухтово. Святому Николаю праздновали в деревнях при храме — в Свиридово и Карповщине (к северу и югу от погоста). В Вязовом в память неурожая 1800 года праздновали Успению Божией Матери. Праздник был осиян Крестным ходом. О иных ходах сегодня не известно.
В Лучках праздновали Архистратигу Михаилу. Здесь проходила значимая дорога Гавриловское - Архангело-Михайловское Сижно. Она вела к храму Архистратига Михаила. Эта дорога кормила некоего Воронова Ф.Т. Он содержал на мизерную деревеньку аж две лавки. В советских источниках указывается, что на месте поселка Б. Лучки стояло едва 6 домов. Само название указывает все же на два поселения, судя по всему, небольших.
Богомольцев было много. Ездили через Лучки не только в Сижно, но и далее - в Самро, Выскатку, Иван Ручей, Старополье и, основное, - в Доложск.

Из священников Полей память оставили и стали известны до времен атеизма:
Симеон Алексеев — конец XVIII века, в 1802 году переведен в погост Ольгин Крест;
Герасий Иванов — упомянут в 1806 году, уволен в 1822 году;
Иван Тарасов — происходил из дьячков, в 1822 или 1826 году сослан в Сибирь;
Иоанн кудрявцев — в 1836 г. перемещен в С. Петербург, в домовую церковь князя Васильчикова;
Василий Кемецкий — лишен места в 1852 году;
Александр Тихомиров — умер в 1857 году;
Александр Петрович Редкинский — сын дьякона, закончил СПБ Духовную Семинарию, рукоположен к Польской церкви 29.04.1858 года;
Алексей Николаевич Молчанов — сын пономаря, закончил СПБ Духовную Семинарию в 1871году, рукоположен к Польской церкви 20.07.1874 году, с 6.07.1882 года помощник благочинного на 1-е трехлетие;
Николай Кононович Кузнецов — сын крестьянина Тверской губернии, образование домашнее, 27.06.1887 года принят в Духовное ведомство СПБ епархии, 08.07.1887 рукоположен во священники, перемещен к Польской церкви 09.07.1891 года, с 22.02.1912 года духовник 2-го благочинного округа.
Именно при отце Николае была возведена последняя каменная церковь прихода. Добрая память о нем, сохраненная в рассказах старожилов, не безосновательна. Перечень заслуг этого человека огромен. Пользуясь случаем, приведем немногие факты об отце Николае.
Отец Николай
(Николай Кононович Кузнецов)
Служить в Никольской церкви Полей о. Николай начал в 51 год. Родом он был из с. Еська, Бежицкого уезда, Тверской губернии. По резолюции митрополита Исидора (очевидно, ввиду больших заслуг перед Церковью) принят в Духовное ведомство СПБ епархии (1887). Практически через 2 недели Преосвященнейшим Сергием Епископом Ладожским рукоположен во священника. С 1891 г. служит в Полях. В клировых ведомостях Никольской церкви (1916 г.) указан как Протоиерей (76 лет от рождения) и духовник 2-го благочинного округа. О годах его последующего служения нам не известно, поскольку, в годы революционной смуты традиции статистики епархии (и не только ее) были нарушены.
Награды, благодарности, подношения о. Николаю (Кузнецову)
09.05.1889 — поднесен прихожанами Спас Преображенского прихода (по месту первого служения) наперсный крест за труды по устройству приюта и школы с разрешением митрополита Исидора. 18.08.1890 — за усердие к Храму Божиему объявлено архипастырское благословение. 09.05.1898 — за труды в проповедовании слова Божия и построение храма в Полях пре¬поднесен прихожанами наперсный крест с разрешения Его Высокопреосвященства. 18.09.1898 — награжден набедренником. 15.04.1902 — награжден скуфьею. 09.05.1903 — наперсный крест от крестьян Старопольского прихода с разрешением Его Высокопреосвященства. 03.02.1904 — награжден орденом Св. Анны 3 степени.
06.05.1904 — награжден камилавкою.
06.05.1905 — награжден с благословением грамотой Святейшего Синода.
31.08.1905 — благодарность за пожертвование в Польскую церковь церковных вещей.
27.06.1906 — благодарность Государыни Императрицы Александры Федоровны за поднесение в благословение наследнику цесаревичу Алексею Николаевичу иконы св. Власия.
01.08.1906 — благодарность за поднесение Её Императорскому Высочеству Государыне Императрице Александре Федоровне иконы Казанской Божией Матери.
13.09.1907 — высочайшая благодарность от Государя Императора за выражение во всеподаннейшем прошении любви и преданности Его Императорскому Величеству.
21.09.1907 — благодарность за ремонт церкви на собственные средства.
06.03.1909 — награжден наперсным крестом от Святейшего Синода.
10.03.1909 — за поднесение Государю Императору иконы Святителя и Чудотворца Николая благодарность от Государя.
29.11.1910 — благодарность от епархиального начальства за пожертвование построенного на свои средства дома для дьячка и церковной сторожки.
15.04.1911 — избран Почетным Членом Братства Пресвятой Богородицы.
28.04.1911 — благодарность СПб Епархиального Училищного Совета за энергичную и плодотворную деятель¬ность на пользу церковных школ.
22.02.1913 — указом № 1273 утвержден в должности Духовника 2-го Гдовского благочинного округа.
Имел медаль в Память царствования императора Александра III, медаль в память 25-летия церковно-приходских школ, грамоту за № 2210.
К 1916 году в приходе было 11 населенных мест: Лучки, Уткино, Тухтовка, Гостицы, Большие Поля, Малые Поля, Засеки, Свиридово, Карповщина, Подкино и Вязово. Дворов – 295, лиц мужского пола – 873 чел., женского пола – 921 чел., итого 1794 чел. Из них лиц духовного звания 6 чел. (обоего пола), статских 12 чел. (обоего пола) и мещан 9 чел. (обоего пола).
Имелось 4 Церковно-приходских школы (ЦПШ) в дд.: Поля (Николаевская 2-х классная школа при церкви), Ковригины Поля (Большие Поля, в левобережье р. Плюсса), Гостицы и Тухтово. Все школьные здания Протоиерей о. Николай возводил на свои средства. В 1913 году, в год Юбилея царствования Дома Романовых, о. Николай провел сбор денег на покупку очередного школьного здания в д. Вязовое. Таким образом, священник о. Николай являлся просветителем нашего края. Храм и школа шли рука об руку. Дети его тоже служили Богу и делу просвещения. В 1916 году сын Алексий (40 лет) был инспектором Вифанской Духовной Семинарии, являясь Архимандритом; сын Иоанн (36 лет), студент семинарии, состоял классным надзирателем в Петроградском Александро-Невском Духовном училище; дочь Мария окончила курс в Петроградском епархиальном Исидоровском училище, преподавала в Польской Николаевской ЦПШ; имела медаль в память 25-летия ЦПШ; дочь Параскева (30 лет) состояла в замужестве за священником с. Ивановский Ручей Александром Бебиным.
В 1916 году о. Николай пожертвовал в Польскую церковь 2000 рублей личных средств. Финансирование пяти школ в 1913 году осуществлялось Выскатским волостным правлением. Большую сумму (100 руб.) получала Польская Николаевская ЦПШ, меньшую (20 руб.) школа в Вязовом. Почти аналогичное финансирование осуществлялось и в 1916 году, но из Гдовского уездного отделения. Общая сумма финансирования школ: 1913 г. – 235 руб., 1916 г. – 225 руб.
Между тем, Выскатский волостной старшина, Ефим Андреев, в источнике 1885 г. указывает: «Грамотных (в приходе Поля) не более… 10 человек, да и те едва умеют подписать свое имя. Школа открыта в 1860 г. в доме священника (Александра Редкинского). Ныне собирают средства на постройку для школы особого дома».
С приходом в Поля о. Николая (1891) дело значительно сдвинулось. В 1870-е гг. вцелом по Гдовскому уезду на 100 мужчин было 19 грамотных, а на 100 женщин… одна-две. Учились в те годы: один мальчик из 4-х и одна девочка из 25-ти. Кое-где девочек в школах вообще не было; кое-где не было самих школ. Статистика же по школьному обеспечению в Полях была удовлетворительная (1906):
ЦПШ при церкви: 38 мальчиков, 26 девочек. Учительница – П. Н. Кузнецова, дочь священника.
2-я ЦПШ – д. Ковригины Поля (открыта в 1903 году); 20 мальчиков, 20 девочек.
Школа грамоты – в д. Тухтово; 12 мальчиков, 12 девочек. Учительница – дочь Начальника Польского почтового отделения – Ольга Николаевна Кузьмина, окончившая курс в Доложском 2-х классном училище МНП. 2-я Школа грамоты – в д. Гостицы (вновь открыта в 1903 г.); 22 мальчика, 18 девочек. Учитель – крестьянин д. Б. Кондуши – Яков Стефанович Хозяинов, окончивший курс Скамейского 2-х классного училища.
Итого обучалось единовременно 168 детей на 254 двора; на 1682 прихожанина около 10% жителей – большой процент даже по современным понятиям. Необходимость знаний для экономического успеха и общего развития явно осознавалась жителями прихода. Огромная роль здесь принадлежала о. Николаю.
06.04.1910 выдержал испытания и получил удостоверение на звание Учителя ЦПШ дьякон польской церкви Василий Борисович Пикулин (37 лет). Он происходил из крестьян СПБ губернии. Возможно, и он преподавал в одной из указанных школ.
В 1913 году учительницей Никольской ЦПШ состояла Лебедева Вера Николаевна (21 января 1888 года рождения), сестра священника погоста Рудно — Лебедева Бориса Николаевича (20 января 1885 года рождения), который в свою очередь заведовал и законоучительствовал в Рудно, Дубке, Рыжиково и Рожках.
Вот что рассказывала в недавнее время о кончине о. Николая Анна Павловна Муравьева,1914 года рождения: «Первый священник нового храма был добрым, умным, бескорыстным человеком. Его еще при жизни называли Святым. И вот попросил он схоронить себя под гранитной плитой у крыльца церкви. «Пусть прихожане, — говорил он, — ходят по мне, грешному. Памятника никакого не надо». И, перед тем как встать на первую ступеньку крыльца, всякий входящий, казалось бы, должен был встать на могильную плиту священника. Но знающие не вставали. Лишь дети вставали – по неведению. Прихожане приноровились наступать на крыльцо сбоку».
Самой рассказчице крестная ввиду почтения к усопшему приказала ступать тоже сбоку. По разным рассказам известно, что плита на могиле о. Николая была большая - 2х2 или даже 2х3 метра.

Дополнения
Краткие историко-статистические сведения о церквах и приходах Гдовского уезда.
Из записок крестьянина Ефима Андреева.
3) Поля.
Погост Поля находится на правом берегу р. Плюсы. Прихожане его были в вотчине Гдовского Николаевского монастыря. Погост доселе называется в народе «Никольским». Находясь на пути от Нарвы к Новугороду, и впоследствии — к Ямбургу, на Шереметьевском тракте, он подвергался не раз нападению и разорению от неприятелей. Могилы шведов и рыцарей, начиная от Ольгина креста, чрез Поля и Сижно, имеют свое направление к Новугороду, на юго-восток. За Плюсой, от Польского погоста, на запад, по левому берегу ее, тянется большая почтовая дорога от Гдова к Нарве, ознаменованная неоднократным путешествием по ней Петра Великого и Екатерины II. Деревня Гостинцы, находящаяся на большой дороге, замечательна тем, что переводчик шведского короля жаловался Московским послам, почему они, уже бывши на пути к Нарве, для переговоров о перемирии, в 1658 г., воротились ив деревни Гостинцы и остановились в деревне Яме, на Нарове (бл. Сыренска). Мир тогда заключен в Валиесари, на Нарове.
В 18 столетии, деревянная церковь св. Николая, в Польском погосте, сгорела, и прихожане ее причислены к Сиженскому приходу, но в 1806 г., вместо сгоревшей, построена каменная, небольшая, простой архитектуры, с накатным, деревянным потолком. В нее помещен иконостас, спасенный из сгоревшей церкви. В 1850 г. к ней пристроена каменная колокольня и ограда; а иконостас возобновлен. Приход раскинут вдоль р. Плюсы. Нравы жителей просты, но еще грубы. В праздничные дни мало народу в церкви, потому что жители, по близости Нарвы, часто в эти дни ходят туда по своим делам. Промыслы их составляют плитоломня и обжигание извести, которой много требуется в Нарву, а также — рубка и доставка дров в Нарву.
В 1824 или 1825 г. высокопр. Григорий, митрополит Новгородский и С.-Петербургский, обозревая Петербургскую епархию в качестве викария, был в Полях и совершал литургию в воскресный день. Сюда собраны были и все окрестные священники. В 1825 г., в этой же церкви, местный священник Иван Тарасьевич, имел неблагоразумие привести к присяге крестьян соседнего помещика, поклявшихся стоять крепко за «свою волю» и, взволнованный невольно, народ отказался работать своим помещикам. Произошло много неприятностей; многие пострадали и сосланы в Сибирь; несчастный священник умер в тюрьме. Напротив о. Феодор Филимонович действовал среди помещичьих крестьян, как ангел-увещатель, и за то награжден монаршею милостию.

Литература.
Краткие историко-статистические сведения о церквах и приходах Гдовского уезда. Из записок крестьянина Ефима Андреева. // Историко-статистические сведения о С.-Петербургской епархии. Выпуск Х. СПБ. 1885.

Статью добавил(а): Анонимный участник,  27 апреля 2010

В.И. БУДЬКО
СЕВЕР ГДОВЩИНЫ
ПСКОВСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ
2005
Низовская церковь в Полях
Сланцевская церковь во имя Казанской иконы Божьей Матери находится в нескольких километрах к северу от деревни Большие Поля, по старому тракту Гдов-Нарва. Изначально она являлась приписной церковью-школой и располагалась в селе Низы. По планам строительства Прибалтийской ГЭС в г. Нарва село Низы и несколько деревень по Нарове и вверх от устья реки Плюссы должны были быть затоплены водами водохранилища. В этих условиях произвели выселение населения затопляемой зоны. Однако расчеты не во всем оказались верны. К примеру, - выселенная деревня Подкино не подверглась затоплению. Низы же, относившиеся к старинному погосту Черно (приходский храм во имя Святой Троицы), оказались под водой. В преддверии этого верующие и инициативные жители предприняли перенос дорогого им храма в безопасную местность близ Больших Полей. Это, впрочем, не избавило от посягательств в годы хрущевских гонений на церковь, когда храм едва удалось отстоять. Долгие-долгие годы атеисты из руководства города организовывали милицейско-общественные кордоны на дальних и ближних подступах к нему в дни проведения Крестных ходов, особенно на Пасху. Задача кордонов была отсечь притекавшую молодежь, которую усаживали в специальные машины и заворачивали в город. Само место поставления перенесенного храма находится в нескольких километрах от последней остановки пригородного автобуса. Не каждый верующий сумеет попасть на службу. – Слишком далеко идти. Особенно тяжело больным и престарелым. По сведениям епархии Низовская церковь во имя Казанской Божией Матери была построена в 1898 году. До нее в тогдашней деревне в 1866 году отмечены две деревянные часовни – одна во имя Святых мучеников Флора и Лавра, вторая во имя Святого Архистратига Михаила. В это время в деревне насчитывалось 24 двора и 135 жителей. Находилась она в пятнадцати верстах от прихода, что создавало большие сложности с посещением служб.
После отмены крепостного права в 1861 году повсеместно инициативный люд начал зарабатывать немалые деньги. Это дало возможность на изломе веков выстроить в северной Гдовщине до десятка новых храмов, в т.ч. большие храмы Пенино, Козьей Горы, Старополья, Рудно, Ольгина Креста, Скамьи, Зажупанья. Меньшие храмы возвели в Новоселье, Иван Ручье, Шавково. В ряду последних и был храм-школа Низов. Аналогичная храм-школа во имя Покрова в это же время выстроилась в старинном торговом селе Ложголово.
Освящение низовской церкви при церковно-приходской школе было произведено благочинным Ямбургского Екатерининского собора священником Алексеем Васильевичем Братолюбовым (8.07.1899). Всего на 10 населенных мест Черновского прихода в 1906 году существовало 6 школ. Низовская насчитывала 27 учащихся. По всем школам законоучительствовал священник Василий Соколов. Занятия начинались с 15 сентября.
Василий Аристархович Соколов (20.02.1877 г. рождения) происходил из Пашского погоста, Новоладожского уезда. В 1900 г. окончил Санкт-Петербургскую Духовную семинарию. Определен на служение в Черно 14.10.1900 года. В 1902 году награжден набедренником, в 1906 – скуфьею, 06.05.1910 – камилавкою. Он служил до времен революций. Дальнейших сведений о нем, к сожалению, пока нет.
В 1920 году по Тартусскому договору Низы и несколько иных деревень прихода перешли под юрисдикцию Эстонии (Усть-Черно, Марьинско, Жердянка и др.). Рассказывали, что в 1922 году храм-школа был перестроен. Эстонская власть в отличие от советской богослужению не препятствовала. Оно продолжалось по всем православным церквям правобережного Понаровья - в Низах, Ольгином Кресте, Скамье и Криушах. В левобережье служили в Нарве, Яме и Сыренце. Эстонские хуторяне за неимением лютеранских и прочих неправославных храмов иногда посещали православные. Для иноверческих захоронений создавались лютеранские участки на православных кладбищах Скамьи и Ольгина Креста. В Сланцах существовало старинное Лютеранское кладбище в деревне Большие Поля. Сходная ситуация должна была существовать при храме Криуш.
Рассказывали, что низовскую церковь любил посещать и совершать в ней богослужения архиепископ Нарвский и Изборский Евсевий, который наставлял прихожан словами: «Русский народ не пропадет и не погибнет, покуда он будет православным. Быть русским – значит быть православным».
Количество русского населения в Понаровье превышало 90%. Не секрет, что существовала известная «настороженность» эстонской власти по отношению к нему. Так сложилось исторически на протяжении столетий, что русские и эсты воевали. Дело усугублялось вмешательством иностранцев. Эти даже насадили эстам свою веру.
Кое-кто из русскоговорящего населения Принаровья бежал в пределы СССР. Известны приходы целых делегаций на советские пограничные кордоны. – Люди подвергались известной пропаганде. Тем или иным путем к ним попадали советские газеты и издания прославлявшие новоявленную власть. Никакого негатива о советской жизни в них не было. Часть пограничников скептически смотрела на обращающихся. Некоторые пришедшие на кордоны (иногда колоннами и с флагами) просились в СССР, часть для воссоединения с родственниками, часть по идейным соображениям. Бывало и общение через Нарову (люди и родственники перекликались), но это было связано с большим риском. Перебежчиков (часто с семьями) отправляли на заставу и далее в комендатуру Сланцев. Арестованных мужчин привязывали к седлу конвоира. Близкие, большие и маленькие, шли сзади гуськом. Не редки были процессы о шпионаже. Простых беженцев выдавали за диверсантов и шпионов – в духе того времени. Суд, располагавшийся близ Никольского храма (в конце одной из Советских улиц, территория современного города Сланцы), выносил полагающиеся вердикты.
В связи со сложной приграничной обстановкой в правобережье Наровы существовал особый полувоенный режим власти. Военные стояли в Скамье, Печурках и других местах. Не все были довольны установившимися порядками. Многие потеряли лес, землю, недвижимость, вклады и дело в советском приграничье.
По сведениям краеведа Н. Баклагина в июле 1941 года при обстреле беженцев пострадало село Низы и низовская церковь. Впоследствии тщанием верующих она была отремонтирована и спасена. Известно, что 17 июля 1941 г. люди, уходившие пешим ходом в эвакуацию на восток через Нарву вместе с отступавшими из-под Гдова группами красногвардейцев внезапно были застигнуты бомбежкой. В небе безраздельно господствовали тогда немецкие самолеты. Солдаты и беженцы, укрывшиеся в храме, не пострадали. Устоял храм и в период с 18 июля по 18 августа 1941 г., когда по Нарове, по устью Плюссы и по реке Пяте прошла линия советско-германского фронта, когда от разрывов тяжелых артиллерийских снарядов в Низах и окрестностях в домах вылетали стекла вместе с рамами.
Известно, что с Православных праздников осени 1941 года сланцевчане и сельские жители округи, находившиеся в оккупации, начали большими и малыми группами ходить в Свято-Казанский храм Низов. Принимали их гостеприимные жители села. В тяжелейшую годину войны Низовская церковь фактически становилась и городским храмом Сланцев. Надо отметить, что посещение храма в оккупацию было затруднено наличием границы, охрану которой немцы вручили кордонам эстонской военно-националистической организации «Омакайсте». Эстонцы требовали предъявить «аусвайс» - пропуск. Зачастую вымогали натуроплату за проход: сало, сметану, яйца, масло.
Помощь Псковской Православной миссии в открытии церквей, в налаживании церковно-приходской жизни в нашем крае явно была востребована нашими русскими людьми.
Все деревни Низовского прихода и храм уцелели и в 1944 году, когда линия фронта с февраля – по сентябрь пролегла вновь по реке Нарове, когда здесь проходила ожесточенная Нарвская битва. Освобождение Низов произошло в 2 часа ночи 2.02.1944 года воинами 2-й Ударной Армии. Стремительный бросок войск спас от планов «Омакайсте» сжечь храм и село. Молодчиками этой полиции уничтожены храмы Скамьи, Ольгина Креста, Криуш и Рудно. Пострадали и другие погосты. Почему-то ни о какой компенсации за разрушения храмов противная сторона сегодня речи не ведет.
Перенос церкви перед затоплением осуществляли в 1954 или 1955 году (рассказывают по-разному). Священник Александр (Дубровский), проживавший в Низах после закрытия сиженского храма в 1951 году, руководил работами. Ему помогали верующие и доброхоты. Отец А. Дубровский в 1930-х годах служил священником в Петропавловской церкви села Сомино на востоке нашей области. Подвергся гонениям и репрессиям от безбожной власти - был арестован и заключен в тюрьму.
В годы Великой Отечественной войны был из нее освобожден и добровольно ушел на фронт сражаться за Родину. Прошел дорогами Великой Отечественной до границ Германии, в составе войск I Белорусского фронта. Был ранен, по излечении в госпитале ему было предложено вернуться к пастырскому служению. В победном 1945 году по благословению митрополита Ленинградского и Новгородсого Григория II возглавил приход церкви Св. Михаила Архангела в селе Сижно нашего Сланцевского района. Приходилось жить с большой семьей прямо в сиженском храме (в комнате при входе). В дальнейшем проживал в городе Сланцы, на самом берегу Плюссы. Годы его жизни – 1893-1974. Похоронен с супругой на Большепольском кладбище. Дети его до сих пор проживают в Сланцах.
Подвиг отца Александра не забыт сланцевчанами. Благодаря его усердию в Сланцах была возведена церковь. Ее явно не хватало верующим и страждущим. По вопросам прихода приходилось обращаться даже в Москву. По закрытии прихода в Сижно колокол оттуда перенесли в Польскую перенесенную церковь. Она, воистину, явилась символом воссоединения русского народа.
Граница с Эстонией прошла по Нарове. В целом ее (введенную в одностороннем порядке российской стороной в годы Перестройки) следует признать неудовлетворительной. Эстонии отошли наровские острова и фарватер. В садоводческом товариществе «Здоровье» (стык Сланцевского и Гдовского района, берег Чудского озера) при отходе вод озера (в жаркие годы) пляж оказывается… в Эстонии. Именно по нему (или по акватории) идет граница, не по середине озера. Парадоксально, но даже в селенье Скамья, на дамбе, известны случаи снятия российских сетей эстонскими пограничными службами. Это правобережье.
После отца Александра в польском храме служил священник Игорь Тихомиров (с 1975 года). При нем была зарегистрирована новая церковная община в Сижно. Планировали восстановить к богослужению старинную Михайловскую церковь. Под этим предлогом заинтересованные пытались закрыть польской храм. Божьим промыслом это не удалось. Теперь близ города две действующих церкви.
Недавно освятили место строительства городского храма во имя Святого Праведного Серафима Саровского. До благодатных времен его постройки верующие посещают часовню во имя его же, водительствуемые добрым пастырем о. Алексием (Гришановым). Дай Бог осуществить ему нелегкое строительство.

Литература.
Баклагин Н. Русский православный Святой и Провидец. Гдовская заря. 23.11.1999.
Баклагин Н. Наша Святыня. Знамя труда. 12.11.1992.

Комментарии и обсуждение

Фотография храма во имя Св. Пророка Илии в с. Скамья. http://fotki.yandex.ru/users/budko-vowa/view/216738?page=0 Храм уничтожен в годы Великой Отечественной войны.
18 июня 2010.


Внести изменения в объект

Что нужно изменить:

Пожалуйста, не забывайте указывать источник ваших данных.

Добавить статью или комментарий

Текст статьи

Если Вы не являетесь автором статьи – не забудьте, пожалуйста, указать источник


Пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь. Анонимно вы можете отправить лишь небольшое уточнение. Добавлять в каталог полноценные статьи могут лишь зарегистрированные авторы.




Добавить фотографию

Только зарегистрированные пользователи могут добавлять фотографии в каталог.